Падма Пурана. История кабана

пураны, ведические истории
Этот кабан был в своей предыдущей жизни гандхарвом по имени Рангавидьядхара, который умел прекрасно петь.

Мудрец Пуластья устроил свою обитель на горе Сумеру. Рангавидьядхара пришел туда и начал петь. Его песни были так хороши, что мудрец никак не мог сосредоточиться для своей медитации.

«Пожалуйста, пойди в другое место, – сказал гандхарву Пуластья, – не пой здесь».

«Почему я должен идти куда-то? – спросил Рангавидьядхара. – Я только пою, и мои песни никому не наносят вреда. Они нравятся людям, почему же ты против пения?»

«Я не против пения, – ответил Пуластья. – Я ничего не имею против искусств, и я понимаю, что они полезны. Но твои песни отвлекают меня, и мне очень трудно сосредоточиться для медитации. Только по этой причине я прошу тебя уйти и петь в другом месте».

«Если ты не можешь сосредоточиться, то это твоя неудача, – сказал гандхарв. – Я знаю, что те, кто действительно медитируют, не отвлекаются ни на что. Этот лес не принадлежит тебе, и я нахожусь здесь на таких же правах, как и ты. Если мое пение мешает тебе, иди и поищи другое место для своей медитации».

Пуластья был властен над своим гневом, поэтому, не говоря ни слова, он поднялся и отправился прочь. Через несколько дней Рангавидьядхара заметил, что мудреца нет на прежнем месте, а спустя еще некоторое время он обнаружил, что Пуластья устроил себе обитель в другой части леса.

Гандхарв захотел сыграть шутку с мудрецом. Он принял облик кабана и пришел в обитель Пуластьи. Он взрывал землю копытами и толкал мудреца своими клыками. Сначала Пуластья не обращал внимания на все эти беспокойства – он решил, что нужно простить кабана, поскольку тот был всего лишь диким животным. Но вскоре мудрец заметил, что кабан является никем иным как гандхарвом. Тогда он проклял Рангавидьядхару на то, что тот родится кабаном.

Увидев, что случилось, гандхарв отправился к Индре и рассказал ему о своей беде.

«Пожалуйста, помоги мне, – умолял он царя богов, – ведь я сделал это ради тебя. Мудрец медитировал, и, безусловно, он достигнет огромного могущества, когда завершит свою аскезу. Я пытался помешать ему, ибо кто знает, не будет ли он потом стремиться к положению Индры?»

«Я не могу ничего поделать с проклятием мудреца, – ответил Индра. – Но я могу смягчить последствия проклятия: когда тебя, как кабана, убьет царь Икшваку, ты станешь гандхарвом снова.

«Пожалуйста, расскажи мне теперь твою историю», – попросила царица Судева.