Психологические последствия аборта

женщина, беременность
Второй жертвой аборта является женщина, 
но кто воспринимает серьёзно её боль? 
Едва ли кто-то даже задумывается над этим. 
Бернард Натансон 

Аборт  — это противоестественный акт, вызывающий, кроме физических осложнений, настоящие душевные расстройства, личностные изменения и чувство внутренней опустошённости. Все эти проявления получили название «постабортный синдром». Его симптомы подробно описаны в психологической и медицинской литературе. Такое действие как аборт настолько противоречит материнскому инстинкту, женской природе, что его можно сравнить с  бомбой замедленного действия, которую женщина помещает в собственное подсознание. Нормы и правила общества, родители, которые не могут смириться с тем, что их дочь «опозорит» семью, статус матери-одиночки давят на беременную женщину весом многотонного монолита. И она принимает, как ей кажется, самое правильное решение  — аборт. Но  даже многочисленные причины, такие как отсутствие мужчины, работы, которые женщина озвучивает в своё оправдание, не могут повлиять на глубинные слои психики. Убив ребёнка, она убивает часть себя. Задумайтесь: люди с  ампутированными конечностями или внутренними органами могут ощущать их энергетическое присутствие даже через длительный промежуток времени. Это явление известно как фантомные боли. Ребёнок — это неотрывная часть матери не  только на  физическом уровне, но и на уровне души. Даже после рождения мать и дитя связаны в течение нескольких лет, и опытные доктора знают, что если болеет ребёнок, то лечить в первую очередь следует его маму. Убить ребёнка  — значит убить что-то в себе. По мнению психиатров, после аборта у женщины в глубинных слоях подсознания формируется установка на  самоуничтожение за  сопротивление естественному ходу вещей. Вследствие этого женщина начинает переживать ряд патологических состояний. Развивается постабортная депрессия. В большинстве своём женщины представляли себе аборт как необходимое средство от депрессии, которая может наступить вследствие незапланированной беременности. А происходит наоборот: они только после аборта узнают, что такое настоящая депрессия, они ждут от аборта облегчения, а получают в результате настоящее горе: «Мне хочется кричать. Зачем я  это сделала? Но  уже ничего не вернёшь. А я ведь могла родить своего второго малыша, но я пошла и… Прошло почти 2 месяца, а жить не  хочется! Кто дал право нам, женщинам, решать, жить ребёнку или умереть? Нам же дали жизнь!!! Я ненавижу себя, но обратно ничего не вернёшь! Смотрю на сынишку и вспоминаю,— я ведь его так ждала! Высчитывала каждую неделю его жизни в животике! А тут так поступить… прости меня, малыш». Они могут пытаться скрыть это горе, но оно всё равно вырывается наружу: «И тут закричала Наташа. Наркоз проходил, и она уже была в сознании, но пока ещё не полностью. И прорвалось то, что она пыталась скрыть от  самой себя. Она умоляла вернуть ей её ребёнка, она металась по кровати, порывалась встать и идти за ним. И это, наверное, было самое страшное, что я видела в своей жизни. Плач матери по убитому ею ребёнку. Он был нужен ей, но, подчинившись ложным представлениям о  том, что правильно, а  что неправильно в этой жизни, что важно, а что может подождать, она ли- шилась его. И не могла себе этого простить». 
Основным симптомом депрессии становится постоянное возвращение к  пережитому в  подсознании. Наиболее типичны такие проявления, как: 

• Ощущение невосполнимой потери, пустоты, скорби 
Даже если женщина легко относится к процедуре аборта, убеждая себя в том, что плод в её теле — всего лишь набор клеток,— душу и совесть не обманешь: «Мне объясняли, что при аборте удаляют всего лишь маленькую частичку плоти, что эта процедура проходит  почти безболезненно и длится около пяти минут. Но когда я лежала на гинекологическом кресле, и из меня буквально „высасывали“ живое существо, ко мне пришло чувство глубокой вины перед ребёнком, которому я  сознательно не  дала появиться на  свет. Я  вышла из  кабинета совершенно другим человеком. Эти пять минут стали началом жизни, полной отчаяния, страха, стыда, безысходности, ненависти к мужу…» На подсознательном уровне женщина всё равно понимает, что погиб не зародыш, а живое существо. И она будет скорбеть об утрате, ощущать невосполнимую потерю, пустоту и  обвинять себя. Обычно такие чувства появляются при потере близкого человека. Но аборт в  этом случае ничем не отличается от смерти, кроме того, что эта смерть была нашим осознанно принятым решением. Эту душевную пустоту трудно чем-то заполнить: «Год со  дня второго аборта, помню всё, как будто это было вчера. Нервный срыв и  ужасающие головные боли в течение 3 месяцев, не перестающие ни на минуту, в результате которых я подсела на транквилизаторы. Непонимание самой себя. И бесконечная пустота». «И в один день всё оборвалось. УЗИ… Слёзы… Гинекологическое кресло… Наркоз… Пустота… Прошёл месяц, а у меня нет ни минуты, чтоб я не вспомнила о своём не родившемся ребёночке». «И до сих пор чувствую, что совершила ошибку. Когда из  моего тела удалили что-то живое, я  почувствовала невыносимую опустошённость. Ребёнка не стало. Эта потеря необратима. После аборта в душе осталась какая-то тупая, ужасная, зияющая пустота — ведь совершилось убийство». Скорбь — естественное следствие любой утраты. Поэтому женщины, совершившие аборт, должны пройти через этот, поглощающий много времени и энергии, процесс сожаления и раскаяния. Пережить его всегда труднее, если ты сам каким-либо образом причастен к утрате. Это частично объясняет, почему женщины, сделавшие аборт, страдают больше, чем те, у которых был выкидыш на этом же сроке беременности. Не  имеющие возможности открыто высказать свои переживания, они становятся апатичными, равнодушными, раздражительными и измученными. Рассказать о таких переживаниях обычно некому, да никто и не будет сочувствовать — ведь это было сознательно принятое решение. Часто хотя бы понять своё состояние мешает широко распространённая идея — «это был не ребёнок». Такими словами можно обмануть ум, но не глубинные слои психики. Делающая аборт женщина обрекает себя на  переживания, равные тем, что возникают при потере близкого человека, но лишает всех прав на сочувствие и хотя бы на то, чтобы открыто высказывать своё горе. 

• Навязчивые воспоминания: Для постабортного синдрома характерно повторное переживание аборта, в качестве ночных кошмаров, навязчивых мыслей, представлений образа нерождённого ребёнка. Особенно такие переживания становятся острыми в годовщину аборта или в предполагаемый день рождения ребёнка: «… И опять март… В середине марта он должен был родиться… И опять я считаю его дни рождения и плачу. Смотрю на своего сыночка и думаю, каким был бы тот малыш». Достаточно часто женщины рассказывают о  кошмарах во сне: «Часто стали сниться кошмарные сны, в которых я снова и снова переживала аборт. Если бы я сохранила нашего ребёнка, всё было бы иначе…» Воспоминания всплывают на  поверхность, когда женщина видит других детей, того же возраста, когда она наблюдает за  своими последующими детьми. Она смотрит на малышей, а перед её глазами встаёт образ собственного нерождённого малыша, каким бы он был сейчас. «Я сделала аборт, и  с  тех пор считаю, сколько  бы ему было, моему малышу. Ему  бы сейчас было 2,2 годика. Я не знаю, кто это был — мальчик или девочка, но почему-то подозреваю, что сын. Часто я представляю, что рядом с моим старшим сыном идёт младший ребёнок, как они возятся, играют вместе… Прости, родной… я не хотела». 
Один из врачей-психотерапевтов вспоминает: «Мне недавно встретилась женщина, которая полностью реализовала себя в жизни. У неё двое детей, есть уже и внуки. Ей почти 60 лет. И вот однажды она мне сказала: „Этому моему среднему ребёнку было бы уже 29 лет!“. То есть она до сих пор ведёт отсчёт возраста того нерождённого ребёнка. И 29 лет живёт с ощущением, что мог бы жить и тот, третий ребёнок». Знать, что нерождённому ребёнку никогда не  будет ни пять лет, ни десять, ни двадцать лет мучительно. Сожаления не отпускают, при этом постоянно сопровождаются чувством вины, и это один из следующих симптомов. 

Чувство вины 
Оно усиливается во время встречи с детьми, просмотра тематического материала, общения с подругами и знакомыми. Кажущиеся осуждающие взгляды со стороны родителей и  других близких людей провоцируют угрызения совести, самобичевание и сильнейшее желание иметь ребёнка. Как правило, женщина понимает, что все причины, по которым она отказалась рожать, на самом деле не оправдывают такого поступка. «Сейчас мне 26, я замужем и беременна. Этот ребёнок очень желанный, муж счастлив, видя мой растущий животик, я тоже счастлива, но есть одно „но“ — меня гложет чувство вины. Вины перед теми двумя детками, которых я убила. Именно сейчас мне больнее всего думать о них, ни в чём не виноватых, лишённых жизни и материнской любви. Они были ничем не  хуже моего малыша, которого я  ношу под сердцем». Говорят, что время лечит, но  воспоминания об  аборте и связанное с этим чувство вины остаются с женщиной на всю жизнь: «Моей бабушке уже 87 лет, иногда она вспоминает свою жизнь… И  любые её воспоминания, про войну, или про деревенские посиделки с подружками заканчиваются одинаково — тихими слезами о четвёртом своём ребёнке. Она сделала аборт. Один единственный в жизни. И плачет она всегда об одном и том же: „Ну троих родила, пусть бы и четвёртый был… Сынок или дочка…“ У неё трое детей, куча внуков и четверо правнуков, живи да радуйся… Я к тому, что аборт — это непоправимо, и не надо думать, что с течением времени это забудется… Нет. Только острее будет боль, и острее понимание, что это не исправить». Гораздо легче удалить младенца из утробы матери, чем память о нём из её души. Горе, чувство вины будут периодически охватывать её после аборта, даже если пытаться затолкать их в самый дальний уголок сознания. Они будут жить внутри, и постоянно возвращаться, даже в старческом возрасте, когда на помудревшую уже женщину обрушится холодная реальность. Чувство вины усиливается, если женщина остаётся бездетной. Приходит осознание того, что в бездетности виновата она сама. Если рождение последующих детей может ослабить чувство вины, то  бесплодие  — усугубить. Также тяжело переживаются выкидыши, ставшие следствием ранее перенесённых абортов. Известно, что аборты повышают в разы вероятность последующего невынашивания. Чем чаще случаются выкидыши, тем больше усиливается чувство вины. 
Жить, постоянно ощущая тот спектр чувств, что был описан выше, достаточно сложно. Женщин угнетает само воспоминание о сделанном аборте. Они стараются отыскать способы, которые защитили бы их от чувства вины, раскаяния и депрессии. Многим приходят мысли о самоубийстве, как эффективном способе решения проблемы. В человеческом сознании в этот период самоубийство выглядит как правдоподобная иллюзия выхода из сложившейся, крайне неблагоприятной ситуации, с которой человек пока не может справиться: «Два месяца назад я сделала аборт от любимого человека. Сама не понимаю зачем я согласилась на это всё. Всё было как в дурмане. После аборта моя жизнь как ад. Со слезами засыпаю, с  ними  же просыпаюсь, постоянно думаю о  самоубийстве, даже способ выбрала. Как я жалею об аборте не описать словами. Думаю, что самоубийство поможет мне избавиться от горя. У меня внутри как будто огонь горит». «Мой мальчик, мой малыш, я каждый день прошу у него прощения. Иногда посещают мысли о  суициде, так как не могу с этим жить!» «Я хотела умереть или, по  крайней мере, сойти с  ума, чтобы закончились эти мучения, ночные кошмары о детях, отвращение к себе и саморазрушение». 
Доктор Роберт Бальфура, консультант-гинеколог, привёл пример наблюдения 5000 женщин в Финляндии, проведённого между 1987 и 2000 годами. Результаты исследования показали: женщины, сделавшие аборт после незапланированной беременности, в шесть раз чаще совершают самоубийства, чем те, которые выносили ребёнка. Другой способ забыть о переживаниях — убежать в мир грёз и больных фантазий с помощью алкоголя и наркотиков, что приводит к  глубокой зависимости и  практически не излечивается: «После аборта я прекратила общаться с бывшими друзьями и  завела много новых знакомств. Я  пристрастилась к наркотикам и алкоголю. Чтобы не думать о случившемся, я стремилась постоянно оставаться под кайфом или напивалась до потери сознания». «Я начала пить, чтобы забыться и  спастись от  боли. До аборта занималась гимнастикой и вела здоровый образ жизни. А потом начала испытывать чувство вины, утратила уважение к себе и стала подумывать о самоубийстве. Ничто больше меня не занимало». 
Врачи официально заявляют, что женщинам нужно объяснять угрозу потенциальных рисков для психического здоровья после аборта. Не  так давно учёные университета в Новой Зеландии провели исследование тысяч женщин и обнаружили, что 40 процентов из тех, которые делали аборты, страдают от постабортных психических расстройств. Эти проблемы включают депрессию, пристрастие к алкоголю или наркотикам, нарушения сна, мысли о самоубийстве, и чаще сопровождают женщин, сделавших аборт, чем тех, кто перенёс выкидыш или сохранил свою беременность до родов. Иногда выбираются более мягкие способы компенсации, но  всё равно, женщина старается выстроить свою жизнь так, чтобы она приносила меньше боли. Она видит выход в отказе от общения, избегании новых знакомств, стремится уединиться и замкнуться в себе, так чтобы ничего не напоминало о произошедшем. Женщины стараются избегать всего того, что каким-то образом напоминает им о  детях. Бывает, что развивается страшная антипатия ко всему, что касается детей. Они всячески избегают беременных, боятся оказаться в присутствии малышей… Даже в магазинах такие женщины второпях проходят отдел для младенцев. Такое избегание зачастую делает проблемной последующую беременность. 
Для кого-то способом защитить себя от боли становится агрессия: «Прошло уже 7 месяцев с того дня, как я сделала аборт. Мне 21 год, это была моя первая беременность от мужчины, которого я любила больше жизни. Не буду рассказывать всю историю, уж больно она долгая и грустная. Я уже пыталась покончить с собой. Я стала агрессивной и грубой». В первую очередь агрессия распространяется на врачей, которые рекомендовали или проводили аборт (часто приводятся и доводы о том, что они не рассказали о последствиях), во вторую — на отца ребёнка, если он предлагал такой выход из ситуации, или даже просто не остановил мать, принявшую решение сделать аборт. Так женщина пытается оправдать себя, вина проецируется во вне, на тех, кто оказывается рядом. В любом случае — проявляются уже не просто нервные расстройства, происходит полная трансформация личности. Агрессия, с которой начался аборт, продолжает жить в женщинах. Такое поведение становятся причиной конфликтов с близкими, и, в конечном итоге, разрушения семей. 
Женщины, которые сделали аборт, склонны жестоко относиться к своим детям. Х. Баркер обнаружил, что насилие по  отношению к  детям встречается чаще всего у  матерей, ранее перенёсших аборт. Некоторые из  матерей, перенёсших аборт, испытывают отвращение, прикасаясь к  младенцу, рождённому уже по окончании желанной беременности: «Я отчаянно хотела ребёнка после того, как перенесла аборт, но когда мне его вручили, я тотчас же его вернула… Что-то было не так». Они склонны к  неадекватным реакциям, одна из  них описывала приступы ярости, охватывавшей её каждый раз, когда она слышала плач своего новорождённого ребёнка: «Я не понимала, почему её плач меня так злил. Она была очаровательным ребёнком, причём очень спокойным. Чего я тогда не осознавала, так это того, что я ненавидела свою дочь за то, что она могла делать всё то, чего мой утраченный (во время аборта) ребёнок был навсегда лишён». Нас не должно удивлять то, что аборт повышает вероятность издевательств над детьми. Описанное выше — ещё не крайнее проявление проблемы. Зафиксированы случаи, когда сделавшие аборт женщины пытались убить своих уже рождённых детей. 
Например, Рене Найсли из  Нью Джерси, США пережила «психопатический припадок» в день аборта, в результате которого она забила до смерти своего трехлетнего сына Шона. Она сказала судебному психиатру, что она «знает, что аборт — это плохо» и что она «должна понести наказание за аборт». Этот психиатр, который был свидетелем-экспертом со стороны обвинения, засвидетельствовал, что убийство было непосредственно связано с  психологической реакцией Рене на аборт. К сожалению, жертвой её ярости и ненависти к себе стал её собственный сын. Похожая трагедия произошла с  Донной Флеминг через неделю после её второго аборта. Находясь в состоянии глубокой депрессии, Донна «слышала голоса» и  пыталась убить себя и своих двоих сыновей, спрыгнув с моста в Лонг Бич в Калифорнии. Донну и её пятилетнего сына спасли, но её двухлетний сын погиб. Впоследствии Донна заявила, что пыталась убить себя и своих детей, чтобы воссоединить свою семью. Лишивший жизни однажды, будет продолжать это делать и дальше. Мать, убившая ребёнка, уже сформировала привычку убивать, и убивать при этом собственных детей. Может показаться, что все эти истории не  из  этого мира, не имеющие к нам никакого отношения, и с нормальным обычным человеком такого случится не может. Однако и Донна, и Рене до абортов, после которых у них развились психические отклонения, были абсолютно нормальными женщинами, любившими своих детей. Даже если внешне всё обстоит хорошо, другие дети будут ощущать опасность, исходящую от матери, такие ощущения могут проявляться через сны или фантазии: «С детства мне часто снятся сны, где моя мама желает мне зла. К примеру, гонится за мной с ножом, бьёт меня, пытается убить и ненавидит. Я долго не могла понять, почему мне снятся такие страшные сны про мать, ведь в жизни у нас нормальные отношения, она любит меня и никогда не  обращалась со  мной жестоко. Но  недавно я  прочитала статью, в  которой рассказывалось о  синдроме выживших после аборта. Мама делала два аборта: один до моего рождения, другой после. Как-то, когда мне было 10 лет, я  увидела жутковатый сон, где к  нам в  дом пришли двое мальчиков. Они были как будто враждебно настроены и суетливы. Начали жадно есть, потом играть в наши с братом игрушки, а  нас отталкивать. Легли спать на  наши кровати, а нам пришлось спать на полу… Я рассказала этот сон маме. Позже она призналась, что сделала 2 аборта и чувствовала, что это были мальчики». Присутствие убитых детей в семье всё равно будет ощущаться не  только несостоявшейся матерью, но  и  другими родственниками. Если дети знают о выкидышах или абортах своих матерей, вполне вероятно, что они не смогут понять, почему они выжили, а их родные братья и сёстры — нет, почему для жизни выбрали их, а  их брат или сестра были умерщвлены, и в связи с детским эгоцентризмом обвинять себя в этом происшествии. 
Чувство вины за то, что он жив, необъяснимый страх перед матерью, страх быть «нежеланным», трудности в формировании привязанностей, проблемы с раскрытием своего потенциала, беспокойство за будущее, бремя ожиданий, которое он не может оправдать, проблемы с доверием к родителям — такой спектр эмоций формируется у ребёнка, если у него есть убитые абортами братья и сёстры. Дети узнают об аборте разными путями. У них есть интуиция. В своих мечтах, рисунках они часто могут передать то, что знают, что мама была беременна, и беременность потеряна. Аборт — удар не только по психике женщины, но и по  психике всех её детей. Автор этого письма испытала на  себе множественные последствия аборта, агрессия, отчаяние, чувство вины, болезненные воспоминания, всё, о  чём мы писали выше. Аборт был представлен ей как лёгкий способ решения проблемы, но всё оказалось совсем не так: «Мне не  сказали, что после аборта невероятная ненависть к себе будет пожирать меня изнутри и приведёт к недоверию, подозрительности и крайней неспособности заботиться о себе и других, включая моих четверых детей. Мне не сказали, что звук детского плача будет вызывать во мне такой взрыв гнева, что я вообще не смогу находиться рядом с детьми. Мне не сказали, что для меня станет невозможным смотреть в мои собственные глаза в зеркале. Или что моя уверенность в  себе будет настолько поколеблена, что я  буду не  способна принимать сколько-нибудь важные решения. Ненависть к себе не позволяла мне добиваться продвижения по служебной лестнице. Я думала, что не заслуживаю успеха. Мне не сказали, что я возненавижу всех тех, кто советовал мне сделать аборты, потому что они были соучастниками убийства моих детей. Мне не сказали, что аборт с разрешения моего мужа приведёт к тому, что я начну ненавидеть отца своих детей, что я буду не в состоянии поддерживать какие-либо нормальные, длительные, приносящие удовлетворение отношения. Мне не сказали, что я буду помышлять о самоубийстве каждую осень, в то время, когда оба моих убитых ребёнка должны были родиться. Мне не сказали, что в дни рождения моих живых детей я буду вспоминать тех двоих, для которых я никогда не испеку именинный пирог. Что 8 марта я буду думать о тех двоих, которые никогда не подарят мне с любовью сделанные своими руками подарки. Что каждое Рождество будет напоминать мне о тех двоих, для которых не будет подарков под ёлкой. Аборты должны были стать простым и быстрым способом решить мои проблемы, но мне не сказали, что не существует простого и быстрого способа избавиться от сожаления и раскаяния».
Многие женщины идут на аборт с мыслью: «Скоро всё кончится. Я просто не буду об этом думать. Я просто буду продолжать жить, как раньше, как будто ничего не случилось». Даже статистика показывает, что скорее всего всё будет совсем не так. Например, согласно исследованиям доктора Спекхард, проведённым в Миннесотском Университете в 1985 году: 100% исследуемых женщин испытывают скорбь и чувство утраты, 92% — чувство вины, 85% женщин удивила интенсивность негативных эмоций, вызванных абортом, 81% чувствуют себя преданными, у  65% были мысли о самоубийстве, а 23% женщин пытались покончить с собой.
Последствия аборта в сфере расстройств психики затрагивают почти всех, кто прибег к этому вмешательству. Наивно думать, что кого-то они обойдут стороной. Каждый человек на уровне совести понимает, что аборт — это убийство, но в силу тех или иных социальных установок находит для себя необходимые оправдания, чтобы логическими доводами загнать поглубже чувство вины. Но рано или поздно эта внутренняя дисгармония обязательно проявится, как бы женщина не убеждала себя, что это был «всего лишь сгусток клеток», «мини-аборт — это пустяки». Мысли «а что было бы, если…», воспоминание и кошмарные сны ещё долго не  оставляют в  покое тех, кто однажды решился на аборт. Но, как говорится, лучше болезнь предотвратить, чем потом её лечить. Тому, кто только собирается сделать аборт, стоит задуматься над его последствиями. С  чувством вины, болью утраты, одиночеством и депрессией справляются единицы. Обычно эти ощущения преследуют женщину до конца жизни. Почему женщины соглашаются на аборт? Кто и что толкает их на это? В нашем обществе говорят о праве свободного выбора. Но эта философия привлекательна только тогда, когда она оторвана от реальности, почитается как идеал, рассматривается как абстракция. С точки зрения женщин, наполненных отчаянием, ужасом, виной и отрицанием, эта философия холодна и  неутешительна. С  точки зрения последствий в виде рака груди, выкидышей, внематочных беременностей, злоупотребления алкоголем, мании самоубийства, депрессий — это издевательство. С точки зрения перевоплощения в  адских мирах и  иных кармических последствий — всё выглядит ещё трагичнее.