Малоизвестные истории из Рамаяны (часть 2)

Глава 9.
ПРИКЛЮЧЕНИЯ ХАНУМАНА НА ШРИ-ЛАНКЕ

Все эти истории всплывали в уме Ханумана в то время как он стоял там, перед Шри-Ланкой: как Равану прокляли во многих местах и как Равана глуп. На самом деле, Хануман чувствовал к Раване большое сострадание и он думал: "Если я увижу Равану, то по-любому дам ему хороший совет. Я скажу ему, что он очень умен и что, возможно, он мог бы применить свой разум. Я скажу ему: "Просто верни Ситу и все будет хорошо".

Хануман вошел в город, а было уже как раз перед полночью. На небе была луна, и Хануман мог чувствовать запах вина, который стоял по всему городу. Практически 99,9% населения города было пьяно. У всех было желание наслаждаться, а в Шри-Ланке было много наслаждений. Эти демоны обошли весь мир и доставили в город женщин со всего мира. У Раваны было более 12 тысяч жен. Все они любили Равану, хотя он и был демоном. Цвет кожи у Раваны был коричневатый, но форма его тела была почти как красота Упендры, брата Индры. У Раваны была очень широкая грудь и красивое лицо. Иногда его изображают очень уродливым, но фактически он не был таким. Когда Равана сердился или показывал свою мощь, он мог порождать такие уродливые формы, но истинная форма Раваны на вид очень красива. "Вишну Пурана", "Валмики" и все рассказчики описывают его, как очень величественную личность. Когда Хануман и Сугрива (или любой, занимающийся описываемым нами делом) увидели Равану впервые, то они думали: "Это не может быть Равана, потому что тело этого человека так красиво сложено. В этом человеке должно быть полно хороших качеств. Он не может быть демоном. Должно быть, мы ошиблись". Равана был так красив. В груди у него была эта дыра, которая была от бивня слона Айраваты. На его теле были и другие дыры, нанесенные Саипати, но Равана закрывал их своей шелковой одеждой. У него была красивая прическа. Речь его, конечно, была так превосходна, что он мог говорить и убедить слушателя в том, что белое это черное. Вот великолепия Раваны. Среди его цариц были наги, были и принцессы с Сатьялоки, Сиддхалоки, Чараналоки, Гандхарвики - все виды жизни присутствовали у него во дворце в качестве цариц. Всем им нравился Равана и они уважали его. Страна Раваны была так хороша. Там было множество плодов и пищи и у жителей страны была дхарма (демоническая), которой они следовали. Равана чудесно управлял и никто в Шри-Ланке ничего не боялся. Люди не боялись даже Индры или Агни потому, что Равана пользовался таким уважением. Итак, Хануман ходил из одной комнаты дворца в другую в посках Ситы.

В каждой комнате он обнаруживал около десятка кроватей и так много спящих цариц. Хануман был найстхика брахмачари и он думал: "Боже мой, мне приходится делать это. Все эти царицы Раваны спят здесь и большинство из них пьяны". Нехорошо, когда брахмачари видит спящую женщину, а Хануману приходилось делать это.

Сперва он подумал: "Следует ли мне делать это - смотреть на спящих цариц?". А затем он пришел к выводу: "Я служу Раме и, если я не буду смотреть на всех их (а Сита может быть где-то между ними), то я пропущу ее". Итак, Хануман решил: "Я не буду привлекаться красотой этих женщин. Как я сделаю это? Я не буду прекращать воспевать имя Рамы". Итак, Хануман воспевал: "Рама, Рама, Рама, Рама" и смотрел повсюду.

Когда Хануман увидел так много цариц, их косметику и одежду, их кровати и их шелк, он был в полном шоке. "Что это за место? Это похоже на райскую планету". У цариц были накладные ресницы, брови были выщипаны, а веки выкрашены в 12 тонов. Хануман на самом деле видел это. Глядя на цариц, он испугался. Он сказал: "Если они так красивы, то зачем им нужно лепить себе искусственные ресницы". Хануман видел все это и был очень счастлив. "Этот человек, чего бы он ни сделал, очень хорошо наслаждается своими чувствами. По крайней мере в этом плане он хорош". А затем он пришел и увидел посреди комнаты чудесную кровать, сделанную из коралла и бриллиантов, а сверху кровати был белый шелковый полог. Там лежала коричневая личность с большими плечами и чудесной телесной красотой; человек этот храпел. Хануман сказал: "Этот человек так красив, но он храпит и у него широко раскрыт рот. Должно быть это очень невежественная личность. Хотя у Раваны так много знания, однако же присутствует и невежество". Затем Хануман огляделся и увидел, что сбоку кровати находится белый зонтик. Это значит, что данный человек является царем.

Итак, Хануман посмотрел на этого человека, а затем отошел назад чтобы получше рассмотреть его. А потом подошел ближе и ближе. Он смотрел на него изо всех точек. "О, какой великий воин". Затем он увидел в теле спящего дыру и сказал: "Я уже слышал об этой дыре. Должно быть этот человек сражался с Айраватой". Хануман начинал "заводиться" и подумал: "Мне бы хотелось сразиться с ним. Но если я разбужу его, все будет испорчено". А затем Хануман посмотрел в другую сторону и увидел очень красивую женщину, которая лежала на кровати. Изо рта у нее шел запах вина. Хануман никогда раньше не видел Ситы. Он осмотрел эту женщину и сказал: "О! Райское тело. Должно быть эта личность - Сита. Нет! Как это может быть Сита? Сита - целомудренная жена Рамачандры. Эту женщину привёл сюда демон, она красиво одевается в шелк и украшения и лежит там с запахом вина изо рта. Вот Я - обезьяна, Как может эта женщина быть Ситой? Сита должна быть худощавой и тощей и плакать в окружении демониц. Такова Сита, а не эта женщина. Это не Сита".

Затем он посмотрел везде, но не мог найти Ситу. Итак, Хануман вышел из дворца и думал: "Что мне делать. Я пообещал Ангаде: "Не покидай своего тела. И не пытайся найти себе тихую гавань". Но теперь похоже на то, что мне придется сделать это - прыгнуть в океан и умереть. Как могу я вернуться и сказать им: "Да, я пересек океан, я видел Равану, но Ситы не видел". Что они со мной сделают? Если я явлюсь к Сугриве, он меня убьет. Даже Ангада может сам убить меня. А если я увижу недовольное лицо Рамачандры, то умру сам. Какой прок от того, что я живу? Умру!".

И затем Хануман шел, проходил сады и выходил к океану. Он подумал: "Ну-ка проверю еще раз". Он посмотрел на сад. Это был Ашокавана - сад из деревьев Ашоки. Очень густой сад. Хануман подумал: "Сита должна быть в этом лесу. Почему? Потому, что Равана, должно быть, держал ее в красивом саду, но она будет думать об этих деревьях Ашока. В Панчавати, откуда Равана украл Ситу, были деревья Ашока. Помню Рамачандра рассказывал мне, что он ходил к этим деревьям и спрашивал: "О, деревья Ашока, пожалуйста, скажите мне, где моя жена?" Так что когда Сита видит эти деревья Ашока, она, должно быть, вспоминает об этом. Должно быть она гуляла там. По крайней мере, когда-то она, должно быть, проходила здесь. Ну-ка спрошу у деревьев Ашока; они могут рассказать мне". Вот таким образом Хануман, с каким-то маленьким проблеском надежды, вошел в лес Ашока. Там было очень высокое дерево, на которое он вылез, а когда он добрался до кроны, то посмотрел вниз. К удивлению Ханумана под этим самым деревом находилась мать Сита. Она сидела там с Триджатой - дочерью Вибхишаны. Та утешала Ситу. "Мне снилось, что Равана натер свое тело маслом, пил много масла и сидел на колеснице, которая управлялась обезьянами. Колесница эта направлялась южной стороной. Это значит, что Равана умрет. Я видела также, что горит Шри-Ланка, а сверху пролетает обезьяна. Также видела то, что Рамачандра сидит с тобой на церемонии коронации. Так что не отчаивайся. Не оставляй своего тела. Когда-нибудь Рамачандра прибудет сюда.

Хануман слушал все это и был так счастлив. Затем пришел Равана и так сильно упрашивал мать Ситу: "Ты должна выйти за меня замуж!" Сита отказалась и Равана сказал демоницам: "Если она не послушает вашего совета, убейте ее!" Демоницы упрашивали Ситу, а затем, когда она не послушала их, решили: "Убьем ее!". Как раз в этот момент Хануман прыгнул. Как только демоницы увидели эту пругающую обезьяну, все они разбежались. Сита посмотрела на Ханумана и сказала: "Равана, ты можешь облачиться в любую форму, но меня ты к себе не расположишь. Почему ты подумал, что если ты облачишься в форму обезьяны, я почувствую к тебе расположение?" Хануман сказал: "Минуточку, минуточку! Я не Равана! Я - слуга Рамы и я прибыл сюда для того, чтобы служить тебе".

Итак, Сита сказала: "Я не верю этому. Если ты прибыл от Рамы, то как ты пересек океан?" Хануман сказал: "Это очень интересно. Я вырос". "Вырос? Как могут обезьяны вырастать большими?" Хануман сказал: "Я покажу тебе" и затем вырос и коснулся небес. Сита так испугалась; Она сказала: "Может это какой-то другой демон". Пока Хануман увеличивался в размерах, он воспевал: "Рама, Рама, Рама, Рама". Сита подумала: "Равана не воспевал бы так много имен Рамы. Это невозможно. Эта обезьяна не может быть демоном". Затем Хануман уменьшился в размерах и сказал: "У меня есть с собой сакши - свидетельство того, что я от Рамачандры. Вот его кольцо". Хануман поговорил с матерью Ситой и та дала ему украшение для волос. Хануман взял его, а после этого сказал: "Я - обезьяна. Я не могу просто прийти и уйти, подобно святому; я хочу сделать здесь - в этом лесу какую-нибудь шалость. Тебя это не коснется; не беспокойся! Здесь нужна какая-нибудь глупость. Вот смотри!" И вот Хануман положил украшение для волос из кудашини в какое-то надежное место и затем он принялся вырывать с корнем деревья Ашока, бросая их куда попало.

Там был скалистый водопад; Хануман уничтожил его и вода залила всю эту местность. Он взял вьющиеся растения и разбросал их в разные стороны. Затем Хануман взял демониц кусать их и плевать на них. Он кричал и хлопал себя по ногам. Хануман вопил: "Я - слуга Рамы. Кто остановит меня? Я уничтожу Шри-Ланку! Я проглочу Равану! Все, кто равны по силе мне, должны прийти сразиться со мной! Я бросаю вызов! Вызов!".

А затем он подпрыгнул на опушке Ашокавана: он кушал фрукты и выплевывал их в разные стороны. Министр Раваны, отвечающий за лес Ашока, явился перед Хануманом. Прошло уже много времени с тех пор, как Хануман высадился в Шри-Ланке, прошел через ворота, всех осмотрел, увидел Ситу и поговорил с ней, но за все это время он ни разу еще не отправил малую физиологическую потребность. Прошло уже шесть или семь часов. Когда пришел этот министр и открыл рот, вопя: "Что ты делаешь?", он получил благословение от Ханумана - последний отправил малую физиологическую потребность. Министр сказал: "Эй,эй! Прекрати!" Хануман сказал: "Я - обезьяна: чего от меня ждать еще?" Министру стало очень плохо: он вошел в лес и спросил у демониц: "Что вы здесь делаете? Там какая-то обезьяна причиняет такой большой вред". Демоницы сказали: "А что делаешь ты? Обезьяна причиняет так много вреда. Но почему ты говоришь это нам?" "Да, что это я делаю?",- сказал министр. И затем он пошел к Раване. Он сказал: "Мне в рот написала какая-то обезьяна". Равана сказал:"Ты пришел для того, чтобы сообщить об этом?" И он дал пощёчину министру. "Что ты за сторож? Ты приходишь и рассказываешь мне, что тебе в рот написала какая-то обезьяна". Министр сказал:"А что я должен был делать? Я говорил с ним". Равана сказал:"Разве ты не знаешь, что никогда нельзя открывать рот, когда рядом находятся обезьяны?" Министр сказал:"Ну ты должен что-то сделать. Эта обезьяна уничтожила весь лес Ашока".

Равана сказал:"Что? Одна-единственная обезьяна?" Вибхисана закрыл глаза и думал:"Гы, обезьяна. Обезьяна. Обезьяна, которая громит лес Ашока.Я помню это". Затем он покинул дворец, пошел к себе: он сидел и думал: "Обезьяна, лес Ашока. Обезьяна, лес Ашока. Где-то я слышал это". И он пытался вычислить это. У него ушло два дня на то, чтобы понять это. Он понял это дело. Равана сказал: "Ты называешь Джамбамали, сына Прахастхи. Он - наша главная карта". Этот Джамбамали находится в большом озере вина. Там он спит, а когда просыпается, то пьет немного вина, а затем он спит опять, просыпается и пьет еще вина. Он не может подождать, чтобы пойти наполнить чашу вином и выпить: на это уходит слишком много времени. Поэтому он находится в озере с вином и его держат в таком состоянии для того, чтобы когда придет война, его можно будет использовать. Джамбамали проснулся. У Раваны и тех, кто был с ним, было какое-то отрезвляющее лекарство: поэтому они дали Джамбамали эту вещь и он проснулся. Он спросил: "Зачем вы вызываете меня? Хотите изменить озеро или положить меня в другое?" Они сказали: "Нет, мы хотим, чтобы ты сразился". Джамбамали пришел к Раване и сказал: "С кем я должен сражаться? С Индрой, c Агни?" Равана сказал: "Нет,нет! С обезьяной". "Я возвращаюсь",- сказал Джамбамали.

"Нет, нет. Это необычная обезьяна. Это очень великая обезьяна. Она прикончила наш лес Ашока-вана, так что мы должны прикончить эту обезьяну. Возьми 80 тысяч солдат и отправляйся". Итак, 80 тысяч солдат-демонов и Джаибумали подошли к лесу Ашока. Джаибумали был очень молодым демоном. Хануман в это время все еще сидел на верхушке арки и говорил: "Я - слуга Рамы.Кто там будет со мной сражаться? Я могу проглотить Равану. Ну давайте! Бросаю вызов. Вызов!". Джаибумали сказал: "Эй, обезьяна! Ты слишком много разговариваешь! Понимаешь ли ты, что сын Раваны привязал Индру к древку флага здесь? Знаешь ли ты, что у Раваны девять планет служат на кухне, они режут овощи на салат? Что ты знаешь? Ты не знаешь могушества Раваны. Ты не знаешь мощи моего отца Прахасты. Он съел горы и переварил их".

И тогда Хануман сказал:"Это все - в прошлом. А теперь? То случилось, се случилось. Но ты посмотри на то, что происходит сейчас. Я могу также сказать тебе, что уничтожен весь лес Ашокавана. Это уже случилось, а теперь случится кое-что еще. Не теряй времени попусту". Джаибумали сказал: "Что? Ты думаешь, что можешь сражаться со мной?" Хануман сказал: "Зачем ты говоришь?" и принялся поднимать скалы и бросать их в Джаибумали. Эти скалы летели так быстро и яростно, и Джабумали не мог сражаться с ними. Затем он сел в колесницу и принялся стрелять стрелами. Хануман сказал: "О, эти демоны очень культурны. Он сидит в колеснице, совершая при этом ачаман, воспевая мантры и стреляя астрами". Все эти астры приходили к Хануману и тот ловил их, ломал и посылал назад. Ни одна астра не может поразить Ханумана - это у него такое благословение.

Джаибумали увидел это и сказал: "Теперь мне придется сделать какое-нибудь волшебство" и он начал расти и стал таким большим, что Хануман доставал ему только до лодыжки. Вот что думал Джапибумали. Он думал: "Я уже достиг такой величины. Ладно, буду расти еще". Он закрыл глаза и вырос еще больше. Затем он подумал: "Теперь я настослько вырос: Хануман будет по размерам вот таким". И тогда Джаибумали открыл глаза. Он увидел перед собой какую-то большую круглую вещь.

Он посмотрел на нее и подумал: "Что это? Это не лицо Ханумана. Здесь нет рта и зубов. Это просто большая круглая вещь". Джаибумали посмотрел в другую сторону, а там была ещё одна круглая вещь. "А это что?",- подумал он. Он смотрел и был так запутан. Затем Джаибумали услышал очень далеко сверху звук: "Это мои колени, Джаибумали!".Джаибумали посмотрел вверх, а Хануман был там, далеко вверху. Джаибумали подумал: "Боже мой, вот это рост! То, насколько я вырос - предел для меня, а я достаю Хануману только до колен". И тогда Джаибумали оглянулся потому, что он не хотел обескураживать своих солдат. Хануман сказал: "На что ты смотришь? Я прикончил всех солдат". Он уже прикончил 80 тысяч солдат.

Существовал красивый зал для собраний под названием Чайтья: зал этот принадлежал Раване.В этом зале были очень огромные мраморные и бриллиантовые колонны. Хануман взял одну из этих колонн и просто поставил ее сверху армии. Солдаты были построены хорошо, поэтому Хануман смог прикончить их всех, просто затратив на это немного труда. Это произошло в то время, как рос Джаибумали. Джаибумали был сам, без солдат. Колесница его была разбита, а лошади убиты. Джаибумали стоял там сам. Хануман сказал: "Что ты собираешься делать? Если ты хочешь найти убежище у моих стоп, то они далеко там внизу. Тебе придется искать их".

Итак, Джаибумали был очень оскорблен и сказал: "Нет! Это майа! Явись передо мной в своей изначальной форме!" Хануман сказал:"А ты чем тогда занимаешься? Это тоже майа. Явись в своей изначальной форме". Итак, Джаибумали уменьшился до своих естественных размеров, а затем Хануман сделал то же самое. Хануман сказал: "Ладно, Джаибумали! В твоем распоряжении 3 минуты. Есть одна хорошая мантра, которой я научу тебя. Если ты будешь воспевать ее в момент смерти, ты достигнешь Верховного Господа. В этой мантре только два слога: Ра-ма! Воспевай!" Джамбамали сказал: "Что? Я прибыл сюда не для того, чтобы учить мантры. Я нахожусь здесь для того, чтобы сражаться с тобой. Я хочу прикончить тебя". Хануман сказал: "Ты не можешь сделать этого, поэтому ты бы лучше воспевал эту мантру наилучшим образом. Ты не можешь прикончить меня, поэтому не делай ничего, что в твоих силах. Просто воспевай "Рама", а затем возвращайся домой". Джаибумали вскрикнул:"Ах!" и прыгнул на Ханумана. Хануман уткнул свой указательный палец в пупок Джаибумали и поднял его в воздух, затем он закружился и бросил демона. Вся его печенка и все остальное вылезли у него изо рта и затем Джаибумали умер.

Когда пришла новость о том, что Джаибумали наступил конец, сын Раваны - Индраджит - сразу же встал и сказал: "Должно быть, противник Джаибумали полубог, потому с ним нужно хорошо сразиться". Итак, к Хануману явился Индраджит. С ним были кое-какие принадлежности, и тогда Индраджит сказал: "Я использую против тебя брахмастру". И вот он бросил веревку Брахмы. Хануман подумал: "Я уже наделал достаточно вреда, поэтому я должен увидеть Равану. Если эта веревка свяжет меня, то я смогу увидеть Равану". Хануман посмотрел на веревку и подумал: "Я буду уважать Брахму". Затем прибыла веревка и повязала Ханумана. Индраджит тянул веревку и он притянул Ханумана ко двору Раваны. Когда они вошли туда, Равана сказал: "Эй, ты шаловливая обезьяна! Ты кто?" Хануман сказал: "Я - слуга Рамы и его посланник. Пожалуйста, дай мне сесть". Равана сказал с насмешкой: "Место для обезьяны, чтобы сесть? Можешь взобраться на дерево, если хочешь". Хануман сказал: "Нет, так не годится. Я прибыл сюда для того, чтобы говорить о политике и для того, чтобы передать тебе послание. Ты должен усадить меня". Равана сказал: "В моём доме собрание, я не усаживаю животных". Хануман сказал: "Ты имеешь в виду, что для того, чтобы меня усадили у тебя на собрании, я должен быть меньше, чем животное?"

Равана сказал: "Эй, ты слишком много разговариваешь". К этому времент Хануман удлинил свой хвост и сделал из него большое-большое сиденье. Оно находилось выше головы Раваны: Хануман подпрыгнул и сел на это сиденье из своего хвоста. Затем он сказал: "Итак, Равана, думаю это для меня хорошее сиденье". И тогда Равана посмотрел на Ханумана снизу вверх и подумал это его хвост, что поделаешь. Затем у них был разговор и Хануман дал Раване очень хороший совет. "Пожалуйста, оставь Ситу в покое. Я видел твой дворец. У тебя так много красивых цариц. Почему ты хочешь взять себе Ситу? Могу сказать тебе, что Сита не так уже и красива". Хануман использовал в этом обсуждении с Раваной какую-то разновидность метода убеждения собеседника - сама-дхана-бхеда-данды.

Он сказал: "Сита не настолько красива. Вандудари - намного более красивая танцовщица Ты точно должен получить от нее наслаждение. Ты можешь иметь так много других женщин. Если хочешь, я лично добуду для тебя женщин. Просто оставь эту Ситу - ради твоей же пользы". Равана сказал:"Нет, не буду это слушать. Я не отпущу Ситу и более того - я прикончу тебя". Хануман сказал:"Прикончишь меня? Как ты можешь сделать это?" И Равана сказал:"Ты связан". Хануман сказал:"Я не связан, я просто сдерживаю сам себя". А затем он поднял руки вверх и веревка Брахмы порвалась.

У Индраджиты отвисла челюсть. "Что это? Эта обезьяна порвала веревку Брахмы". И тогда Хануман сказал:"Если хочешь, можешь воспользоваться обыкновенной веревкой и связать меня. Ты можешь связать меня, только если я захочу этого. А сейчас я позволяю тебе сделать это, вяжи меня. Посмотрю-ка я , как ты меня накажешь". И вот тогда Ханумана связали веревками. А с обеих сторон его толкали трезубцами великие демоны. Хануман не противился. Равана сказал:"Подожгите ему хвост". Итак, Хвост Ханумана положили в огонь и Хануман сказал: "Чудесно! Вы подбросили мне мысль. Я как раз размышлял, что делать. Я хотел сделать так много вещей, но не хотел делать этого сам потому, чтотогда Равана скажет: "Зачем ты сделал это? Теперь все честно: они подожгли огонь, а я просто повсюду скакал, и вещи оказались охвачены пламенем. Я не хотел сжечь Ланку. Почему я должен отвечать за случившееся? Я просто посланник. Посланнику нельзя нападать на противника. Но что я могу сделать? Они мне подожгли хвост: Я - обезьяна, поэтому, когда я прыгаю, хвост движется туда-сюда".

Вот таким образом Хануман прыгал с крыши на крышу, с окна в окно и везде сеял огонь. Он поджег даже лес Ашокавана. Все горело. Хануман прыгал вверх и вниз. "Ах, чудесно! Чудесно!" А затем он вдруг подумал: "Может, матаджи Сита также сгорела? Что я наделал? О, нет!" И вот Хануман вошел в лес Ашока и смотрел и увидел матаджи Ситу, которая сидела под деревом. В этом месте все уцелело. Итак, затем Хануман сказал Сите: "Зачем тебе ждать? Просто взирайся ко мне на плечо. Ты знаешь, что я пересек в этом месте океан, поэтому я могу пересечь его и обратно. Садись на меня и я заберу тебя. Перед тем, как улететь отсюда, я убью Равану".

Итак, Сита сказала: "Нет! Что ты делаешь? Ты уже сказал мне, что Рамачандра пообещал убить Равану и забрать меня назад. Если ты убьешь Равану, то мой муж не сдержит своего обещания. У Рамачандры одно слово, одна жена и одна стрела. Он пользуется только одной стрелой, у него только одна жена, а если он дает слово, то держит его. Так что не убивай Равану, ты не должен делать этого. Даже если ты должен сделать это, я не сяду тебе на плечо. По дороге через океан ты можешь увидеть какой-то плод, который ты любишь: ты будешь трясти дерево и я упаду в океан. Я не доверяю тебе полностью. Так что наслаждайся, возвращайся и скажи моему Господину, что я жду его. А если он не прибудет сюда через столько-то дней, то тогда я оставлю свое тело".

Глава 10.
АРМИЯ ОТПРАЛЯЕТСЯ НА ЛАНКУ

Итак, Хануман полетел назад. А затем, когда они возвращались обратно и достигли Кишкинды, им повстречался красивый лес под названием Мадхувана. Это был личный сад Сугривы. Там было так много пчелиных ульев, что мед переливался и тек по земле, и там было множество фруктов. Сад этот хорошо охранялся одной великой обезьяной по имени Дадхимукха. Она сидела перед этим садом возле 4 дверей. Входить туда было позволено только Сугриве. Итак, когда обезьяны возвращались, они пошли к Хануману и сказали ему: "Мы выполнили большое задание, так что должны как-то насладиться. Давайте войдем в сад Мадхувана и попьем меду". Хануман сказал: "Что? Войти в Мадхувану? Сугрива рассердится. Он узнает, что мы хорошенько здесь поработали. Нам запрещается входить в сад". Тогда Джамбаван сказал: "О, Хануман! Ты неправильно думаешь. Этот сад Мадхувана такое чудесное место, там так много меда. Мы так тяжело потрудились. Все эти обезьяны были так терпеливы. Их нужно наградить. Если ты не сделаешь этого, тогда это сделаю я". И вот, Джамбаван вошел в сад, и все обезьяны вошли туда. Были различные мнения по поводу того, входить в сад или нет. Но, в конце концов, взяли верх те, кто предлагали войти, и тогда все обезьяны пили мед вовсю и ели фрукты. Дадхимукха пошел к Сугриве и сказал: "Что это такое? Даже твой министр обороны - Хануман полностью бесполезен. Даже твой великий дядя Джамбаван также бесполезен. Все они приходят в королевский лес и пьют мед". Сугрива посмотрел на Рамачандру и сказал: "О, Господин, твоя работа завершена". Рамачандра сказал: "Как ты это знаешь?" Сугрива ответил: "Как обезьяны могут осмелиться войти в Мадхувану, мой сад, и пить мед? Это значит, что они выполнили какое-то чудесное задание. Может с ними находится Сита: в противном случае они не осмелились бы войти туда".

И вот Сугрива сказал Дадхимукхе: "Дай им еще меду! Дай им еще фруктов! Открой врата Мадхуваны: сад открыт для всех". А затем пришел Хануман и он говорил: "Мы нашли Ситу. Мы нашли Ситу". Хануман думал: "Если я скажу "Сита", тогда Рамачандра может подумать, что я не нашел ее". Он не хотел запутывать Рамачандру. Сперва Хануман сказал: "Нашел, нашел, нашел". Когда Рамачандра услышал это, он сказал Сугриве: "То, что ты сказал, было верно. Хануман на 7-м небе от счастья и он говорит: "Я нашел". Что он должен был найти? Должно быть он нашел Ситу, потому что он искал ее".

Итак, затем пришел Хануман и было обсуждение. А потом Рамачандра принял решение: "Нападем на Равану". Подводя итог, скажем, что Рамачандра и те, кто был с ним, построили этот чудесный мост и перешли по нему через океан.

Затем они прибыли туда, на берег Шри-Ланки. Как только они прибыли туда, Сугрива все высматривал, а Вибхисана сказал: "Это дворец Раваны - вот то 10-этажное здание". И тогда все они заметили: "Какое красивое здание". Когда Рамачандра оглянулся, то не увидел Сугривы. Он позвал: "Сугрива! Где Сугрива?"

Вибхисана сказал: "Какой-то демон хитрит. Мы должны быть начеку, будьте все готовы". Все взяли свое оружие, но Сугривы с ними не было. Сугрива полетел на 10-й этаж дворца Раваны. Он просто не мог вынести того, что там живет Равана с Ситой, опекает ее, а Рамачандра находится здесь. Сугрива так рассердился; он отправился во дворец.

А Равана в это время смотрелся, как обычно, в зеркало. Сугрива стал маленьким. Он сделал круг вокруг лица Раваны и плюнул ему в лицо. Равана как раз занимался своим макияжем, и 15 слуг помогали ему. Они опрыскивали его и делали всевозможные вещи для того, чтобы наложить косметику на лицо Раваны. И тогда Равана почувствовал на лице что-то влажное. "Что это? Что это?" Сугрива оплевал Раване все лицо. Затем последний сказал своим слугам прекратить делать то, чем они занимались, но все равно что-то влажное падало ему на лицо.

Равана сказал: "Здесь какая-то пчела или комар". Он посмотрел по сторонам и затем поймал Сугриву. Он держал Сугриву в руке. Равана сказал: "Как ты смеешь делать это? Что это ты делаешь - плюешь мне в лицо?" Равана посмотрел на Сугриву вблизи и понял, что это обезьяна. "Еще одна обезьяна; и такая маленькая?" Обезьяна говорила: "Равана, я плюнула тебе в лицо. Теперь я счастлива" и, прежде чем Равана смог поймать его, Сугрива улетел. Он приземлился перед Рамачандрой. Рамачандра сказал: "Сугрива, где ты был?" Сугрива сказал: "Я отправился туда, во дворец Раваны, и плюнул в лицо этому негодяю".

Рамачандра сказал: "Что ты наделал? О, я совершил большую ошибку, связавшись с обезьянами. Я - сын Дашаратхи. Я высадился в чужой стране, а ты уже пошел и наплевал хозяину этой страны в лицо". Сугрива сказал: "Извини, мой Господь, но ты должен понять, что я ведь обезьяна. Когда я сержусь, я не могу контролировать свой гнев. Ты можешь держать у себя в кармане всю свою юга-дхарму. Никто тебя не будет винить за то, что я сделал, потому что будут говорить: "Сугрива был обезьяной. Что можно с этим поделать? То, что случилось, не было просчетом со стороны Рамачандры".

И тогда Рамачандра сказал: "Я хочу отправить к Раване посланника, который будет контролировать свои чувства". Итак, Сугрива сказал: "Единственный, кто так сильно может контролировать свои чувства (кроме Ханумана - а он так или иначе уже ходил к Раване) это Ангада".

Итак, Рамачандра позвал Ангаду и обнял его. Он сказал: "Мой дорогой Ангада, я собираюсь послать тебя к Раване. Он очень опасная личность, так что будь осторожен. Иди к нему и скажи, что у Рамачандры нет намерения сражаться с ним. Все, что я желаю, это чтобы он вернул назад Ситу, и тогда я уйду. Я заведу с ним дружбу. Я буду его самым большим другом. Если кто-нибудь нападет на Ланку, я буду защищать его. Пожалуйста, скажи это Раване. Только Ситу - ничего другого я не хочу от него. Я не хочу, чтобы убили этих обезьян и не хочу убивать его демонов. И я не хочу убивать Равану".

Итак, Ангада сказал: "Ладно, я передам это сообщение Раване". Он обошел круг вокруг Рамы и Лакшмана, коснулся стоп Рамы. Затем Ангада подошел к Хануману, коснулся его стоп и сказал: "Благослови меня, потому что ты был первым, кто ходил к Раване". "Отправляйся туда",- сказал Хануман. Он позвал Ангаду близко к себе и сказал ему на ухо: "Ты должен оскорбить демонов". И тогда Ангада улетел.

Он прибыл как раз перед лицо Раваны, влетая туда и приземляясь прямо перед Раваной. Он сказал: "Равана, меня зовут Ангада. Я - сын Бали. Возможно, ты помнишь его". Этот Бали как-то проделал чудесную игру с Раваной. Когда Равана услышал, что любой, явившийся перед Бали, потеряет половину своей силы, он думал: "Это значит, что Бали станет могущественнее меня в этом мире, поэтому я должен сперва контролировать Бали".

Так, Равана отправился к Бали, а Бали принял врату (или клятву) состоящую в том, что каждый день он будет поклоняться Шалаграме в 4 святых местах. Что он будет поклоняться ему в Рамешвараме, Бадринатхе, Джаганатха Пури и Двараке. Все это он будет совершать в один день: будет перемещаться в каждое из этих мест при помощи одного прыжка. Он будет прыгать из Кшикинды в Рамешварам. Он будет там поклоняться, а перед тем, пока еще не слишком поздно, прыгнет обратно к Кишкинду. Оттуда он прыгал в Двараку. Он как раз прыгал. Затем направлялся в Бадринатх и возвращался обратно.

В то время как Бали прыгал, он всегда заботился о том, чтобы как-то оскорбить Сугриву. Он также делал это на этот раз. Сугрива спрятался в одном месте, куда Бали не мог являться, потому что он был проклят, что если явится в это место, то его голова будет разбита на 10 тысяч кусков. Сугрива нашел убежище в этом месте.

Даже тогда, перед тем, как отправляться в Двараку, Бали заботился о том, чтобы толкнуть разок Сугриву пяткой в голову, а затем он отправлялся в Двараку. На обратном пути он еще раз пинал Сугриву ногой в голову. Каждый день Сугрива получал от Бали 8 пинков ногой в голову.

Хануман не мог вынести этого, поэтому, как-то раз, когда Бали вот так пинался, Хануман схватил Бали за талию и пытался стащить его вниз, потому что, если Бали коснется земли на этой горе Ршямукачала, он умрет из-за проклятия мудрица Матанги.

Случилось так, что этот мудрец жил на горе Ршьямуки и однажды Бали и асура Дундубхи сражались друг с другом. От удара, нанесенного Бали, кровь, вытекающая из тела Дундубхи, брызнула и попала на руки мудреца.

Тот проклял Бали, что если он ещё раз вступит на эту гору его голова расколется на две части. Бали знал, об этом; поэтому он пытался поднять Ханумана вверх.

Один из них тянул другого вниз, а другой - вверх и они слились в один клубок. Сила их была равна, она равнялась силе 10 тысяч слонов. Они не двигались ни туда, ни сюда. Бали сказал: "Оставь меня в покое! Дай мне уйти!"

Хануман сказал: "Я позволю тебе уйти, если ты пообещаешь мне одну вещь - никогда больше не пинать ногой в голову Сугриву. В противном случае, я стяну тебя на землю". Бали сказал: "Ладно! Сделаем перемирие. Я не против тебя; ты не против меня. Я - против Сугривы. Я не буду приходить сюда и бить его ногой по голове, а ты оставь меня в покое".

Бали ушел. После того, как его доставал Хануман, он отправился в Двараку и быстро совершал поклонение; Равана же находился позади него. Равана не явился на глаза Бали, потому что знал, что утратит половину своей силы, если сделает это.

Стоя сзади Бали, он думал: "Я понемногу схвачу хвост Бали и тогда что-то сделаю". И вот, когда Равана подошел близко к хвосту Бали, он схватил его и думал: "О, было очень легко сделать это".

Но когда Равана пытался потянуть Бали за хвост, то, вместо этого, хвост потянул Равану. А затем хвост Бали вытянулся и обвился вокруг тела Раваны.

Бали держал Равану в своем хвосте. Затем он прыгнул в Кшикинду, оттуда - в Бадринатх, потом назад и в Пури, затем Бали прыгнул назад.

Равана висел в хвосте Бали. Смеялись над этим даже гандхарвы, смеялись женщины и чараны, а Равана закрыл глаза и кричал: "Бали, пожалуйста, отпусти меня, не обвязывай меня своим хвостом. По крайней мере, неси меня в руке. Это престижней, нежели когда тебя обвивает хвост обезьяны".

В конце концов, когда Бали с Раваной, обвитым хвостом первого, прибыли в Кшикинду, Бали расправил перед Раваной свой хвост и сказал: "Эй, смотри мне!Не появляйся больше здесь".

Равана сказал: "Я предаюсь тебе, я твой слуга. Не нападай на Шри-Ланку, и я не буду появляться здесь". Итак, Равана заключил с Бали пакт.

Ангада сказал Раване: "Равана, ты помнишь Бали? По крайней мере, ты должен помнить его хвост. Я - сын Бали. Я - наименьший в той армии, которую привел Рамачандра. Вот почему Рамачандра выбрал меня, чтобы я пришел сюда и повидался с тобой. Я - очень маленькая личность. Я - принц. А там, в армии Рамачандры, есть обезьяны более сильные, чем я. Но я прошу тебя об одном. Рамачандра сказал, что если ты отдашь Ситу, он уйдет назад и ему не нужно ничего".

Равана сказал: "Почему эти обезьяны приходят ко мне и разговаривают так, словно они министры? Ты бы лучше зажал свой хвост между ног и бежал отсюда, пока я не не убил тебя". Ангада сказал: "О, ты собираешься убить меня? Можешь сделать это позже".

Он поднял свою ногу и поместил ее перед Раваной. "А пока, попробуй, сдвинь с места мою ногу. Тогда мы сможем подумать об интригах, убийстве и лишении кого-то жизни".

Равана сказал: "Индраджит, иди сюда!". Итак, Индраджит поднялся и пошел туда. Он взялся одной рукой за его ногу, потянул и удивился, потому что нога у Ангады была подобна пустившему корни баньяновому дереву.

Затем Индраджит сел и двумя руками попытался раскачать ногу Ангады; он обнаружил, что нога эта подобна горе Меру. Индраджит обильно покрывался потом - и он сдался. Поднялся Вибхишана и сказал: "Равана, твой час пробил. Посмотри на это! Невозможно раскачать ногу обезьяны. Неужели ты не понимаешь, что что-то происходит? Ты держал у себя на кухне планеты, а теперь невозможно сдвинуть с места ногу обезьяны! Где-то что-то не так. Подумай об этом".

Равана сказал: "Ты такой слабовольный. Я сделаю это" - и поднялся с места. Ангада сказал: "Ты хочешь коснуться моей ноги?". Равана сказал: "Аргх! Я поднял Кайлаш!"

Итак, Равана пустил в ход все свои двадцать рук; он схватил ногу Ангады и дёргал, дёргал изо всех сил, но не мог сдвинуть ее с места. Ангада сказал: "Попробуй сдвинуть с места большой палец моей ноги. Может, ты в состоянии сделать это".

Равана наклонился - и он был абсолютно беспомощный, потому что не мог сдвинуть ногу Ангады с места. Равана сел и сказал: "Откуда ты черпаешь силу?"

Ангуда ответил: "Вечно спрашивают одно и то же - "Откуда ты черпаешь силу?" Откуда и ты черпаешь эту силу и все остальные. Источником силы является Рама, и я таю дыхание, просто воспевая его имя. Вот почему ты не в состоянии сдвинуть с места палец моей ноги. Я - наименьшая обезьяна в армии Рамачандры. Там есть обезьяны больше меня. И с нами всеми твой брат Вибхисана, который помогает нам. Здесь также находится Лакшман, а над ним - Верховный Господь Рамачандра. Равана, пораскинь мозгами и верни назад Ситу".

Равана сказал: "Нет! Я не отдам обратно Ситу. Я ничему этому не верю". Ангада сказал: "Тогда ты встретишь свою смерть" и улетел обратно.

Когда он возвратился к своим, к нему пришел Джамбаван и спросил: "Они не смогли сдвинуть с места палец твоей ноги?" Он в который раз уже видел перед собой Рамаяну. И тогда Ангада сказал: "Откуда ты это знаешь?"

Джамбаван сказал: "Я - Джамбаван. Я уже давно нахожусь здесь". Затем обезьяны попросили Ангаду рассказать о том, что там случилось. Джамбаван сказал: "Я расскажу вам об этом; ты же, Ангада, иди и расскажи Рамачандре о том, что произошло". Итак, Ангада пошел и рассказал Рамачандре о своем визите к Раване.

Вибхишана сказал Раме: "Теперь пора! Мы должны напасть на Равану". Рамачандра сказал: "Подождем до завтра", и они все расположились на отдых. Вибхишана сказал Хануману: "Нельзя верить этим демонам; они очень хитрые. Особенно когда садится солнце, они становятся сильнее. Это одно из свойств демонов. Я знаю это, потому что я из этой цивилизации. Будь осторожен с этими демонами".

Итак, Вибхисана сказал Хануману: "Нам нужно защитить Раму и Лакшмана. Построй из своего хвоста форт и мы поместим туда Раму и Лакшмана. Тогда мы не потеряем их. Мы с тобой должны охранять их".

Вибхисана и Хануман разделили армию обезьян на 4 группы: каждая из них контролировала восток, запад, юг и север. Ангада, Нила, Сугрива, Джамбаван - все они стали караульными. Никто не спал, потому что они полагали, что кто-нибудь прийдет и похитит Раму и Лакшмана.

Итак, Хануман из своего хвоста соорудил огромный форт. В нем были комнаты, веранды, внутренние дворы. Форт был семиэтажным. Для того чтобы войти в этот форт, нужно было сначала пройти через ухо Ханумана, а оттуда войти ему в рот. Затем идешь к задней части его шеи. Там находится один нерв, идущий прямо к хвосту. Входишь туда и минуешь хвост. Передвигаешься по хвосту, а немного дальше, по ходу хвоста, есть маленькое отверствие. Это врата в форт. Как можно было войти Хануману в ухо, пройти через рот и прочее? Так что все были довольны: "Это такая хорошая защита".

Хвост Ханумана был скручен и он был скручен в некоторых местах по-разному для того, чтобы образовывать окна. Там было все - комната для отдыха и бассейн. Все было порождено умом Ханумана и все это находилось в обрамлении его хвоста. Хануман ходил вокруг этого форта, охраняя его. Это было сознательное строение, потому что это был хвост.

Рама и Лакшман находились там, внутри. Хануман и Вибхисана патрулировали туда и обратно, охраняя форт. Затем, в один момент, когда Хануман увидел Вибхисану, последний сказал: "Я хочу войти в форт и проверить, все ли там в порядке. Пожалуйста, позаботься о том, чтобы никто не переходил на эту сторону. Ты оставайся здесь". Хануман стоял там, стоял-стоял, но Вибхисана не пришел. Хануман сказал: "Ну-ка, сделаю быстренько один полет".

Хануман перелетел и вернулся на прежнее место. Когда он возвращался туда, он увидел, что Вибхисана стоит снаружи этого форта, сделанного из хвоста Ханумана. Хануман сказал: "Если ты был внутри форта, то почему ты не вернулся тогда? Я был возле входа туда". Вибхисана сказал: "Я не входил в форт".

Хануман сказал: "Что-то здесь не так", и они оба вошли в форт. Хануман и Вибхисана увидели, что Рамы и Лакшмана там нет. Они исчезли. Хануман и Вибхисана везде проверили, но не могли найти Раму и Лакшмана. Тогда все обезьяны принялись плакать и сетовать.

Вибхисана сказал: "Должно быть это работа Махи-Раваны - брата Раваны. Махи-Равана живет в подземном мире, у него где-то внизу есть секретный город. Он - великий майави. Каким-то образом Махаравана забрал Раму и Лакшмана. Хануман, лишь ты можешь пойти и забрать их; я же могу сказать тебе, как добраться туда". Хануман решил пойти и забрать Раму и Лакшмана.

Глава 11.
РАВАНА ИДЕТ ЗА ПОМОЩЬЮ К БАЛИ

После того, как произошла история с оплевыванием лица, Равана думал: "Дело плохо. Пришел мой час. Но я - Трилокешвара, и могу подчинять себе время. Я не знаю, как могу сделать это, но это как-нибудь случится. Я - очень могущественнен, и до сего времени все шло хорошо. Почему теперь дела должны идти плохо?".

И все же, политический ум Раваны думал: "Мне нужно принять помощь другого царя. Даже если в этом нет необходимости; если же что-нибудь случится, тогда я, по крайней мере, могу прибежать к нему. Итак, помощь какого царя следует мне принять? Эти Деваты бесполезны; они мои слуги. Мне не нужно прибегать к их помощи. Принять помощь других демонов? Но никто их них не может сравниться в могуществе со мною. Кто равен мне в могуществе среди членов нашей семьи? Бали Махараджа! Он - самый могущественный и он до сих пор жив, потому что он попал на планету Сутала".

Равана знал, что Бали Махарадж находится на Сутале и что он очень склонен к тому, чтобы оказывать милосердие. Бали Махарадж отдал Вамане все свое царство. Бали родом из семейства демонов и я также демон, поэтому "мы можем пожать друг другу руки и убить Рамачандру".

Равана решил пойти повидаться с Бали Махараджей и отправился на планету Сутала. Возле входа на планету находился Вишну Ваманадева с дубинкой на плече; он ходил взад-вперед, охраняя врата.

Равана прибыл к вратам на Сутале и посмотрел на Вишну. Обычно Равана путешествует с дубинкой-булавой и мечом.

Равана сказал: "Кто этот карлик?". Равана пришел к воротам и попытался в них войти. Ваманадева преградил ему путь своей булавой и сказал: "Ммм-ммм!", давая знать этим звуком: "Нет!". Ваманадева не разговаривал - он принял обет молчания. Внутри Раваны все дрожало, однако же, он не подал виду. "Попробую иначе",- подумал он и стал невидимым.

Это было одно из совершенств Раваны. Но он был невидимым только для материальных глаз, но не для Вишну. Опять на пути у Раваны возникла булава Вишну. Равана стал очень маленьким и попытался очень быстро войти в ворота. Вишну наступил на него. Вамана просто стоял там, а Равана кричал: "Аргх!" и задыхался.

Но, поскольку Вишну коснулся тела Раваны, тот получил качества которые необходимы чтобы быть убитым Рамачандрой, до этого времени он был недостоин. До того, он не мог быть убитым Рамачандрой. Из-за того, что на него наступил Вамана, произошла какая-то Вишну-саибандха: "Ладно, твое тело очищено. Теперь тебя может пронзить стрела Рамачандры".

Вот почему Вамана держал на этом месте ногу. Он мог раздавить Равану, но он просто удерживал его там. Затем Вамана позволил Раване войти на планету Суталу. Равана увеличил свою форму и явился перед Бали Махараджей. Он сказал так, словно ничего не произошло: "Я пришел повидаться с тобой. В этом мире не существует такого места, куда я не мог бы попасть. Я - Трилокешвара".

Бали Махараджа сказал: "А как же стоящий возле ворот Ваманадева? Разве он не остановил тебя?". Равана сказал: "Если он остановил меня, то как я могу находиться здесь?". Бали сказал: "Он остановил тебя, и он же позволил тебе войти сюда".

"Откуда он знает об этом?",- подумал Равана. Бали продолжал: "Должно быть, он остановил тебя. Затем он смилостивился и позволил тебе войти сюда".

Потом Равана сказал: "Кто он такой, чтобы смилостивиться надо мной?". Бали сказал: "Он - Вишну, Верховный Господь". "Не говори снова этого,- сказал Равана,- Я - Верховный Господь!". Бали сказал: "О, ты - Верховный Господь? Могу ли я узнать, зачем ты явился сюда?".

Равана сказал: "Я пришел за помощью". "О, какой чудесный Верховный Господь! - сказал Бали.- Равана - Верховный Господь и он же пришел ко мне за помощью. Должно быть, Верховный Господь - это я". Равана сказал: "Ты - человек в летах, так что не смейся надо мной. Это несправедливо. Дхарма-шастра говорит, что не следует смеяться над тем, кто моложе тебя по возрасту из-за того, что у него меньше качеств, чем у тебя".

Бали сказал: "О, ты еще помнишь дхарма-шастру?". Равана сказал: "А почему я должен ее забыть?". Бали сказал: "Если ты не забыл ее, тогда зачем ты явился сюда?".

Равана ответил: "Я пришел повидаться с тобой, потому что ты мой пра-пра-пра-прадед". Бали сказал: "Я так давно твой пра-пра-пра-прадед, но ты никогда не приходил ко мне. Почему ты вдруг пришел теперь?"

Равана сказал: "Давай забудем обо всем этом. Послушай. В Шри-Ланке высадился один человек с обезьянами". Бали сказал: "В твоей стране высадился человек. Как он попал туда?". Равана сказал: "Он пересек океан, говорят - построил мост".

Бали Махарадж закрыл глаза, улыбнулся и сказал: "О, не сын ли это Дашаратхи?". Равана сказал: "Аргх, да. Это он, эта династия Икшваку - группа слабаков. Я то и дело усмирял их; и, однако же, стыда у них нет, и они продолжают приходить и причинять беспокойство". Бали спросил: "Что за обезьяны у этого человека?".

Равана сказал: "Ну, одна из его обезьян пришла и сожгла город Ланку. Другая пришла - и я не смог сдвинуть с места палец на ее ноге. Еще одна наплевала мне в лицо". "Да ну?".

Затем Бали закрыл глаза и снова улыбнулся. "О, чудесно! И что ты решил, Равана? Решил ли ты вернуть Ситу?". "Как ты узнал об этом?",- спросил Равана. "Хм-м… Я твой пра-пра-пра-прадед; я знаю лучше, чем ты. Ты должен вернуть Ситу".

"Нет,- сказал Равана,- Я не сделаю этого. Почему я должен возвращать ее? Это всего-навсего какие-то обезьяны, какие-то люди". Бали сказал: "Да, всего-навсего какие-то обезьяны. Одна из них сожгла целый город, а другой ты не мог сдвинуть с места палец ноги, а еще одна плюнула тебе в лицо. Всего-навсего только какие-то обезьяны! И это просто посланники, пришедшие к тебе без намерения сражаться! А когда они прибудут с намерением сражаться с тобой, что случится тогда?

Твой брат, Вибхисана, - на их стороне. Это для тебя существенно. Твой брат, знающий о тебе все, находится на другой стороне. Если он по другую сторону, то ты, по крайней мере, не должен сражаться с ними. Пока твой брат жив и пока он на другой стороне, ты не должен делать этого. Что ты за умный царь! Ты ведешь войну. Твой брат рассказывает им все о тебе!".

Равана сказал: "Как бы там ни было, брат мой - один из тех слабаков, которые всегда поют "Вишну! Вишну!". Он не по душе нашей семье. Он стал демоном". Бали Махарадж сказал: "Ладно, чего тебе от меня нужно?".

Равана сказал: "Ты должен помочь мне". Бали сказал: "Как я могу сделать это - я такая религиозная личность? В конце концов, ты попросту забрал чужую жену. Это все. Поступать так - характерно для демона. На что же ты жалуешься?"

Тогда Равана стал очень счастлив и сказал: "Видишь? Ты умный. Ты понимаешь меня". "Да, я тебя понимаю",- сказал Бали.- Ну, как бы там ни было, ты явился ко мне, ты находишься в моем царстве, поэтому я хочу перед тем, как мы будем говорить о политике, дать тебе какой-нибудь подарок. Не беспокойся, я помогу тебе. Позволь мне дать тебе подарок. Пошли со мной!".

Бали повел Равану на большой майданг - открытую местность. Упоминается, что он был размером в 4 йоджаны (32 мили). Там была большая гора диаметром в 32 мили. Гора эта имела 9 йоджан в высоту (72 мили) и 32 мили в ширину. Она была очень красивой формы и состояла из сплошного золота. На боковой стороне горы находились бриллианты; размером они были больше, чем лицо у Раваны. Бриллианты были красиво огранены.

Равана сказал: "Какая чудесная гора! Она сделана из золота; на ней бриллианты, и все это очень красиво расположено. Кто дал тебе эту гору?" Бали сказал: "Неважно! Я хочу дать эту гору тебе".

Глаза Раваны расширились, и рот широко открылся. "Ты даешь это мне? Всю эту гору, не просто один бриллиант?" Бали сказал: "Всю! Я дам тебе всю эту гору".

Равана думал в этот момент: "Зачем мне возвращаться на Ланку? Забуду о Сите и Раме. Просто возьму эту гору и отправлюсь куда-нибудь еще, хорошо проведу время".

Демоны всегда составляют подобные планы. Равана подумал: "Зачем мне эта Ланка, пусть пропадает, построю себе ещё одну. (Все хотят быть на Луне, а потом её делить. Пример: кошки заходят на кухню, воруют молоко и, когда пьют, закрывают глаза и думают - меня никто не видит. Или страус засовывает голову в песок и думает - охотник меня не видит.) Бали сказал: "Но я дам эту гору тебе только в том случае, если ты сможешь сначала поднять ее".

Равана сказал: "Нет проблем, я поднял Кайлаш." Итак, Равана сел, обхватил гору всеми двадцатью руками, пытаясь поднять эту гору, но не мог даже оторвать ее от земли.

Равана стал просить: Бали Махарадж, помоги мне немного. Бали Махарадж подошел, приподнял слегка эту гору. Равана засунул под неё все свои руки и Бали Махарадж убрал свою руку, в результате Равана застрял. Подобно тому, как это было с луком Шивы.

И Равана начал кричать: Что это такое, я гость, а ты так со мной обращаешься, да ещё хочашь бросить меня одного. Бали Махарадж сказал: "Ну, что я могу сделать, ты сам хотел". Равана: "Ну ладно помоги мне хотя бы руки вытащить".

Когда Равана освободился, он спросил: "Что это за гора, кто её сюда поставил?" Бали Махарадж спросил: "Ты хочешь знать это?" Ну, да. "Это серьга" "Что-о-о, серьга?" "Да, вот это одна серьга" - сказал Бали. Пойдём со мной".

Он отвел его на другую сторону Суталы, там лежала ещё одна. "А это другая". Эти серьги принадлежали Хиранькашипу, нашему предку. Он так же не любил Вишну, как и ты. Сын его Прахлада, был великим преданным Вишну. И однажды он стал беспокоить своего сына. И тогда пришёл Вишну, как получеловек, полулев (Прим. Нара-Симха аватар). Взял Хираньякашипу положил себе на колено и разорвал на куски. Серьги упали в этом месте во время сражения между Хираньякашипу и Господом Нрисимхадевой.

Равана застыл и смотрел в одну точку, представляя себе: так, это одна серьга, там другая, значит вот такое лицо у него было, вот такая шея, плечи. Затем он стал прикидывать размеры льва. Каким же он был. И на минуту он стал преданным. Вот это да. Ну и сила, вот это силище. Тогда Бали Махарадж сказал: "Сейчас эта личность появилась как сын Дашаратхи, Рамачандра.

Равана рассмеялся: "Ха-ха-ха, это слепая вера. Не пудри мне мозги, я не верю. Да это не серьга, это какая-то гора, ты меня пытаешься обмануть". Бали Махараддж сказал: "Не обманывайся Равана, это одна и та же личность. Я дам тебе хороший совет, верни ему Ситу и припади к его стопам".

"Да что за вздор, некоторые верят в то, чего никогда не существовало" - сказал Равана и вернулся к себе на Ланку.

Когда Равана вернулся в свой замок, его все же не покидала мысль – серьга… размеры головы… В нем происходила внутренняя борьба, и тогда он решил – бред, что нужно, так это обратиться за помощью к кому-то ещё. Это был Махи Раван.

Глава 12.
РАМА И ЛАКШМАН ПОХИЩЕНЫ

Этот Махи Раван был большим учёным, он посторил город на дне океана. Он назывался Махипура. Город Махипура был сделан и спрятан очень искусно, даже Господь Брахма не мог в него попасть.

Этого Махи Равану (брата Раваны), похитившего Раму и Лакшмана, было очень трудно убить. Даже если разрубить его тело на 3 тысячи кусков и разбросать их в 3 тысячах различных мест, части эти вернутся на прежнее место и снова срастутся.

Можно делать Махи Раване все, что угодно, но он не умрет. Причина этого в том, что жизненная сила Махи Раваны находится в двух местах вне его тела. Эта точка - в брилианте, который с большой секретностью хранится в Махипури. Но, даже если найти и растолочь этот алмаз, этого недостаточно. После этого исчезнут только пять голов Махи Раваны и его 10 рук. Другие 5 голов и 10 рук все же останутся.

Половина жизни Махи Раваны хранилась в алмазе, а другая половина хранилась в Гималаях. Там есть одна гора, к которой очень трудно добраться - ее окружают ледяные пещеры. Сверху горы перемещаются огромные куски льда. Если пройти там, то будет пещера. В ней есть 5 светильников; они зажжены. 5 змей охраняют эти 5 лампад. Это мистические змеи. Фактически, они не были змеями, это была иллюзия. Каждый раз, когда кто-нибыдь придет туда, змеи будут плеваться ядом. Любой, вдохнувший этот яд на расстоянии менее 100 миль, умрет. Если тебе удалось пройти мимо этих змей, тогда, для того, чтобы убить Махи Равану, нужно одновременно задуть все пять светильников. В это же время, нужно разбить на части алмаз с половиной жизни Махи Раваны и пустить стрелу в грудь Махи Раваны. Если ты сможешь сделать все это одновременно, Махи Равана умрет. Итак, он был очень умен, великий ученый. Когда Равана позвал Махи Равану, тот появился перед ним. Он появлялся, стоило только подумать нем.

Демоны, змеи, политики и женщины - эти 4 вида существ приближаются, если подумать о них. Если змеи находятся неподалеку, они делают так, что начинаешь думать о них. Итак, явился демон - Махи Равана и спросил: "Зачем ты звал меня?" Равана сказал: "Я в беде".

"Кто причина этого?",- спросил демон. "Два человека и обезьяны". Махи Равана сказал: "Я видел этот форт из хвоста. Те люди, что были в нем,- это о них ты говоришь? Они совершают какое-нибудь волшебство, чтобы сделать тебе приятное?".

Равана сказал: "Нет, этим они не занимаются. Они прибыли для того, чтобы сражаться". Махи Равана сказал: "Обещаю тебе одну вещь. Сейчас 4 часа, и я обещаю тебе, что к полуночи я предложу их Маха-Кали в качестве жертвоприношения и принесу тебе их кровь, а ты можешь смешать ее с вином и выпить. Это мое обещание". Равана сказал: "Ах! Вот это брат! А с Вибхишаны толку никакого". Итак, Равана дал Махи Раване очень много даров. Махи Равана сказал: "Не беспокойся! Не веди бесед со своими министрами. Не пытайся что-нибудь сделать; просто иди и наслаждайся. В полночь эти люди будут предложены в качестве жертвоприношения. Это мое обещание" и вернулся в свой город.

Он был вдохновлён и счастлив. Махи Равана созвал своих министров. Его жена спросила: "Куда ты идешь? Ты к чему-то готовишься?". "Да, да, сказал Махи Равана,- Я уже предложил Кали 999 принцев из рода кшатриев. Если я предложу ей еще одного принца, то получу от нее великие благословения. А сейчас у меня таких принцев - два".

Его жена сказала: "У тебя двое принцев для того, чтобы предложить их Кали? Очень хорошо! Где же они?". Махи Равана сказал: "Они находятся в стране моего брата. Они прибыли туда для того, чтобы напасть на Равану. Эти люди - сыновья Дашаратхи - Рама и Лакшман".

Жена Махи Раваны сказала: "О! Что ты говоришь? Рама - Верховный Господь!". Махи Равана сказал: "Что? Верховный? Здесь Махипури. По крайней мере, в этом городе я - верховный. Нет никого, кто стоял бы выше меня. Я - движущая сила всего. Разве ты этого не знаешь?" Она сказала: "Это верно! Ты верховный Господь в этом регионе, но ведь Рама - Верховный надо всем".

Махи Равана женился на этой девушке, которая была из семейства змей. Змеи - преданные Вишну.

Она продолжала: "Я знаю этого человека - Рамачандру. И слышала предсказание от Нарады Муни о том, что Рамачандра прийдет и убьет твоего брата. Я также слышала, что когда в твой город войдут обезьяны, ты также будешь убит. Не буди лихо! В стране Раваны находятся эти обезьяны, так что та обезьяна, которая, согласно с предсказанием, является предвестницей твоей сметри, может также быть в числе этих обезьян. Пускай Равана отправляется в ад! Что ты можешь с этим поделать? Ты не являешься врагом Рамачандры. Оставь Верховного Господа в покое, иначе попадешь в беду.

Махи Равана сказал: "Вот почему говорят, что нужно жениться на ком-нибудь из своего собственного рода, из своей собственной династии! Зачем я женился на тебе? Ты - змея и плюешься ядом".

Итак, Махи Равана ушел; он собрал своих министров и сказал: "У нас осталось всего несколько часов. Мы должны тайно выкрасть Раму и Лакшмана и предложить их Кали в качестве жертвоприношения". Все министры захлопали в ладоши: "Чудесный план! Чудесный!"

Таковы демоны. Один из них предлагает демонический план, а другой приходит и приветствует этот план бурными аплодисментами.

Махи Равана взял с собой 4 из своих опытных помощников. Один был известен под именем Чатур, другого звали Садхвья, третьего - Сарвапрана, а четвертого - Душмати. Иногда люди дают своим детям плохие имена - такие как Дурьодхана или Духсасана.

Махи Равана и 4 его помощника подошли к берегу, за которым начиналась Шри-Ланка. Махи Равана сказал:

"О'кей, приступаем к делу. Мы должны приготовиться. Один из вас должен пойти туда. Итак, кто хочет сделать это?".

Первый из 4 помощников сказал:"Я сделаю это. Дайте мне ящик и я принесу в нем Раму и Лакшмана". Ему дали ящик и он пошел. Чатур осматривал форт, обходя вокруг него.

"Этот форт очень большой",- подумал он. Итак, Чатур лег на землю и посмотрел вверх. Однако он не мог увидеть форт. Поэтому он вернулся к Махи Раване и сказал: "Не мне идти туда. Форт такой большой, а возле него ходит взад-вперед обезьяна, охраняя это здание! Я слышу так много звуков. Вся армия - на ногах. Воины бьют в барабаны и поют песни. Я не могу добыть Раму и Лакшмана".

Садхья сказал: "Ах, слабак! Смотри на меня. Я могу сделать это. Мне не нужен ящик, я принесу Раму и Лакшмана в руке". И вот он явил свою форму, а затем вошел в Ланку.

Садхья подумал: "Эта стена, возле форта, маленькая; поэтому я просто увеличу себя". Он увидел этот хвост сложенный кругами и их так много. Поэтому он решил взлететь и посмотреть сверху.

Он стал орлом, он мог принимать любые формы. Он стал взлетать всё выше и выше, долетел до космоса, а стена продолжается. Он сталв злетать ещё выше до луны, а он продолжается, наконец, он долетел до сатья локи и увидел, что хвост ещё продолжается.

И он стал думать, куда же он вообще подымается, я уже не могу лететь выше. Поэтому он вернулся на Землю и попытался раздвинуть два кольца. В это время Хануман почувствовал в этом месте зуд. Он слегка пошевелился, немного приподнял хвост, а Садхья решил что хвост поддался и полез вовнутрь. В это время хвост опустился, придавив Садхью. И тот начал барахтаться и кричать, пытаясь как- то освободиться. На крик собрались обезьяны, они начали шутить и смеяться над ним.

В конце концов Хануман приподнял хвост и выбросил его. Тот вернулся к Махи Раване еле живым, после такого испытания он уже не мог говорить. И Махи Равана был удивлён и неудомевал, что же с тем произошло.

Тогда он решил сам заняться этим делом. Прийдя к форту, он определил, что возле него два сторожа - Вибхишан и Хануман. Тогда он принял форму Вибхишаны и подошёл к Хануману и сказал: "А в это время кто-то может пройти сюда. Может прийти даже Равана, приняв мою собственную форму. Не впускай его! Задай ему хару!". Затем Махи Равана вошел в ухо Ханумана и проник в форт. Он забрал Раму и Лакшмана. Он проявил свою форму, посмотрел по сторонам, проявил свою форму еще и затем, ни к чему не прикасаясь, поднялся в воздух, вверх, к выходу, и исчез из форта.

Он очень хорошо задерживал дыхание, поэтому ничего нельзя было уловить при помощи хвоста. В хвосте находилась система: если что-нибудь происходило, Хануман мог почувствовать это. Но на этот раз он ничего не почувствовал, поскольку Махи Равана был таким опытным йогом. Он остановил свое дыхание, словно умер, и отбыл.

Он прибыл в Махипури и положил Раму и Лакшмана перед Маха-Кали. Те спали. Лакшман также был усыплён Махи Раваной, который для этого прибег к специальным приемам.

Верховный Господь допускает, чтобы с ним происходили подобные вещи для того, чтобы могли случиться эти чудесные игры. На самом деле, Рамачандра знал что происходит, но он решил – хорошо, пусть так и происходит. Господь выполняет желания живых существ.

Настоящий Вибхисана, обойдя круг вокруг форта, прибыл туда, где находился Хануман, и тот его спросил:"Все ли в порядке? Подожди-ка, как ты очутился снаружи? Ты же отправился в форт".

Вибхисана сказал: "Я не был в форте. Я просто сказал тебе, что обойду круг вокруг форта, а теперь я возвращаюсь на прежнее место". Хануман сказал: "Теперь я чувствую, что где-то что-то не так. Лучше войди в форт и проверь, все ли там в порядке".

Итак, Вибхисана вошел в форт и обнаружил, что Рамы и Лакшмана там нет. Все обезьяны прыгали и плакали. Вибхисана выбрался назад из форта и сказал: "Хануман, ты не знаешь истинного положения дел. Рамы и Лакшмана в форте нет. Я покончу с собой".

Хануман сказал:"Погоди, погоди! Ты единственный источник информации. Скажи мне куда могли забрать Раму и Лакшмана". Вибхисана описал Махипури. Хануман сказал:"Я не могу больше ждать здесь. Я возьму этого Махи Равану, положу на одну ладонь и раздавлю при помощи другой".

Вибхисана сказал".Будь осторожен! Жизнь Махи Раваны находится не в одном месте. Но я не знаю, где она находится. Кто-нибудь в Махипури сможет рассказать тебе об этом. Ты должен найти кого-то, кто является приближенным к Махи Раване. Этот человек сможет сказать тебе, где находится жизненная точка Махи Раваны". С этим Хануман отбыл в Махипури.

Глава 13.
КОНЕЦ МАХАРАВАНЫ

Хануман летел над океаном и искал при этом цветы лотоса. Именно они были входом в город Махи Раваны. Он приблизился к месту, где было много лотосов, и увидел один особенно большой лотос. "Должно быть, это лотос",- решил Хануман и вошел в цветок. Но чтобы войти, надо было прочесть специальные мантры. "Что за звуки нужно произносить? Мне следовало бы спросить об этом Вибхисану,- думал Хануман,- Как бы там ни было, я не могу терять ни минуты времени".

Хануман помолился Вайю, и тот явился перед ним. "В чем проблема, Хануман?",- спросил Вайю. Хануман сказал: "Трудность в том, что я должен войти сюда, внутрь самого цветка, а для этого нужно произносить какой-то звук. Я не знаю этот звук".

Вайю сказал: "Не беспокойся! Лотос функционирует на основе системы всасывания. Эта система приводится в действие воздухом, а я являюсь им. Входи!".

Лотос открылся и Хануман очень быстро прошел внутрь цветка; он приземлился на дне лотоса и огляделся по сторонам. Что он увидел - так это большой бак, известный под названием кальпы (или бак, выполняющий желания). Люди приходили сюда из города, брали из этой емкости немного воды для того, чтобы пойти и поклониться Кали.

Хануман подумал: "Это внешняя часть города, а выглядит она так чудесно. Внутри город должен быть даже красивее".

Затем Хануман стал думать о том, как войти в Махипури. А там находился форт из кирпича. На его вершине было 2 тысячи лакх (Прим. Индийская числовая мера: 1 лакх=100000, 1 крор=100 лакх. Индус сказал бы “20 крор солдат”.) солдат-демонов; они ходили там с луками и стрелами.

Хануман увидел их и подумал: "Я хочу прикончить их всех вместе; это очень хорошо, что все они находятся на верхней части форта. Если они разбросаны в разных местах, то очень трудно прикончить их одновременно. Но эти солдаты-демоны находятся все в одном месте. Это хорошее расположение. Чем же мне восполльзоваться для того, чтобы убить их?" И Хануман оглядывался по сторонам.

Затем он услышал голос: "Хануман! Я здесь! Воспользуйся мною!" Хануман оглянулся; там было большое, высокое дерево - очень большое и толстое. Дерево это разговаривало.

Хануман сказал: "Кто ты и почему ты способно разговаривать?". Дерево сказало: "Я - полубог. Меня проклял Нарада Муни и поэтому я превратился в дерево. "Зачем ты превращаешь меня в дерево?",- спросил я Нараду,- Я тогда стану бесполезным".

Нарада Муни сказал: "Нет, я превращу тебя в дерево, от которого будет польза. Ты будешь расти в Махипури, а когда туда придет Хануман, он займет тебя в преданном служении, он воспользуется тобой для того, чтобы вести войну". "Пожалуйста, воспользуйся мной, Хануман! Именно для этого я нахожусь здесь".

Итак, Хануман взял это дерево, затем поднял его и опустил с размаху на стену форта. Двум тысячам лакхов солдат пришел конец. Затем Хануман широко открыл дверь форта и вошел внутрь.

Он пересек лес. Тот форт, с которым он только что имел дело, был кирпичным; а теперь перед Хануманом был форт из латуни. В нем было солдат намного больше, чем в первом. Хануман стал там; он похлопал себя по плечам, бросая этим вызов. Все воины спрыгнули вниз и построились в армию. Они шли строем: правой-левой, правой-левой.

Хануман увеличил свои руки в размере. Его форма была, как и прежде, но руки увеличились в размерах. Хануман приблизился к армии, соединил обе руки и смел солдат на одну сторону. Он открыл дверь этого форта и вошел; прошел через лес.

Затем Хануман пришел к форту из меди. Там было в три раза больше солдат, чем раньше (в предыдущем форте). В нем находилось 18 тысяч лакх солдат.

Итак, Хануман увеличился в размере и принял свою висварупу - огромную форму; затем он посмотрел на солдат, которые находились в медном форте, и дыхнул. Всем им пришел конец.

Хануман открыл дверь в это ворт. Потом он пришел к форту, который был сделан из белого металла. В этом форте находился один демон, который руководил всеми солдатами; демон этот был наделен мистическими совершенствами. Он сделал так, чтобы началась буря и начал делать дождь.

Демон создал дождь из экскрементов, дождь из костей, дождь из солдат и всевозможные другие виды дождей. Хануман явился туда и сказал: "Это очень плохо". Он посмотрел на них, и все эти солдаты исчезли. Они являлись иллюзией. Эти солдаты не могли вынести взгляда Ханумана. Хануман взял этого демона в руку и сказал: "Ты создаешь всю эту иллюзию. Ты такой мерзкий, что здесь не должно оставаться даже твое мертвое тело".

И Хануман съел демона. Хануман не является вегетарианцем. Когда это увидели солдаты из форта, они подумали: "О, очень трудно иметь дело с таким, как он (Хануман). Мы должны убегать".

Но Хануман не дал им убежать. Он собрал их всех в группы и принялся поедать их. Он долго был голоден и ничего не ел. Одних солдат он съел, других - раздавил, третьих - выбросил.

Он прикончил их всех, а затем открыл ворота в этот форт. Затем он пришел к форту из колокольного металла. Затем Хануман уселся в одно место; он был сильно рассержен. Хануман смотрел, а из его глаз вырывался огонь. Весь форт просто растопился. Во время, когда плавился металл, погибли все солдаты. На этот раз Хануман никаких дверей не открывал, потому что форта, как такового, уже совсем не существовало. Он просто перелез через растопленный металл.

С Фортом из белого металла было покончено, и Хануман пришел к золотым воротам. Перед этими воротами находился один аппарат. Это был большой счетчик со стрелкой и шкалой. Когда кто-либо проходил мимо этого прибора, то он показывал, является ли эта особа другом Махи Раваны или она относится к нему враждебно. В соответствии со степенью враждебности проходящего к Махи Раване, прибор показывал на шкале 10 единиц враждебности, 20,30.

Было очень трудно пройти мимо этого прибора. Если стрелка на шкале слегка двигалась в сторону, символизируя враждебное отношение к Махи Раване того, кто проходил мимо прибора, то армия была готова явиться и прикончить этого человека.

Хануман подумал: "Сейчас мне нужно что-нибудь придумать; и он ждал перед золотыми воротами. А в это время Махи Равана сидел у себя в комнате; он вызвал свою сестру.

Есть одна история о его сестре: она была замужем за другим демоном и у них был сын. Когда этот сын родился, с неба раздался голос, который сказал им: "Когда Махи Равана умрет, ваш сын станет царем".

Махи Равана не хотел умирать и не хотел, чтобы кто-нибудь другой становился вместо него царем. Поэтому он заточил эту семью (свою сестру и ее сына) в темницу, точь-в-точь как поступил Камса.

Итак, сестру Махи Раваны звали Дуратанди. Она и ее сын, Ниламега, оба находились в темнице. Но у этой Дуратанди была очень благоприятная способность, состоящая в том, что, когда нужно было провести абхишеку или пуджу, то, если попросить Дуратанди принести для этой церемонии воды, тогда эта абхишека или пуджа всегда завершалась успехом.

На этот раз Махи Раване нужно было совершить очень важную пуджу, принося в жертву Раму; вот потому он освободил из заточения свою сестру.

Махи Равана освободил от цепи только ноги сестры, а руки ее были все еще скованы. Слуги должны были пойти с ней к баку с водой и только там снять цепи.

Как только она набирала воду, ей снова на руки надевали цепи. Затем она возвращалась обратно, неся воду. Таков был план Махи Раваны, и он приказывал Дуратанди сделать это.

Итак, она приближалась к баку с водой, возле которого Хануман и думал о том, как пройти через входные ворота. Дуратанди пришла к баку и, набирая воду, она открыто сетовала, проклиная Махи Равану: "Ну, у меня и брат! Он хочет убить Раму и Лакшмана".

Когда Хануман услышал это, он подскочил и появился перед Дуратанди. "Что ты сказала? Ты знаешь, где находятся Рама и Лакшман? Я их ищу!". Дуратанди сказала: "Ты кто? Ты - Равана, принявший другую форму?". "Нет, нет! Я - Хануман, слуга Рамачандры". Дуратанди сказала: "О, ты должен мне помочь!". Она рассказала Хануману все, что с нею произошло, и тот сказал: "Не беспокойся! Если ты поможешь мне, я помогу тебе".

Дуратанди сказала: "Как я помогу тебе?". Хануман сказал: "Я стану маленьким листком манго. Положи этот листок в твою посудину, куда ты набрала воду, и пронеси меня через входные ворота. Я хочу провести этих людей". Дуратанди сказала: "А что произойдет, если эта проделка обнаружится? У них при входе есть приборная шкала и если тебе не нравится Махи Равана, то счетчик покажет это".

Хануман сказал: "Ладно, мне нравится Махи Равана". "Нет, Нет, Нет! Как тебе могут нравиться в одно и то же время и Махи Равана и Рама? Это невозможно".

Хануман сказал: "Как бы там ни было, почему ты не делаешь того, о чем я прошу тебя? Мне нравится эмоциональное возбуждение, и я хочу надуть их".

Итак, Хануман стал очень маленьким и вошел в листок манго. (Когда приносят воду для омовения, то в нее ложат листок манго). Дуратанди положила в посудину, с набранной водой, листок манго, в котором находился Хануман, а затем она очень спокойно понесла это к воротам.

Возле входа находился тот самый счетчик. Дуратанди медленно приближалась к нему и дрожала. Какие-то демоны, которые были возле входных ворот, говорили ей: "Эй! Почему ты дрожишь? Что это ты там несешь?" Дуратанди сказала: "Нет, Нет! Это вода для проведения абхишеки; мы собираемся убить сегодня Раму". Как только она очутилась перед счетчиком, стрелка на шкале зашкалила - она дошла до максимального показателя, и на шкале не было больше цифр, чтобы стрелка могла отклониться еще дальше.

Демоны сказали: "Эй, остановись. Ты так сильно ненавидишь Махи Равану. Ты и раньше ненавидела его, но тогда стрелка показывала на шкале ненависти всего 30 единиц. А теперь стрелка зашкаливает". Дуратанди сказала: "Нет, теперь я отношусь к Махи Раване дружелюбно; иначе как он мне тогда позволил выйти?"

И вот тогда демоны сказали: "Должно быть в воде кто-то есть!". И они посмотрели в воду и ничего не увидели, поэтому демоны пришли к выводу: "Что-то не в порядке с этим счетчиком. Вернись назад, и мы проверим снова". Итак, Дуратанди вернулась назад, а затем снова прошла мимо аппарата. "Крак!" - и прибор сломался. "Кто же это такой, кому не нравится Махи Равана?",- спросили демоны. Хануман выпрыгнул из горшка с водой и сказал: "Это я!".

Он стал огромным, взял всех демонов и принялся делать большой разгром. Он не мог дождаться, когда увидит Раму. Одних демонов Хануман разбивал, других давил, третьих кусал, топтал их ногами, бросал группы демонов то в одну, то в другую сторону.

Он взял одну группу демонов в одну руку, а другую группу в другую руку и столкнул их вместе. Вот таким образом он их всех прикончил. Затем Дарутанди сказала: "Вокруг дома Махи Раваны есть десять домов. Там живут его великие генералы. Ты должен убить их". "Нет проблем",- сказал Хануман.

Он пошел к дому Махи Раваны, стал посреди площади, на которой находились эти 10 домов, и медленно просовывал в каждый из домов свой хвост. Сначала Хануман просунул хвост в один дом, где в это время генерал со своей женой и говорил ей: "Ты похожа на месяц". А она говорила мужу: "Ты похож на солнце".

В это время в дом проник хвост Ханумана, повязал их обоих, вытащил из дома и принялся шлепать ими о пол. Таким же образом Хануман поступил с остальными. Все дома были уничтожены. Новость об этом достигла Махи Раваны. Он вышел перед Хануманом и сказал: "Эй! Я убью тебя!". И Махи Равана сел в свою колесницу.

Хануман взлетел в небо, упал на эту колесницу и раздавил ее. Махи Равана разбился. Хануман сказал: "Джая, Рамачандра Бхагаван ки джая!".

Махи Равана поднялся снова. Хануман сильно ударил его в грудь; от этого Махи Равана потерял сознание. Хануман сказал: "Джая, Рамачандра Бхагаван ки джая!".

Махи Равана поднялся снова и Хануман подумал: "Каждый раз, когда я говорю "Джая", он поднимается. На следующий раз не буду говорить этого". Итак Хануман взял в руки Махи Равану, разорвал его на куски и разбросал эти куски в разные стороны.

Хануман уселся, а все куски тела Махи Раваны соединились вместе, и Махи Равана поднялся. Хануман применил свою специальную технику военного искусства. Но Махи Равана исчез.

Хануман сказал: "Никто не может выбраться из моей системы захвата". Затем он посмотрел по сторонам и увидел серебряннную скалу; Дуратанди сказала Хануману: "Это не серебрянная скала, это Махи Равана. Он может принимать любую форму".

Хануман сел на эту скалу и раздавил ее. Махи Равана снова вышел оттуда и принялся убегать. На этот раз он двигался так быстро, что Хануман не мог поймать его.

Хануман пришел к Дуратанди и сказал: "А что теперь? Куда делся Махи Равана?". Дуратанди сказала: "Он совершает сейчас яджну для того, чтобы убить тебя".

Махи Равана вошел в пещеру и быстро проводил там какую-то яджну, а в результате этой яджны явился большой брахма-ракшаса. Он говорил: "Кто? Кого я должен съесть?".

Махи Равана сказал: "Ханумана; он находится вон там." Итак, брахма-ракшаса спрыгнул и прибыл к Хануману. Тот приготовился сражаться с этим бхутой, но Дуратанди сказала: "Не сражайся с бхутой; этим только напрасно потеряешь время. Иди и испорть ту яджну, в результате которой появился этот брахма-ракшаса. От этого бхута автоматически умрет".

Хануман сказал: "О, это хорошо!". И он пошел к месту проведения этой яджны и испортил яджну тем, что справил в огонь малую нужду.

Яджна стала нечистой, и этот брахма-ракшаса исчез. Махи Равана исчез снова. Хануман вернулся к Дуратанди и сказал: "Я в замешательстве. Что я должен делать?" Дуратанди сказала: "Даже если ты раздавишь Махи Равану, он не умрет, потому что его жизнь находится в трех местах".

Она раскрыла Хануману секрет относительно жертвоприношения Рамачандры. Итак, Хануман пришел в храм Кали и увидел Рамачандру, посыпаного порошком куркумы и цветочную гирлянду. Его собирались принести в жертву, так что он должен был выглядеть хорошо.

Хануман пришел к Раме и сказал: "Мой Господин, ты должен помочь мне. Я сделал все что знаю. Этот человек непобедим".

Рамачандра сказал: "Нет проблем! В полночь Махи Равана убьет меня. В это время я проделаю одну хитрость и пущу в него стрелу. Ты же, в это же самое время должен пойти и прикончить те светильники. У меня будет Лакшман для того, чтобы растолочь бриллиант".

Рама был Верховным разумом. Итак, Лакшман связался с Дуратанди для того, чтобы узнать, где находятся бриллианты с жизненной точкой Махи Раваны; он прибыл туда и ждал полуночи.

Ханумал полетел. Он передвигался очень, очень быстро. Наконец он приземлился там. Хануман увидел эту пещеру и увидел пять входов туда. Все они соединялись внутри, и в этом месте находилось пять светильников, которые горели.

Хануман прошел в пещеру и задул один светильник. Он пришел к следующему и задул этот светильник. Хануман оглянулся - а погасший светильник снова автоматически зажегся. Он задул еще один светильник, а другой зажегся, снова и снова. Затем Хануман сказал: "Я погашу эти светильники одновременно". Итак, он выворачивал голову в разные стороны в то время, когда дул на светильники. Все светильники погасли, но снова все они зажглись.

А в это время появились змеи, плюя ядом. Яд не имел на Ханумана никакого воздействия, но змеи появлялись и мистически двигались. Хануман удалился оттуда и сказал: "О, что я буду делать?". Он снова подумал о Вайю. Явился Вайю и сказал: "Хануман, а что у тебя за проблема на этот раз? У тебя нет много времени, осталось только три минуты!"

Хануман сказал: "Ну, что я могу поделать? Одна лампа гаснет, а другая зажигается. То одна лампа, то другая - снова и снова. Я в замешательстве".

Вайю сказал: "Ах! Ты забыл, кто твой отец!" Хануман сказал: "Я не забыл этого. Ты мой отец". Вайю сказал: "Знаешь ли ты, что любой свет горит только благодаря мне?" И Вайю удалился с того места, где находились светильники. Как только Вайю удалился из этой пещеры, там стал вакуум.

И в этот момент все лампы одновременно погасли. Хануман сразу же вспомнил о Брахме и помолился ему: "Я хочу воспользоваться этим благословением, этим особым благословением. Я хочу сию же минуту очутиться в Махипури".