Интервью с врачом-гинекологом Наталией Бойко

С распространением в России служб ПС стало довольно трудно найти гинеколога, не поддавшегося пропаганде рождения «здоровых и желанных детей». Тем более что эта пропаганда умело сочетается с экономическими стимулами.

А это – весьма соблазнительно ввиду скромных заработков наших врачей. Но всё же государственники, патриоты да и просто честные, порядочные люди у нас ещё не перевелись, хотя, конечно, в новой «планировочной» реальности им приходится непросто.

С таким вот человеком, врачом-гинекологом Наталией Бойко, до недавнего времени работавшей в подмосковной женской консультации, а теперь возглавляющей православный медико-просветительский центр «Жизнь», – наше интервью.

Корр. (Т. Шишова): Наталия Николаевна, вы – врач-гинеколог с большим стажем практической работы. Скажите, пожалуйста, какие тенденции характерны для этой отрасли медицины в последнее время?

Н.Б.: Я буду ссылаться на данные академика В. Кулакова, директора НИИ акушерства и гинекологии, одновременно и президента небезызвестной РАПС.

В журнале «Акушерство и гинекология» за 2002 г. он пишет, что состояние репродуктивного здоровья наших женщин просто катастрофическое. В чём это выражается? Прежде всего, в росте бесплодия. На сегодняшний день, бесплодны 16-17% супружеских пар. Среди причин, вызывающих бесплодие, на первом месте – аборты и последствия гинекологических вмешательств. В частности, кесарева сечения, гинекологических операций, «выскабливания». В общей сложности за год в России делается более 1 млн. гинекологических операций, не считая абортов!

Корр.: И что предлагается для улучшения ситуации?

Н.Б.: О, весьма интересные меры. Процитирую слова Кулакова:

«Снижение рождаемости и распространение малодетности привели к коренному изменению в структуре медицинской помощи женщинам репродуктивного возраста. Если раньше большая часть проблем была связана с вынашиванием беременности, то в настоящее время стоит задача избежать нежелательной беременности (курсив мой. – Авт.)».

Вдумайтесь в смысл этих слов! На фоне снижения рождаемости медицина должна помогать женщинам избегать беременности. Как достичь этой цели, вы, наверное, догадываетесь, учитывая, что Кулаков – президент РАПС.

Корр.: Он требует восстановления федеральной программы ПС?

Н.Б.: Совершенно верно. Вот его слова: «Для снижения частоты абортов следует обратить внимание на более широкое использование современных методов контрацепции и, в связи с этим, восстановить программу “Планирование семьи”».

Поэтому мы, гинекологи, подозреваем, что данную программу могут сейчас попытаться включить как подпрограмму в любую другую программу государственного финансирования: в программу «Анти-СПИД», «Безопасное материнство» или ещё какую-нибудь, преследующую с виду весьма благородные, гуманные цели.

Корр.: Вы упомянули про кесарево сечение. Каким образом так получилось, что оно стало необычайно популярным в нашей стране? Ведь ещё недавно эти операции делали достаточно редко, по строгим показаниям.

Н.Б.: Пропагандистская работа началась не сегодня и не вчера. Я проработала в гинекологии больше 20 лет и помню, что в середине 70-х1 уже пошли разговоры о том, что мы страшно отстаём от заграницы. Дескать, в Америке чуть ли не каждые роды – это кесарево сечение. Почему бы нам тоже этим не заняться? Надо бы делать кесарево без всяких медицинских показаний, просто по желанию женщины, которая хочет избежать родовых болей… Ну а теперь дошло до того, что практически каждые четвёртые роды в России производятся путём кесарева сечения.

Корр.: Почему?

Н.Б.: Врачи очень часто перестраховываются и склонны делать такую операцию при малейшем подозрении на осложнённые роды. Кроме того, не стоит забывать и про коммерческий фактор. Врачу выгодней прооперировать женщину, нежели возиться с самопроизвольными родами, так как кесарево стоит дороже.

Но глубинно всё это, конечно, связано с идеологией ПС, т.е. ограничения рождаемости. Кесарево не даёт возможность женщине родить много детей, а «планировщикам» много и не нужно. «Двух детей за глаза хватит, – говорят они. – Зачем плодить нищету?».

Пока в нашем государстве не была взята негласная установка на сокращение населения, к производству операций кесарева сечения относились очень настороженно и делали их только в крайних случаях.

Корр.: Один опытный акушер сказал мне, что успех родов во многом зависит от самой женщины. Если она настроена на естественные роды, то они пройдут нормально, даже при наличии противопоказаний. Как вы относитесь к такому мнению?

Н.Б.: Я его разделяю. Вот несколько последних случаев. Женщина с тяжёлой эпилепсией. Ей вообще было противопоказано беременеть, а она не послушалась врачей и родила здоровую дочку. Женщина с единственной почкой тоже родила ребёнка сама, без кесарева. А вот – совсем потрясающая история. Женщина 43 лет, перенёсшая инсульт, гипертоник, «резус-отрицательная», давшая антитела в крови, благополучно разрешилась девочкой.

Корр.: А как влияет кесарево сечение на здоровье женщин?

Н.Б.: Работая в женской консультации и принимая женщин после перенесённой операции, мы видим, сколько бывает осложнений. Видим и то, как страдает женщина, если она хочет родить второго ребёнка, но боится, что у неё разойдутся швы.

Из осложнений, в первую очередь, назову спаечный процесс с самыми разными отрицательными последствиями: от дисфункции и заболеваний мочевого пузыря до бесплодия или, скажем, последующей внематочной беременности. Не стоит забывать и про эндометриоз. В последнее время количество женщин с эндометриозом увеличивается.

Корр.: А что Вы скажете про современные контрацептивы, к более активному использованию которых призывал В. Кулаков?

Н.Б.: Знаете, как это делается? В райздравотдел поступает из Министерства информационное письмо, содержание которого доводится до всех лечебных учреждений. В письме рекомендуется шире использовать контрацептивные средства. И врачи начинают выполнять рекомендации начальства. Особенно если будут «подстёгнуты» «контрацептивными» фирмами, которые предоставляют врачам препараты по минимальной стоимости, а то и бесплатно.

Врачи же имеют право такие препараты реализовывать, получая существенную прибавку к зарплате. Нередко наведываются гинекологи и в школы, где раздают контрацептивные средства девочкам.

Корр.: Врачи, которые это делают, говорят, что современные контрацептивы совершенно безвредны и подходят даже для подростков.

Н.Б.: Ко мне как-то пришла женщина, которая в своё время попалась на эту удочку. По совету детского гинеколога она принимала контрацептив с 15 лет с целью устранения дисфункции, которая, кстати сказать, нередко бывает у девушек в период полового созревания. Теперь ей 21 год, она замужем, хочет детей, но родить ребёнка не может, поскольку при отмене контрацептива у неё возникает аменорея (отсутствие месячных). А пока она пьёт препарат, беременность, естественно, не наступает. Вот такая ловушка.

Корр.: А что это за препарат?

Н.Б.: Сначала это был «Региведон», а потом – года 2-3, это был «Диане-35». Вообще контрацептивы часто назначаются и применяются очень необдуманно, а ведь некоторые из них имеют более ста противопоказаний! Чтобы назначить такой препарат, нужно досконально обследовать женщину. А у нас как? Обратилась – и ей быстренько что-нибудь прописали. Тем более что рекламные проспекты в основном уверяют доверчивых потребительниц в абсолютной безвредности контрацептивов.

Возьмём тот же «Региведон». Буквально на днях я беседовала с женщиной, которой был назначен этот препарат. К счастью, она догадалась прочитать инструкцию и узнала, что «Региведон» нельзя принимать при варикозном расширении вен. А у неё – глубокий варикоз, сильно отекают ноги. Гинеколог же даже не поинтересовалась, есть у неё проблемы с венами или нет. Хорошо, что эта больная проявила бдительность. А сколько женщин слепо доверяют врачам, полагая, что специалистам виднее!

Корр.: Наверное, сторонники ПС говорят, что это – всё равно лучше, чем аборт.

Н.Б.: Да, теперь это для «планировщиков» главное прикрытие. Хотя, на самом деле, процентное соотношение абортов и родов осталось прежним: две трети беременностей по-прежнему заканчиваются абортами (роды – 32%, аборты – 65%). Но рапортуют «планировщики», конечно, о снижении абортов. И всё-таки раньше они действовали более топорно: пропагандировали контрацептивы напрямую, в том числе в школах; врачи поощрялись подачками: халатами, авторучками и прочей ерундой – вплоть до туалетной бумаги.

Сейчас же «планировщики» идут по другому пути. Скажем, Международный фонд защиты материнства и детства выпустил буклет. На обложке написано: «Новое поколение против абортов». Весь буклет посвящён принятию контрацептивных таблеток. И так всё грамотно внушается: девочки-подростки, принимающие противозачаточные средства, изображены в ярких одеждах, весёлые, довольные, в обнимку со своими молодыми людьми. Только одна «дурочка», которая не предохранялась и теперь решает вопрос, рожать или не рожать, изображена в мрачных, тёмных тонах.

Корр.: Меняется ли в среде врачей отношение к контрацепции?

Н.Б.: По-моему, нет. У нас как-то не принято особо задумываться. Раз пошло такое веяние, что нужно назначать контрацептивы, врачи его подхватывают. Не хотят задуматься, кому это выгодно, откуда такой натиск, почему производящие контрацептивы фирмы, – фирмы, которые не имеют права поучать врача, работающего в государственной системе здравоохранения, вдруг начинают диктовать врачу свои условия.

Корр.: А как они диктуют условия?

Н.Б.: Скажем, были такие случаи. Нам приносили рекламные проспекты на новый препарат, а заодно давали специальный альбомчик. Его предлагалось заполнять на каждую пациентку, записывать, не появится ли у больной каких-нибудь побочных эффектов. «Через 3 месяца я приду и возьму у вас этот альбомчик», – сказала сотрудница фирмы. Я спросила: «А как мы объясним эти записи женщинам? Они же поймут, что их используют как подопытных кроликов». На что мне ответили: «Вас учить, что ли, надо? Зачем показывать альбомчик пациенткам? Держать его нужно в столе, чтобы человек не видел, и заполнять, когда он уйдёт».

Корр.: Неужели гинекологи не возмущаются такой постановкой вопроса?

Н.Б.: Многие, конечно, возмущаются. В своём кругу. Мы, например, обсуждали это в нашей женской консультации, и все сказали, что своим дочкам ни в 13, ни даже в 20 лет не стали бы назначать подобные препараты. Тем более, вслепую и надолго, как назначают чужим.

Видите? Своих детей жалко, чужих – нет.

В последнее время появилось много молодых женщин, которые принимают контрацептивы с 17-18 лет, а в 21-22 приходят в женскую консультацию с жалобами на ухудшение здоровья. Начинаешь рассказывать пациентке о вреде ГК, а она говорит, что ей ещё в школе, в 15-16 лет, детский гинеколог вручила листовку, в которой написано: «Принимать препарат можно в течение неограниченного времени, столько, сколько тебе нужно». То есть, хоть всю жизнь! Но ведь даже витамины – явно более полезный препарат – нельзя пить постоянно, поскольку произойдёт передозировка. А тут – гормональные таблетки…

Нужно учесть и ещё один фактор. Контрацептивы – не лекарства, которые избавляют от болезни. Да, медицинские чиновники официально отнесли их к лекарственным средствам, тем самым приравняв беременность к заболеванию, что, кстати, ярко отражает суть «планировочной» идеологии. Но механизм воздействия противозачаточных таблеток на организм от этого не изменился. Задача ГК – предотвращать беременность. Это – химические препараты, которые вызывают в организме патологию. На фоне этой патологии наступает искусственное бесплодие, женщина становится неспособной к зачатию.

Корр.: Наши врачи встревожены ростом числа опухолей у женщин. Но с приёмом контрацептивов это не связывают?

Н.Б.: Фирмы, производящие контрацептивы, не только не связывают, а наоборот, уверяют, что контрацептивные таблетки даже предохраняют от развития опухолей. В рекламных буклетах на это делается особый упор. Но в научных журналах, издающихся для профессионалов, говорится совсем другое, и если бы наши врачи серьёзней относились к своей работе, они не повторяли бы рекламные байки, а поинтересовались реальным положением вещей.

Корр.: Нас уверяют, что таблетки последнего поколения – совершенно безвредны.

Н.Б.: Знаете, мне пару лет назад попался в руки американский журнал, издаваемый, кстати, одной из организаций МФПС. И там было написано, что нет принципиальной разницы между гормональными таблетками первого поколения и самыми новейшими разработками, потому что препарат проходит замкнутый цикл.

Корр.: Что это значит?

Н.Б.: В организме, на биохимическом уровне, происходит преобразование веществ, входящих в препарат. Если это препарат первого поколения, то он в организме как бы преобразуется в препарат второго, а потом – и третьего поколения. И наоборот, новейший препарат, участвуя в биохимических реакциях по замкнутому циклу, преобразуется в организме в препарат первого поколения. То есть на Западе учёные не разделяют эти препараты, а у нас всё пишут: «Это – препарат третьего поколения, более очищенный, эффективный и безвредный».

Но вот вам совсем иные сведения, не для рекламы, а для профессионалов. В «Европейском журнале акушерства, гинекологии и репродуктивной биологии» (2001. № 95) опубликована статья «Оральная контрацепция, тромбоз и гемостаз» (авторы: J. Rosing, J. Curvess и др.). В ней доказывается, насколько препараты третьего поколения вреднее препаратов первого и второго. А наших гинекологов снабжают только той информацией, которую выдаёт фирма-производитель контрацептивов. Такая фирма проплачивает и исследования препарата, и продвижение его на российский рынок. Она привлекает к работе солидные российские институты, научные кафедры. А мы привыкли доверять авторитетам. Им, дескать, виднее…

А как интересно проходят семинары для практикующих гинекологов, – семинары, которые устраивают «контрацептивные» фирмы! Почему-то «Корвалол» так не рекламируют и врачей ради этого по барам-ресторанам не водят. А «контрацептивные» фирмы не жалеют на это денег.

Полгода назад всех гинекологов одного из подмосковных городов сняли с приёма. Попутно замечу, что у нас на приёме всегда бывает очень много пациенток и отпроситься нам с работы неимоверно трудно. А тут – освободили сразу всех врачей, собрали их в одном из баров, угощали шампанским, вкусными бутербродами и заодно нахваливали контрацептивную продукцию одной из крупных фирм-производителей. Все были рады возможности «расслабиться» в рабочее время, выпить бокал шампанского и ознакомиться с новой информацией. Я знаю случаи, когда подобные мероприятия «контрацептивная» фирма устраивала в Москве и даже развозила по домам врачей, живущих в Подмосковье, специально выделив для этого машины. Вот какова заинтересованность фирм-производителей контрацептивов в том, чтобы медики приобретали их продукцию!

Корр.: Неужели никто из коллег-гинекологов не испытывает здорового скептицизма в подобной ситуации? Очевидно же, что хороший товар так «всучивать» не будут.

Н.Б.: Увы, гораздо чаще вызывают иронию те врачи, кто, прочитав статью о вредности препарата, пытается донести это до коллег. Таких поднимают на смех, не хотят слушать. Говорят: «Укажут нам сверху, что это – вредно, тогда мы, быть может, послушаем».

Корр.: Вы можете привести конкретные примеры отрицательного воздействия контрацептивов на организм?

Н.Б.: Конечно. Вот – всего несколько случаев. Молодая женщина, кстати, врач, чуть старше 30 лет. У неё обнаружили поликистоз и дисфункцию, назначили препарат «Лагест». Она его попринимала, состояние ухудшилось. Легла на операцию – оказался рак яичника.

Второй случай. Тоже врач, причём гинеколог. Поверила рекламе инъекционного контрацептива «Норплант», ввела его себе. Здоровье начало резко ухудшаться. В течение года у неё развился генерализованный герпес, грибковые заболевания, появилась язва желудка, а закончилось всё саркомой кости. Испугавшись, она удалила «Норплант» и стала уговаривать женщин, которым успела его ввести, чтобы они последовали её примеру.

Корр.: А что сейчас с этим врачом?

Н.Б.: Она умерла. В Америке было много судебных процессов по поводу «Норпланта», многие иски удовлетворялись. Нам показывали руководство по применению «Норпланта» на английском языке, и там было сказано, что препарат ещё как следует не обкатан, последствия не изучены, поэтому широко его применять не рекомендуется. У нас же, наоборот, всех уверяют, что препарат – замечательный, предохраняет на 100%, защищает от мастопатии и пр. и пр.

А вот Вам ещё одна история, тоже печальная, хотя и не такая трагичная, как предыдущая. Пришло письмо из глубинки. У женщины, которая его написала, были небольшие отклонения от менструального цикла. Такое бывает, например, из-за дисфункции щитовидной железы. Но вместо того, чтобы провести обследование, ей сразу назначили лечение ГК. В результате за несколько месяцев бедняга страшно располнела и облысела. Она – к врачу, а та ей: «Ну и что? Купи себе парик или обратись к специалистам, которые лечат плешивость».

Корр.: А доказать, что это произошло из-за препарата, нельзя?

Н.Б.: Все женщины, о которых я сейчас рассказывала, говорили, что совершенно точно знают: их здоровье ухудшилось из-за контрацептива. Но чтобы это доказать, нужно очень глубоко знать биохимические процессы, протекающие в организме в связи с приёмом препаратов. А в России сейчас нет независимых лабораторий, которые изучали бы их воздействие на женский организм. Экспертиза оплачивается теми же производителями, так что можете себе представить результат исследований.

Корр.: Ну и потом, нужно иметь законодательство, которое реально защищало бы права пациентов?

Н.Б.: Безусловно. Представитель фирмы «Органон», читая нам лекцию, сказал, что в России для их фирмы – широкое поле деятельности, так как тут нет законов, по которым фирма или врач, назначающие препарат, несли бы ответственность за причинённый ущерб. За границей – более строгие законы, поэтому там они не могут разгуляться. А в России – пожалуйста, вот они сюда и кинулись.

Корр.: А киста может развиться из-за приёма таких препаратов?

Н.Б.: Мы в своей врачебной практике с этим сталкивались. Женщина принимает контрацептив в течение года, потом у неё вдруг обнаруживается киста. Но в этом случае нам опять предъявляют инструкцию «контрацептивной» фирмы, в которой сказано, что препарат, наоборот, рассасывает кисты. И говорят, что киста не могла возникнуть из-за препарата.

Корр.: Сейчас многие люди приходят к Богу и пересматривают свои взгляды на жизнь. Идёт ли процесс воцерковления в среде гинекологов?

Н.Б.: Крайне тяжело. Недавно один из врачей-гинекологов, проработавший 20 лет в больнице и, конечно, делавший женщинам аборты, впервые исповедовался и, с ужасом осознав, сколько детоубийств он совершил за свою жизнь, заявил на работе, что больше он в этом преступлении участвовать не будет.

Так поднялась жуткая шумиха, его пытались объявить сумасшедшим! Значит, если врач назначает девочке 13-14 лет гормональный препарат и держит её на этом «лекарстве» годами, прекрасно понимая его вредность, то у врача с головой всё в порядке. А если врач отказывается наносить вред женщине и участвовать в демографической войне, то он – сумасшедший!

Корр.: Вы сказали, что к контрацепции отношение врачей пока не изменилось. А к абортам?

Н.Б.: К абортам меняется. Даже врачи, которые яро отстаивают «право женщины на аборт», чувствуют, что правда – не на их стороне.

На одном из наших профессиональных собраний пожилая дама-гинеколог прямо взвилась: «Это что ж значит, я всю жизнь убивала, да?». А моя коллега ответила: «Мы Вам ни слова об этом не сказали, Вы сами это понимаете».

Ещё несколько лет назад нельзя было даже заикнуться, что аборт – это убийство. Сейчас, по-моему, все уже знают, что это так, хотя и не все признают вслух.

Я тут как-то беседовала со студентом-медиком. Он хотел стать гинекологом, но, впервые побывав в больнице на операции аборта и увидев, как извлекают из матери окровавленные детские ручки и ножки, понял, что гинекологом никогда не будет. Я, правда, сказала ему: «А может, наоборот, раз ты это осознал, имеет смысл стать акушером-гинекологом, чтобы доносить свою точку зрения до других врачей?».

Корр.: По нашим законам врач может отказаться от производства аборта?

Н.Б.: Теоретически – нет, хотя сейчас уже нередки случаи, когда врачи всё равно отказываются по моральным соображениям. Но к ним могут применять известные санкции. Я знавала врачей (из разных регионов России), которые, отказавшись сделать аборт, были уволены с работы или поставлены в такие условия, что написали заявление об уходе якобы «по собственному желанию». Среди них – мать троих детей. Её семья какое-то время просто бедствовала, буквально оставшись без куска хлеба, поскольку эта женщина-гинеколог не сразу смогла устроиться в другое место.

Корр.: По моим наблюдениям, сейчас среди многих людей, особенно православных, растёт недоверие к неверующим гинекологам.

Н.Б.: Да, люди напуганы, так как деятельность «планировщиков» получила огласку. Люди понимают, что для многих врачей они могут стать объектами манипуляции и извлечения прибыли. Подчас они даже перебарщивают в своей подозрительности, но это – естественно. Обжёгшись на молоке, как известно, дуют на воду.

Корр.: Выходит, врачи, которые послушно распространяют контрацептивную продукцию и становятся проводниками «планировочных» идей, подрывают престиж своей профессии?

Н.Б.: Конечно! Как будут люди доверять гинекологу, если он приходит в класс, раздаёт всем девочкам противозачаточные таблетки и информирует, где сделать аборт, без ведома родителей?

«Это кто: врач или сутенёр?» – возмущаются родители.

А бывает, обратившись к гинекологу по поводу миомы или мастопатии, женщина слышит: «Это – оттого, что у тебя один половой партнёр. Пару хороших любовников заведи – и будешь здорова». Уверяю вас, подобные советы сейчас не редкость.

Как нормальный человек может уважать таких «специалистов»? Я уж не говорю о таких случаях, – они сейчас сплошь и рядом, – когда врач уверяет пациентку в безвредности того или иного гормонального препарата, а больная тычет врача носом в инструкцию. Там, хоть мелким шрифтом и скупо, но всё же написано про побочные эффекты, а люди у нас – грамотные.

Корр.: Как обстоят сейчас дела с «планировочными» лекциями в школе?

Н.Б.: Мне кажется, после нескольких судебных разбирательств, устроенных возмущёнными родителями, лекционная работа несколько поутихла. Хотя следует ожидать нового всплеска под прикрытием борьбы со СПИДом. Но пока «планировщики» направили свою активность в другое русло. Сейчас они делают упор на профилактические осмотры девочек. В том числе, в детских садах, причём опять-таки без ведома родителей!

А ведь это – грубое нарушение законодательства. До 18 лет, пока девушка несовершеннолетняя, подобные осмотры должны проводиться в присутствии мамы или с письменного согласия мамы.

Корр.: Зачем «планировщики» стараются «охватить» девочек с такого раннего возраста?

Н.Б.: Они говорят о катастрофическом состоянии здоровья, но, на мой взгляд, мотивы – финансовые. Готовится армия потенциальных потребителей. Чем раньше девочка будет просвещена в данных вопросах, тем раньше она станет потребительницей контрацептивов, «Тампаксов» и т.п.

Корр.: То есть во время осмотров девочке говорят, чем и как надо пользоваться?

Н.Б.: Да. Совсем недавно одна шестиклассница принесла после такого осмотра упаковку «Тампаксов». Хорошо, мама заметила и отобрала. А однажды я, зайдя в кабинет, стала свидетельницей такой сцены. Врач, связанная с ПС, строгим голосом выговаривала девочке: «Все твои проблемы оттого, что ты половой жизнью не живёшь. Тебе ведь 16 лет! Ты уже 3 года могла бы… Не понимаю, как ты ещё не дошла до нервного срыва? Разрядки у тебя нормальной нет. Как можно так жить?!».

Корр.: И часто проводятся подобные профилактические осмотры?

Н.Б.: В Подмосковье – по плану, минимум раз, а то и два раза в год.

Корр.: В школах?

Н.Б.: И в школах, и в некоторых детских садах.

Интересен и такой момент. В отличие от районной женской консультации, заведующая консультацией ПС сдаёт отчёт не в здравотдел, а администрации города. Получается, что администрация санкционирует распространение антидетородной развращающей пропаганды.

Я знаю примеры очень тесного сотрудничества центров ПС с комитетами по делам молодёжи, созданными при той же администрации. Именно с их подачи «планировщики» читают лекции, которые, кстати, неплохо оплачиваются. Результат такого рода деятельности налицо: за 7 последних лет частота воспалительных заболеваний женской половой сферы у подростков увеличилась в пять с половиной раз.

Корр.: Но при чём здесь контрацептивная пропаганда?

Н.Б.: Как при чём? Девочек уверяют, что при приёме контрацептивов беременность не наступит. Но не предупреждают, что смена партнёров увеличивает риск заболеть инфекцией, передающейся половым путём (ИППП). И обнадёженные девчонки пускаются во все тяжкие. Потом, в 22-24 года, они уже начинают смотреть на многое по-другому и горько сожалеют, что их вовремя не остановили.

Корр.: Поэтому-то и стараются охватить «контрацептивно-абортивной» пропагандой более молодых, пока у них ещё ветер в голове?

Н.Б.: Да, а потом и врачам, и, главное, самим женщинам приходится расхлёбывать последствия. В консультацию недавно пришла беременная. Она сдала анализы на четырнадцать инфекций, и у неё из четырнадцати обнаружили семь! Представляете? Врачи не знали, за что хвататься, что лечить в первую очередь. А сколько женщин убили во чреве своих детей, потому что заболели герпесом! Ещё 3 года назад вопрос часто ставился так: при обнаружении герпеса однозначно прерывать беременность, затем как следует лечиться и только потом рожать, иначе ребёнок будет нездоров.

Мы с моими верующими коллегами возмутились такой постановкой вопроса и, постаравшись серьёзно вникнуть в ситуацию, посоветовались с вирусологами. В результате мы перестали посылать таких женщин на аборт, и у нас не было ни одного случая рождения детей с отклонениями. Однажды к нам приехала беременная из Щёлковского района. Её участковый гинеколог настаивал на прерывании беременности из-за герпеса. Она стала наблюдаться у нас и родила прекрасную девочку.

Корр.: Инфекции возникают на фоне сниженного иммунитета. А ведь контрацептивы снижают иммунитет, да?

Н.Б.: Да. Кроме того, при приёме контрацептивов меняется гормональный фон и истончается слизистая. Беседуя с девушками, мы объясняем им ситуацию примерно так: в нормальной слизистой клетки располагаются в шесть–восемь рядов, а из-за контрацептивов эти ряды истончаются, и инфекции легко проникают в организм.

Корр.: Есть ли разница между состоянием здоровья целомудренных женщин и таких, которые хотят казаться «современными»?

Н.Б.: Конечно есть! Это заметно даже по возрастным группам. У бабушек, которые вели намного более «воздержанный» образ жизни, нежели нынешние девушки, меньше проблем. В старшей возрастной группе было гораздо меньше внематочных беременностей, инфекционных заболеваний и пр. Если у кого-то обнаруживали трихомонаду, это было ЧП! Сейчас к этому относятся очень спокойно.

Корр.: Ну, по поводу бабушек вам могут возразить, что сейчас просто плохая экология – на неё модно списывать все наши беды, – а потому и здоровье молодёжи в таком удручающем состоянии. Давайте лучше сравним нынешних девушек и молодых женщин. У тех, кто не поддался на пропаганду «свободной любви» и «безопасного секса», дела со здоровьем обстоят лучше?

Н.Б.: Однозначно лучше. Воспалительных процессов меньше, а раз воспаления не было, то и женские органы здоровее. А это значит, нет дисфункции. Тут – все звенья одной цепи.

У здорового женского организма и гормональный фон нормальный. Следовательно, вынашивание беременности и роды проходят благополучно, ребёнок рождается здоровым. Я уж не говорю о психологическом состоянии роженицы. Больная женщина терзается вопросом, с какой патологией родится её ребёнок, потому что у неё и цитомегаловирус нашли, и хламидия была, и молочница присоединилась…

Корр.: Как в человеческом организме одно зависит от другого, так и в организме социальном тоже всё взаимосвязано. Когда несколько лет назад в печати стали связывать два слова, «разврат» и «геноцид», многим в этом виделось преувеличение.

Н.Б.: Никакого преувеличения! Так оно и есть. Всего один пример: хламидиоз, часто бывающий последствием беспорядочных половых связей, вызывает бесплодие. А сколько ещё таких последствий, о которых падкая на моду молодёжь до поры до времени не задумывается?

Корр.: Я слышала, что даже излишняя худоба отрицательно влияет на демографию…

Н.Б.: Действительно, учёные, анализировавшие смертность от неинфекционных заболеваний, установили любопытную зависимость. Чем больше вес отклоняется от нормы, – как в ту, так и в другую сторону, – тем выше процент гипертоний, инфарктов и пр.

Затем исследователи сравнили отклонения от нормы веса с состоянием репродуктивной системы женщин. Оказалось, что недостаточный вес тела приводит к резкому увеличению количества выкидышей, кровотечений в родах, слабости родовой деятельности и т.п. А поскольку мода усиленно толкает наших девочек к похудению, это тоже вносит свою лепту в ограничение рождаемости.

Корр.: Симптоматично, что мода на худых женщин появилась именно в 70-е гг., когда сильными мира сего была взята установка на глобальное сокращение рождаемости. То есть пропаганда худобы – тоже скрытое ПС?

Н.Б.: А вот, смотрите: современная мода, «свободный» образ жизни, контрацептивы, рост операций кесарева сечения, скрытая реклама наркотиков – такое впечатление, что всё это идёт из одного источника, расположенного за пределами нашей страны.

И от врачей сейчас зависит очень многое. Пора понять: в условиях необъявленной демографической войны врач не может быть вне политики. Медицина сейчас – это линия фронта. И держать ответ перед Богом за то, на чьей стороне ты сражался, придётся каждому. Если не при жизни, то после смерти. Даже тем, кто ни во что не верит и демонстративно заявляет, что он – «патриот собственного кармана».

1 В это время США уже начали осуществлять «демографическую коррекцию» мирового народонаселения, сочтя, что это – в интересах их национальной безопасности. – Авт. 

Татьяна Шишова