Герои Махабхараты. Карна

Karna

Царевна Кунти, из рода Ядавов, за своё услужение мудрецу Дурвасе, получила волшебную мантру, способную призвать любое божество. Однажды, потакая своему любопытству, она пожелала увидеть Бога Солнца, произнеся заветные слова. Сурья незамедлительно явился девушке и, не принимая уговоров и возражений, оставил ей прекрасного ребёнка, украшенного панцирем и серьгами, и предрёк ему славу великого лучника. Кунти, которая была ещё очень юна, испугалась своего нового статуса. Укутав младенца в шаль от сари, она положила его в корзину и пустила вниз по реке. Сандаловую корзину с мальчиком, аккуратно вынесенную волной на берег, достал местный возница и отнес ребенка своей жене Радхе. Они приняли дитя, как родного.

Карна выполнял свои обязанности сына, но с возрастом начал больше интересоваться воинским искусством, нежели занятием колесничего, которым зарабатывал на жизнь его отец. Движимый желанием учиться, он отправился к Дроне, признанному мастеру воинского искусства. Дрона обучал принцев Куру, и отказался принять Карну из-за не соответствия варне кшатриев. Отвергнутый, Карна в обличии брамина, предстал перед Парашурамой - величайшим ачарьей, и попросился в ученики. Парашурама принял Карну и обучал до тех пор, пока не счёл его равным себе в искусстве войны и стрельбе из лука. Узнав что Карна сын возничего, разгневанный учитель посулил ему, забвение мантр для отражения атаки в момент величайшей нужды. Смягчившись позже, Парашурама не смог отменить своего проклятия. Желая облегчить участь Карны, он подарил ему небесное оружие, именуемое Бхаргавастрой, а также свой личный лук под названием Виджайя.

Прошло время, и Дроначарья устроил турнир, с целью продемонстрировать доблесть принцев Куру, ставших к тому времени великими воинами. Его ученик Арджуна зарекомендовал себя в качестве особо одаренного лучника.

Когда состязание было уже почти закончено и первенство Арджуны казалось неоспоримым, на арене появился еще один воин, ранее никому не известный. Зрители расступились в изумлении, так как перед ними был человек, обладавший природным панцирем и серьгами. Он блистал мощью и талантом как частица лучезарного солнца. Поклонившись учителю и вежливо поприветствовав старейшин, он повторил заслуги Арджуны.

КарнаПрисутствующие были ошеломлены, а Кунти, узнавшая сына по неоспоримым знакам, потеряла сознание.
Когда Арджуна, потребовал от оппонента подтверждения высокого статуса кшатрия, на помощь Карне пришел Дурьйодхана, который проникся к нему симпатией за вызов ненавистному Арджуне. Дурьодхана подарил Карне провинцию Анга, а в ответ получил клятву в вечной преданности.
Взойдя на престол Анги, Карна пообещал, что любой, кто обратится к нему с просьбой в полдень, момент поклонения Богу Солнца, не уйдёт с пустыми руками. Эта практика послужила вящей славе Карны, но также и его краху. Его великодушием воспользовался Индра. Он явился Карне в обличии брамина и попросил у него доспех, который Карна носил на теле. Сын Сурьи срезал панцирь, не задумываясь, хотя прекрасно знал, что впоследствии это дорого ему обойдётся. Индра, пристыженный щедростью Карны, в ответ подарил ему своё самое могущественное оружие.
Карна всегда держал данное Дурьодхане обещание, преданно поддерживая его во всех делах. Он сопровождал друга в сомнительных мероприятиях против Пандавов, радовался победам в родственном противостоянии, потакал прихотям принца Кауравов. Так велика была его благодарность Дурьодхане за признание его личности и принятие в тот круг, где сын Сурьи должен был находиться по праву рождения.
Перед битвой на Курукшетре, в секретной беседе, Кришна рассказал Карне о тайне его рождения и предложил царский трон в награду за переход на сторону Пандавов. Карна в гневе отверг это предложение, он посчитал безчестным предать побратима и бросить престарелых приёмных родителей. После, Карна встретился с Кунти и осудил её, однако пообещал не убивать четверых из братьев, и сражаться только с Арджуной. Не раз на поле боя Карна сдерживал обещание, данное матери.
КарнаВо время битвы на Курукшетре, Карна был признан лучшим воином Дурьодханы. После того как пал великий Бхишма и погиб прославленный Дрона, Дурьодхана попросил Карну стать полководцем армии Куру. Карна согласился, но рассказал, что его страшит предсказание, данное в прошлом одним брахманом: « Однажды, упражняясь в стрельбе, я в ослеплении поразил стрелою бродившего в безлюдной глуши теленка коровы, дающей молоко для жертвенных возлияний брахмана. Тот брахман, кладезь подвижнического духа, исполнился гневом и предрек мне несчастное будущее: «Однажды в самый ответственный момент боя, — сказал он, — тебя средь битвы охватит страх, и колесо твоей колесницы увязнет в углублении колеи». Дурьодхана успокоил друга, убедив, что уверен в его доблести и знании военного дела.
Тем временем приблизилась решающая схватка между Арджуной и Карной. Два героя — два брата, двинулись друг на друга под оглушительные звуки раковин и барабанов и через несколько минут затмили своими стрелами все стороны света. В разгар схватки колесница Карны увязла колесом в колее и мысль об оружии для отражения атаки покинула его сознание. Сын Кунти пал духом, свершилось проклятье брахмана!
Карна в бессилии взмолился перед Арджуной, прося равных условий сражения, но получил от брата упрёк, полный обиды : «Ты вспоминаешь о дхарме? Ты, который забыв о дхарме, вместе со всеми унижал благородную Драупади? Ты, который поддерживал Дурьйодхану в бесчестной игре в кости? Ты, который способствовал нашему изгнанию на целых 13 лет, ты вспоминаешь о дхарме? Я много лет предавался подвижничеству, я провел множество очистительных обрядов, я ублаготворил брахманов. Так вот, если сказанное истинно, то пусть эта чтимая мною стрела поразит насмерть врага моего Карну».
В тот миг подобная Солнцу в зените, голова Карны пала на землю. Привязанная к телу, привыкшему к неге и роскоши, голова рассталась с телом с превеликим трудом, как богатый хозяин с дорогим домом. Залитое потоками крови, сплошь израненное тело Карны, напоминало прекрасного дикобраза, ощетинившегося иглами. Вышедшее из тела поверженного героя огненное сияние его духовного пыла пронизало небо, и все смертные видели это чудо.
Кауравы, видя своего полководца повергнутым, мучимые страхом, тяжко израненные, обратились в бегство. Дурьйодхана, всем видом являя страдание, заливаясь слезами при виде красивой головы своего друга, отсеченной от могучего тела, в отчаянии покинул поле брани.
Погребальный обряд Карны был совершён самим Кришной, больше этой чести не был удостоен ни один герой той битвы.