Разговаривая с детьми о животных. Как противоречиво общество учит уважению

дети на природе
Одной из важнейших задач, за которую родители несут ответственность, является обучение детей уважению. Мы стараемся растить их добрыми и тактичными, чтобы, став взрослыми, они проявляли уважение и сострадание. Как у родителей, у нас есть ещё много других обязанностей, но это та, которую я считаю наиболее важной. И я знаю, что многие родители со мной согласны.

 Своё детство я провела на ферме в Новой Зеландии — не самое благоприятное место для прорастания идеи веганства, но, хотите – верьте, хотите – нет, семена были посажены здесь. Кроме всего прочего, я – Маори и была выращена сильной маорийской женщиной. 

Уважение к земле и её людям было в центре моего воспитания. В нашей культуре мы считаем себя сторожами земли, мы следим и заботимся о ней для будущих поколений. Культура Маори вовсе не веганская, но она сыграла свою роль в моём понимании веганства сегодня. Я никогда не чувствовала себя комфортно из-за происходящего с животными на нашей ферме. Моё первое воспоминание связано с замешательством. Почему меня учили не причинять вред другим людям и быть ласковой с кошками и собаками, но затем мы выходили из дома и смотрели, как наш отец делал непроизносимые вещи с животными? 

С животными, о которых мы заботились последние несколько месяцев, а иногда и лет. С животными, ради которых мой отец вставал до рассвета и шёл по холмам под ливнем, чтобы спасти их. Я наивно думала, что он хотел, чтобы они не пострадали. Что он спасал этих ягнят из сострадания. Но вскоре я поняла, что каждое животное на той ферме, на всех фермах, было активом, приносящим прибыль. Мой отец невероятно много работал. Не жалея здоровья, он долгими часами заботился об этих животных. Но это было не сострадание, как я сперва полагала. 

Будучи подростком, я очень ясно осознала, что это была просто работа, а животные были средством получения прибыли и ничем более. Я не представляла, как можно заботиться о животных и проводить с ними столько времени, чтобы потом быть способным убить их. Это было крайне далеко от моих представлений о животных. Я до сих пор задаюсь вопросом: что же на самом деле означает слово "уважение", если всё, чему меня учили на ферме, казалось, отражает слово "безсмыслица". 

Почему мне говорили быть ласковой с кошкой или перестать бить сестру? Почему они заслуживали уважения, и я не могла причинять им вред, хотя мой отец мог перерезать горло любому животному, которому хотел? Почему ему можно было забирать их детей? Почему ему можно было прицепить электрический ошейник к его якобы любимой собаке и бить её током каждый раз, когда она поворачивала не в том направлении? 

Почему моя маорийская мама рассказывала мне о расизме, сексизме, угнетении и о том, как для нас важна борьба с ними, но при этом кормила меня мясом, рыбой и яйцами? Когда я стала старше и смелее, я начала задавать вопросы о том, чему меня учили. Я увидела фотографии первого убийства свиньи моим отцом, думаю, ему было около тринадцати. Я спросила его, что он чувствовал, когда убил своё первое животное. 

Он буквально не понял вопроса: "Я не знаю, о чём ты, я ничего не чувствовал, это же просто свинья". Этому его научили, этому он пытался научить и меня. Свинья – это просто вещь. У неё нет моральной ценности, у неё нет прав. Это не то же самое, что твоя кошка, твоя сестра или ты. Моя работа – убивать их. Знаете, это самый запутывающий и противоречивый урок, который вы можете преподать своим детям. По сути, мы учим наших детей любить одних, но не других, без каких-либо на то причин, кроме "я так сказал". Я не могу объяснить почему, но ты делай как я, даже если в этом нет смысла. 

Мы не можем ожидать, что дети вырастут полными уважения и сострадания, если будем учить их этой противоречивой и выборочной философии. Большинство маленьких детей испытывают любовь и уважение к животным, и даже те, которые растут в окружении смерти и страданий (то есть на ферме). Такое обучение на самом деле абсолютно противоположно уважению. Мы учим детей игнорировать их инстинкты. Мы учим их нравственному противоречию. Запутанной философии, не имеющей никакой ценности. Она основана на культурных традициях, удобстве и, будем честными, на одной из худших человеческих черт: эгоизме. 

Мы учим детей, что единственное, что имеет значение – это ты сам. Это уважение, которое мы не распространяем на каждое чувствующее существо. Это игнорирование естественных инстинктов и следование за запутанным, безсмысленным, совершенно произвольным и эгоистичным набором общественных правил о том, кто может жить полноценной свободной жизнью, а кто – нет. Что мы имеем в качестве итога этого аморального и непоследовательного набора убеждений? Насилие. Мы везде имеем насилие. В домах, на улицах, в школах, в магазинах, абсолютно везде. Всё насилие имеет одну первопричину: не будет уважения – будет насилие. Мир без насилия будет возможен только тогда, когда мы полностью осознаем, что на самом деле означает слово "уважение", и распространим это понятие на каждое чувствующее существо. 

Сейчас я сама мама, и мы учим свою дочь без каких-либо противоречий. Мы против любых видов угнетения, включая спесишизм. Мы веганы. Этому я научилась на ферме, этому я научилась благодаря моей культуре Маори. Это может звучать странно, учитывая противоречивые уроки, которые я получала. Но на ферме я жила рядом с животными. Я слышала их мучительные крики о помощи. Я видела ужас в их глазах. Я видела любовь, которую они испытывали к своим детям. Видела, что они боялись за свою жизнь, прямо как мы, когда думаем, что нам грозит опасность. Культура Маори пропитана уважением к земле, морям, растениям и людям – живым или мёртвым. Я верю, что правильно поняла уроки, которым меня учили, и распространила их на животных. Потому что иначе эти уроки не имеют никакого смысла.

Авторство: April-Tui Buckley
Перевод: Денис Шаманов

www.ecorazzi.com/