Мясоедение и разумность. Мнения ученых

Мясоедение и разумность. Мнения ученых

Как-то мой профессор сказал: «Если ты хочешь быстро рассердить даже самого разумного человека и быть уверенным, что он или она более не смогут мыслить рационально, заговорите о мясоедении»

Я обнаружил это – пунктик не думать разумно о мясоедении – относится даже к более разумно мыслящим людям. Даже люди, которые сделали своей миссией искоренение всех видов иррациональности и суеверия,  оказываются слепы, когда дело доходит до рассуждений о поедании животных.

Да, я говорю об этом – и выбираю в качестве примера – людей как Ричард Докинс или Сэм Харрис. В случае, если вы не знакомы с их работой, ссылок на соответствующие фонды, которые каждый из них начал должно быть достаточно, чтобы убедить вас в роли, которую разум и рациональность играют в их жизнях. Ричард Докинз основал Фонд Разума и Науки, в то время как Сэм Харрис является одним из основателей проекта Разума, в основе своей посвященные распространению научных знаний и мирских ценностей в обществе. Вместе с философом Даниелем Деннетом и покойным журналистом и писателем Кристефером Хитченсом, Докинс и Харрис находятся среди наиболее важных «новых атеистов» и именуются четыре (теперь три) «Всадника Нового Атеизма». Эти ученые проводят миссию по искоренению всех форм иррационального мышления.

Давайте взглянем на то, что Докинз и Харрис говорят о мясоедении. Первое примечание: я не имею намерения приуменьшать их труд в любом случае. Я весьма восхищен их работами и выступлениями и верю в то, что они делают, в важность разумных и рациональных исследований в нашей повседневной жизни, включая образование. Я чувствую себя вправе, однако, критиковать их рассуждения и поведение, так как они сами (во многом справедливо, я думаю) никогда не стесняются поступать так с другими.

В видео на You Tube под названием Харрис отвечает на вопрос, может ли он с этической точки зрения защитить мясоедение. Ответ Харриса, что он в самом деле не может. В этом его большая заслуга, но он продолжает так делать: защищать мясоедение. Он был вегетарианцем шесть лет, но «стал чувствовать, что он не получал достаточное количество белка». Таким образом он вернул мясо в свой рацион и стал чувствовать себя лучше. Он считает, что «трудно быть активным, умным и вегетарианцем – по крайней мере это было трудно для меня». Он продолжает говорить, что он не может принимать то, как мы относимся к животным и «природу того, что жизнь похожа на бойню». Он добавляет, что также не может принять правомерность этого. Он будет отстаивать любые попытки сделать мир лучше и сострадательнее, и «тогда, когда мы бы имели реальную замену мясу, синтетическое мясо, я думаю, мы бы этически были обязаны сделать это». Это не этично перепоручать то, что вы сами не в силах сделать. Если для вас ужасно убить животное… сделать это на самом деле или в уме – то это не этичное решение.

Очевидно, что Сэм Харрис думает более «прямолинейно» и разумно по этому вопросу, чем 95% населения, но по-прежнему, остается вопрос, мог бы человек, мыслящий (действующий) столь рационально иметь более последовательный взгляд и поведение в этих вопросах и быть более информированным. Например, мы с уверенностью можем сказать, что веганское или вегетарианское питание может быть достаточно питательным, и сегодня, в частности, в Нью Йорке (где живет Харрис) и, в частности, живет в достатке (коим является Харрис), совершенно не сложно следовать этому и быть здоровым. Аргумент, что у нас появятся этические обязательства так скоро, как будет создана точная копия мяса (синтетическое мясо) на мой взгляд ложь: по питательности не сложно компенсировать мясо, поэтому нам не нужен этот заменитель, или по крайней мере, мы уже имеем достаточно подобных. В случае, если он будет говорить о вкусе (которому многие люди придают большее значение, чем здоровью), обоснование будет сводиться к следующему: мы можем продолжать пытать и убивать животных миллионами до тех пор, пока не придумаем что-то похожее по вкусу. Это очевидно не этично. Кроме того, все больше альтернатив появляется на рынке, которые практически ничем не отличаются от мяса.

Теперь профессор Ричард Докинз. Питер Сингер задал ему следующий вопрос:

«Дарвиновский взгляд подрывает основу некоторых различий, которые мы провели между нами и животными. Если мы избавимся от предубеждений, как…люди сделаны по подобию Бога, или что Бог дал нам власть над животными, мы взглянули бы иначе на моральный статус животных, что потребовало бы от нас относиться к ним совсем иначе, чем по идее, что они только вещи для нас, чтобы использовать как нам удобно.» Сингер спросил: как дарвинист

Докинз разделяет эту точку зрения. Докинз отвечает, что это является логическим следствием теории Дарвина, что существует приемственность между видами. Я цитирую/полная запись его ответа здесь: «Это означает, что все мы, кто ест мясо, в том числе и я, в очень сложной моральной ситуации. Я делаю это отчасти от того, что живу в обществе, где мясоедение принимается как норма и требуется достаточно…социальной смелости, которую я до сих пор не набрал, чтобы выбраться из этого.

Это немного похоже на позицию, которую кто-то, не все, но многие люди, имели пару сотен лет назад относительно рабства, когда многие люди чувствовали что-то вроде морального беспокойства по поводу рабства, но жили с этим, потому что…вся экономика юга зависела от рабства. Конечно, никому из нас не нравится идея рабства, но вы не можете серьезно рассматривать вопрос о его прекращении, потому что вся экономика рухнет»…

Я понимаю, что нахожусь в похожей ситуации. Я думаю, я действительно хотел бы увидеть подъем массового сознания в результате которого все мы станем вегетарианцами и тогда было бы намного проще для тех из нас, кому трудно смириться с этим. И совершенно независимо от этого у вас были бы блестящие повара, готовящие замечательные рецепты.

Опять же, так же, как Сэм Харрис отзывается на эту тему, ответ Доукинза гораздо более сознательный и разумный, чем ответ 95% населения. Доукинз признает, что не быть вегетарианцем – сложная позиция для дарвиниста, но также как Харрис продолжает защищать (или по крайней мере объяснять) свою позицию, как не вегетарианца столь же слабыми аргументами. Задумайтесь на мгновение о его сравнении с рабством. Можем ли мы не ожидать от людей на передовой рационального мышления, этики и справедливости (кем несомненно является Докинз) что они практически первыми применят на практике то, что они видят как справедливое, и отвергнут практику, которую они видят неэтичной, вместо того, чтобы, так сказать, тормозить. Действительно, мы могли бы ожидать от Докинза, что он будет частью движения, повышающего массовое сознание, к чему он стремится (что на самом деле происходит сейчас). И человек, который имеет социальную смелость, чтобы говорить и писать очень спорно о религии, мусульманстве, педофилии…не может найти в себе ту же социальную смелость отбросить стейки и свиные отбивные?

Возможно, все это может показаться несправедливым по отношению к Докинзу и Харрису, поскольку никто не в силах быть первопроходцем во всем, но это и есть напрямую суть их работы и жизни, что я не могу это объяснить никак иначе, чем ничтожное оправдание. Это люди, которые ожидают от других рассмотрения вопроса о нецелесообразности религии и, следовательно, отказа от нее, в то время, как сами не в состоянии, по социальным причинам отказаться от столь отвратительной практики мясоедения, несмотря на то, что разумом убеждены, что они должны. По крайней мере, они могли бы перейти на «в основном вегетарианское или веганское» питание и делать исключения, когда почувствуют это необходимым.

Я попытаюсь объяснить эти противоречия с помощью понятия, созданного психологом Мелани Джой, называемого карнизмом. Джой называет питание мясом идеологией, до сих пор практически неприметной. Три основных компонента этой идеологии, которые она называет три Н оправдания: есть мясо Натурально, Нормально, Необходимо. Большинство из нас настолько глубоко в этой невидимой идеологии, что не имеют абсолютно никакого представления, до какой степени эти ложные идеи влияют на наше мышление и наше поведение.

Люди не меняют свое поведение в одиночку. Докинз сослался на важность наличия хороших поваров, создающих прекрасные блюда. То, что наша среда может предложить, как альтернативу, безусловно является важнейшим фактором изменения поведения в любой области. Тем не менее осознанность также важна. Я осмелюсь сказать, что мы можем ожидать от великих разумных умов, что они начнут думать о том, на самом ли деле мясо натурально, нормально и необходимо. И возможно, к тому же они начнут и действовать в соответствии со своими выводами.

Источник: veganstrategist.org
Перевод сделан преподавателем йоги Дувалиной Юлией