Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

Окна жизни или Ящик для ребенка?

Слушать аудиоверсию 0:00 / 13:39
Синтезированная речь
Окна жизни или Ящик для ребенка?
Окна жизни или Ящик для ребенка?

Эту статью меня побудила написать новость, которую я прочла недавно в сети – «10 сентября в бэби-бокс г. Ставрополя подложили полуторамесячную девочку. Спустя несколько часов в больницу обратилась женщина, назвавшаяся матерью ребёнка. Она заявила, что дочку похитила бабушка и без её ведома сдала в бэби-бокс. По данным СМИ, бабушка решилась на поступок после ссоры из-за нехватки средств на воспитание и уход малыша. В неполной семье помимо новорождённого воспитывается ещё один ребёнок».

Оказалось, что случившееся имеет резонанс во всероссийском масштабе. До этого я практически ничего не знала о бэби-боксах. Точнее я представляла его гораздо оптимистичнее, чем это есть на самом деле. Споры о приёмнике для младенцев до сих пор не утихают, если не сказать, что время от времени набирают обороты.

Естественно, для составления полной картины, в первую очередь я обратилась за помощью в интернет. Эта статья и будет кратким обзором всего, что поразило меня в поисках информации.

«Окно жизни» или т.н. babybox — это специально оборудованное в медицинском учреждении место в виде металлопластикового окошка со стороны улицы и специальной кроваткой — колыбелью с внутренней стороны здания. Открывая «окно жизни» снаружи, малыша кладут на специальную комфортную кроватку, после чего дверцу закрывают или она закрывается сама в течение минуты. Дверца «окна жизни» блокируется через 30 сек., после чего снаружи её уже невозможно открыть. Около бэби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Об оставленном младенце внутри помещения узнаютпо тревожному звонку и миганию лампы.

Малыша осматривают специалисты, делают первичные анализы. Сообщается о найденном ребёнке в полицию и в органы опеки. Мама, оставившая в бэби-боксе своё дитя, не несёт уголовной ответственности, если на малыше нет телесных повреждений. В противном случае её будут разыскивать.

Если ребёнок не объявлен пропавшим и его родители неизвестны, ему присваивается статус подкидыша. Далее его судьбой займутся органы государственной опеки. В соответствии с российским законодательством новорождённому будет оказана юридическая помощь по устройству в специализированные учреждения. При этом мать может передумать и вернуть себе дитя — после генетической экспертизы, но до того момента, пока его не усыновили».

(так описывают бэби-бокс на сайте организаторов «Колыбель надежды»)

Немного истории

Отсеки для подкидышей существовали в той или иной форме на протяжении столетий. Эта система была широко распространена в средние века.

Первое «колесо подкидышей» было создано в Италии в 1198 году. Папа Римский Инокентий III признал, что подобные приспособления должны быть организованы при приютах, с тем, чтобы матери могли анонимно оставить своего ребёнка, а не убивать его. Отсек для подкидышей представлял собой цилиндрическое устройство, вмонтированное в наружную стену здания, наподобие вращающейся двери. Мать клала ребёнка в цилиндр, вращала его так, чтобы ребёнок оказался внутри церкви и, затем, звонила в колокольчик, чтобы оповестить смотрителей.

В Германии первое подобное колесо было установлено голландским торговцем в 1709 году в детском приюте. В 1712 году колесо убрали, так как количество детей, подброшенных таким образом, было столь велико, что приют не мог их содержать.

Во Франции «вертушки для подкидышей» были созданы Викентием де Полем , который в 1638 году организовал в Париже первый детский приют. Подобные вертушки были узаконены императорским декретом 1811 года, и согласно данным писательницы Анны Мартин-Фужьер, их число во Франции достигало 251. Несмотря на то, что количество детей, подкинутых таким образом достигло десяток тысяч в год, экономические проблемы вынудили упразднить «вертушки» в 1863 году и заменить их на «приёмные отделения», где матери могли как анонимно отказаться от детей, так и получить консультацию. Официально «вертушки для подкидышей» были упразднены в 1904 году. В настоящее время во Франции женщины могут анонимно родить в больницах и там же оставить ребёнка.

В Бразилии и Португалии подобные вертушки («roda dos expostos» — «вертушка для брошенных на произвол судьбы») стали широко использоваться после того, как Королева Мария I объявила 24 мая 1783 года, что во всех городах должны появиться госпитали для беспризорников. Одним из таких примеров является вертушка, установленная в госпитале Santa Casa de Misericordia в Сан-Пауло 2 июля 1825. Она прекратила свое существование лишь в 1949 году после пятилетних дебатов о её несовместимости с принципами современной социальной системы.

В Британии и Ирландии, подкидышей приносили в приюты, получавших финансирование с налогов для бедных. Также существовали приюты в Лондоне и Дублине; дублинский госпиталь для подкидышей установил вертушку для подкидышей в 1730 году.

Современное общество

С 2000 года этот проект был реализован во многих странах, получив особое распространение в Германии, где на настоящий момент существует около 100 таких «приёмников». Первый современный бэби-бокс был создан в Германии в Алтоне 11 апреля 2000 года после ряда случаев смертности среди детей в 1999 году, брошенных и найденных мертвыми от неблагоприятных воздействий внешней среды. К 2010 году 38 детей были подброшены в бэби-бокс «Найденный ребёнок» в Гамбурге, 14 из них впоследствии были возвращены матерям.

В США понятия «бэби-бокса» как такового не существует. Однако почти все штаты ввели понятие «Закона безопасной гавани», который позволяет родителям анонимно на законных основаниях отказаться от своего новорожденного ребёнка (не старше 72 часов) в определенных установленных местах, называемых «тихая гавань», таких как пожарные станции и госпитали. Этот закон носит разное название в разных штатах.

В России впервые проект «бэби-боксы» реализовался в 2011 году в Краснодарском крае. В дальнейшем они стали появляться во многих городах страны. Стоит каждое такое «окно жизни» около полумиллиона рублей. С пропагандой внедрения в России бэби-боксов выступает основанный в Перми благотворительный фонд «Колыбель надежды» и её руководитель Елена Котова.

Сторонники распространения ящиков для детей в России уверены, что таким образом «спасают» жизнь детям. Бэби-боксы призваны помочь остаться в живых новорожденным младенцам, от которых решили отказаться их биологические матери и позиционируются создателями, как гуманная альтернатива холодному подъезду или мусорке, куда выбрасывают «ненужных» детей.

Противники установки подобных боксов, считают, что это ложный посыл. По их мнению, подкидывают детей в такие устройства матери оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, а вовсе не потенциальные детоубийцы. Они считают, что — это специальные камеры, установленные при медицинских учреждениях, в которые можно совершенно безнаказанно положить своего нежеланного новорождённого ребёнка. Если женщина родила в подвале, вряд ли она захочет ехать куда-либо с ребёнком, чтобы оставить его. Да и будет ли она вообще знать о существовании таковых?

С самого начала реализации вокруг проекта возникали нешуточные споры, в настоящее же время это явление вызывает серьезные опасения и со стороны РПЦ, и со стороны официальных лиц — медиков и психологов.

Несколько месяцев назад уполномоченный по правам ребёнка России Павел Астахов жестко критиковал создателей бэби-боксов за личную предпринимательскую заинтересованность в установке этих камер. Главный омбудсмен страны заявлял, что так называемые «окна жизни» противоречат нормам Российского законодательства. Протесты выражали и представители Комитета ООН по правам детей, а также главы некоторых регионов России. Самые серьезные опасения, которые вызывают бэби-боксы, касаются морального аспекта, а именно — не станет ли распространение «окон жизни» стимулом для родителей, не желающих воспитывать своих детей, легко и безнаказанно уклоняться от своих обязанностей?

«Ребёнок оставляется анонимно, а каждый ребёнок имеет право знать о своей матери, отце, это должно быть оформлено юридически, эти процедуры существуют, и их нельзя нарушать. На 500 тысяч рублей лучше поддержать мать, которая хочет отказаться от новорожденного, чем потратить эти деньги на установку одного бэби-бокса» - поясняет Павел Астахов.

Известные психологи страны с самого начала призывали к общественной дискуссии по поводу бэби-боксов, поскольку социальные явления могут быть негативными. К примеру, Александр Корнетов, декан факультета клинической психологии, психотерапии и социальной работы СибГМУ, небезосновательно отмечал, что «бэби-боксами мы как будто специально поощряем отказ от детей». А психолог Анфиса Калистратова убеждена, что женщина, способная в состоянии аффекта на убийство младенца, в любом случае сделает это, даже если где-то в ее голове будет информация о существовании бэби-бокса.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отмечает: «Клиенты бэби-боксов — это не потенциальные убийцы, а потенциально заботливые мамы в тяжёлой жизненной ситуации или постродовой депрессии, которым нужна помощь специалистов, а не ящик для сдачи ребёнка. Государство тратит бюджет, чтобы отдать ребёнка стало еще легче. В первую очередь, нужно было бы добиваться того, чтобы каждая женщина, которой тяжело, могла остаться с ним, а не искатьудобный анонимный ящик, в который она сможет засунуть его».

Узаконить проект бэби-боксов, рождённый в Пермском крае, намерены в Госдуме. Его поддержали на федеральном уровне и хотят установить регламент по эксплуатации. Там же считают, что осведомлённость о существовании бэби-боксов может способствовать уменьшению количества абортов и убийств детей. Хотя по официальной статистике в год по всей России делается до 900 тысяч абортов, а в бэби-боксах остаётся только 10 детей. Так что особого влияния на сокращение абортов нет, тем более по существующим законам, женщина всегда может отказаться от ребёнка и в больнице.

Ранее Фонд «Колыбель надежды», который реализует этот проект на территории всей страны, заручился поддержкой Общественной палаты РФ. Согласно приказу председателя СКР Александра Бастрыкина, Елена Котова, инициатор и организатор фонда, награждена медалью СКР «За содействие». Федеральное ведомство высоко оценило деятельность Котовой в сфере социальной поддержки и помощи семьям в трудной жизненной ситуации, а также профилактики отказа от детей.

Я не берусь судить о том, есть ли необходимость устанавливать в России бэби-боксы. Любой здравомыслящий человек поймёт, что дело не в них, а в обществе в котором мы живём. И возможно при том состояние в котором наш социум находится, это и будет решением вопроса в каком-то конкретном случае. Но разве это решение самой проблемы, самой причины – почему отказываются от детей? Отсутствие денег и мало обеспеченность, для меня лично, никогда не будет оправданием, хотя опять же повторю, что не берусь судить тех, кто оставляет своё дитя. Есть множество примеров, когда матери, сталкиваясь с различными трудностями и, возможно, даже критичными, тем не менее и мысли не допускают отказаться от своего маленького человечка, данного Высшими силами.

Все же наберусь смелости и скажу, что причина в малодушии, в самой допустимости того, что ты можешь это сделать. А эту возможность даёт нам общество и законы поощряющие это. Конечно, если несколько жизней будут спасены в бэби-боксах, это уже хорошо, но гораздо лучше продумать меры по оказанию помощи малоимущим беременным и просто молодым женщинам, попавшим в трудную ситуацию. Поэтому усилия государства и общества должны быть направлены на профилактику отказов, на пробуждение сознания, поднятия его на другой духовный уровень, и конечно же помощь и поддержка молодого поколения в его воспитании и становлении на путь во взрослую жизнь. Такие социальные проекты, как отказ от алкоголя, курения и поощрение ведения здорового и здравого образа жизни – вот, что крайне необходимо нашему социуму не только в нашей стране, но и в мире. Пробуждение доброты и сострадания к окружающему способно изменить многое.