Амбалаттхика-Рахуловада Сутта

авалокитешвараТак я слышал, однажды Самый Почитаемый пребывал в Раджагахе в бамбуковой роще Заповедник Белок.

В это времени монах Рахула находился в роще манговых саженцев. Итак, Самый Почитаемый, поднявшись со своего места, покинул своё уединение ближе к вечеру и направился к монаху Рахуле, находившемуся в роще манговых саженцев. Монах Рахула заметил его, когда тот шёл из далёка, и, увидев его, подготовил место и воду для омовения ног. Самый Почитаемый сел на приготовленное место, сев, омыл свои ноги. Монах Рахула, поклонившись Самому Почитаемому, сел рядом.

Затем Самый Почитаемый, оставив немножко воды в ковше, обратился к монаху Рахуле:
— Рахула, ты видишь, как мало воды осталось в ковше для воды?
— Да, Преподобный Учитель.
— Также ничтожно мало от качеств, свойственных отшельнику, остаётся у тех, кто не чувствует никакого стыда, произнося намеренную ложь.

Вылив то малое количество воды, которое оставалось, Самый Почитаемый обратился к монаху Рахуле:
— Рахула, видишь ли, как вылилось это малое количество оставшейся воды?
— Да, Преподобный Учитель.
— Всё, что есть от отшельника в том, кто не чувствует никакого стыда, произнося намеренную ложь, подобным образом выплёскивается.

Перевернув ковш для воды вверх дном, Самый Почитаемый обратился к монаху Рахуле:
— Рахула, видишь, как перевернулся вверх дном этот ковш для воды?
— Да, Преподобный Учитель.
— Всё, что есть от отшельника в том, кто не чувствует никакого стыда, произнося намеренную ложь, подобным образом переворачивается вверх дном.

Повернув ковш для воды правой стороной вверх, Самый Почитаемый обратился к монаху Рахуле:
— Рахула, ты видишь, что этот ковш для воды пуст, в нём нет ничего?
— Да, Преподобный Учитель.
— Всё, что есть от отшельника в том, кто не чувствует никакого стыда, произнося намеренную ложь, опустошено подобным образом.

— Рахула, это подобно следующему примеру. Вот королевский слон — огромный, породистый, привыкший к битвам, его бивни словно оглобли колесницы — вступая в битву, он использует свои передние ноги и задние ноги, свои передние части тела и задние части, свою голову, уши, бивни и хвост, но только не подставляет своего туловища. Дрессировщик слона, заметив это, думает: «Этот королевский слон не отдаст свою жизнь за короля». Но когда королевский слон — огромный, породистый, привыкший к битвам, чьи бивни словно оглобли колесницы — вступая в битву, использует свои передние ноги и задние ноги, свои передние части тела и задние части, свою голову, уши, бивни и хвост, а также своё туловище, дрессировщик слона замечает это и думает: «Этот королевский слон отдаст свою жизнь за короля. Нет ничего, что он не будет способен выполнить».

— То же самое верно и для каждого, кто не чувствует никакого стыда, произнося намеренную ложь. Говорю тебе, что не останется зла, которого он не будет способен совершить. Поэтому, Рахула, ты должен воспитывать себя, имея настрой: «Я не буду произносить намеренную ложь даже ради шутки».

— Как ты полагаешь, Рахула, для чего нужно зеркало?
— Для отражения, Преподобный Учитель.
— Подобным образом, Рахула, действия тела, действия речи и действия ума должны совершаться с постоянным осознаванием.

— Когда бы ты ни решил сделать что-либо, задумайся над этим действием тела: «Приведёт ли это действие тела, которое я хочу выполнить, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, задумавшись, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда любое подобное действие совершенно не подходит для тебя, и делать его нельзя. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием тела со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда любое подобное действие подходит для тебя, и делать его можно.

— Когда ты выполняешь действие тела, ты должен осознавать: «Ведёт ли это действие тела, которое я выполняю, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, думая так, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен прекратить его. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием тела со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты можешь продолжать выполнять его.

— Совершив действие тела, ты должен подумать о нём: «Приведёт ли это действие тела, которое я совершил, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, подумав, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием тела с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен раскаяться в нём, открыто признаться в его совершении перед Учителем или перед мудрыми товарищами по святой жизни. Раскаявшись в содеянном, ты должен тренироваться в том, чтобы контролировать себя в будущем. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием тела со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты должен сохранять состояние бодрости и радости, днём и ночью тренируясь в благих качествах ума.

— Когда бы ты ни решил сказать что-либо, задумайся над этим действием речи: «Приведёт ли это действие речи, которое я хочу выполнить, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, задумавшись, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда любое подобное действие совершенно не подходит для тебя, и делать его нельзя. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием речи со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда любое подобное действие подходит для тебя, и делать его можно.

— Когда ты выполняешь действие речи, ты должен осознавать: «Ведёт ли это действие речи, которое я выполняю, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, думая так, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен прекратить его. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием речи со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты можешь продолжать выполнять его.

— Совершив действие речи, ты должен подумать о нём: «Приведёт ли это действие речи, которое я совершил, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, подумав, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием речи с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен раскаяться в нём, открыто признаться в его совершении перед Учителем или перед мудрыми товарищами по святой жизни. Раскаявшись в содеянном, ты должен тренироваться в том, чтобы контролировать себя в будущем. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием речи со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты должен сохранять состояние бодрости и радости, днём и ночью тренируясь в благих качествах ума.

— Когда бы ты ни решил замыслить что-либо, задумайся над этим действием ума: «Приведёт ли это действие ума, которое я хочу выполнить, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, задумавшись, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда любое подобное действие совершенно не подходит для тебя, и делать его нельзя. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием ума со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда любое подобное действие подходит для тебя, и делать его можно.

— Когда ты выполняешь действие ума, ты должен осознавать: «Ведёт ли это действие ума, которое я выполняю, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, думая так, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен прекратить его. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием ума со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты можешь продолжать выполнять его.

— Совершив действие ума, ты должен подумать о нём: «Приведёт ли это действие ума, которое я совершил, к несчастию для меня, к несчастию для других или к несчастию и для меня, и для других? Является ли оно неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, подумав, ты поймёшь, что оно приведёт к несчастию для тебя, к несчастию для других, либо к несчастию и для тебя, и для других; если оно будет неблагим действием ума с болезненными последствиями, с болезненными результатами, то тогда ты должен раскаяться в нём, открыто признаться в его совершении перед Учителем или перед мудрыми товарищами по святой жизни. Раскаявшись в содеянном, ты должен тренироваться в том, чтобы контролировать себя в будущем. Однако если, подумав, ты поймёшь, что это действие не приведёт к несчастию для тебя, не приведёт к несчастию для других, не приведёт к несчастию ни для тебя, ни для других; если оно будет благим действием ума со счастливыми последствиями, со счастливыми результатами, тогда ты должен сохранять состояние бодрости и радости, днём и ночью тренируясь в благих качествах ума.

— Рахула, все священнослужители и отшельники прошлого, которые очищали свои действия тела, действия речи и действия ума, делали это путём постоянного осознавания своих действий тела, действий речи и действий ума именно таким образом.

— Все священнослужители и отшельники будущего, которые будут очищать свои действия тела, действия речи и действия ума, будут делать это путём постоянного осознавания своих действий тела, действий речи и действий ума именно таким образом.

— Все священнослужители и отшельники настоящего, которые очищают свои действия тела, действия речи и действия ума, делают это путём постоянного осознавания своих действий тела, действий речи и действий ума именно таким образом.

— Поэтому, Рахула, ты должен тренировать себя, имея настрой: «Я очищу мои действия тела путём постоянного осознавания. Я очищу свои действия речи путём постоянного осознавания. Я очищу свои действия ума путём постоянного осознавания».

Вот как ты должен тренировать себя.

Вот, что сказал Самый Почитаемый. Получив удовлетворение, монах Рахула возрадовался словам Самого Почитаемого.