История Будды и Чунгавы

будда, чуванга, бодхисаттваУ Будды был родственник, женатый человек по имени Чунгава, имевший большое доверие и интерес к Дхарме. Однако следовать этому стремлению ему не позволяла ревнивая жена, не допускавшая, чтобы он удовлетворил свой интерес, и все время находившая способы препятствовать этому. Она ревниво за ним следила и сопровождала его повсюду, куда бы он ни пошел.

Видя затруднительное положение Чунгавы, Будда Шакьямуни решил ему помочь и в один прекрасный день пришел за подаянием к его дому. Когда тем утром Чунгава понял, что это действительно сам Будда идет по улице мимо его дома, его единственным желанием было выбежать и наполнить чашу для подаяний, которая была у Будды в руках. Жена не могла ни оставить его, ни пойти с ним, поскольку принимала ванну. Обеспокоенная желанием мужа поднести еды самому Будде, она выплеснула на Чунгаву горшок воды, основательно намочив его рубаху, и потребовала, чтобы он вернулся до того, как его одежда высохнет (что под жарким индийским солнцем занимает одну-две минуты). Чунгава взял свое подношение Будде и наполнил его чашу для подаяний.

- Очень хорошо, - сказал Будда, - а теперь пойдем со мной.

Под воздействием присутствия Будды и ауры милосердия, которую он излучал, Чунгава согласился и пошел вместе с ним. Они были уже далеко от города, когда его мысли вернулись к обещанию, данному жене. Беспокоясь, как он вернется к ней, но чувствуя, что надо следовать за Буддой, он всю дорогу размышлял об этом. Вскоре они пришли в монастырь, расположенный вдали от других поселений. Будда повел Чунгаву прямо в свои комнаты и безо всяких объяснений потребовал вымести пыль в алтарном помещении, пока он ненадолго отлучится.  И хотя Чунгава беспокоился, что жена подумает о его местонахождении, все же согласился выполнить эту простую работу. Однако чем больше он убирал, тем больше пыли появлялось. Похоже, было, он никак не справлялся с заданием. А Будда, сказавший, что выйдет на минутку, все еще не возвращался.

В конце концов, Чунгава сдался и направился домой. Выйдя из монастыря по дороге, которая вела через джунгли и поэтому редко использовалась, он надеялся, что вскоре будет дома и избежит встречи с Буддой, идущим обратно. Но дорога сделала крюк, и, к своему ужасу, Чунгава увидел Будду, идущего на встречу той же самой дорогой. В досаде Чунгава спрятался под деревом, ветви которого свисали до земли. Но когда  Будда проходил мимо, ветви поднялись и открыли место, где прятался Чунгава.

- Куда это ты направляешься? – спросил Будда.

- Я…иду домой..вернее, шел, - ответил Чунгава.

Будда пригласил его вернуться.

Войдя в монастырь, он указал на свои монашеские одежды и велел Чунгаве ухватиться за них. На вопрос, для чего это нужно, Будда ответил, что хочет кое-что показать. Все еще озадаченный, Чунгава повиновался, и не успел он сжать в руках тонкую шафрановую накидку, как они уже взлетели в небо. Они приземлились на вершине очень высокой горы, где увидели старую, сморщенную, согбенную женщину.

- Ну, Чунгава, как ты думаешь, кто красивее – эта женщина или твоя жена?

- На этот счет нет никаких сомнений, - ответил Чунгава, - моя жена в сто тысяч раз красивее.

Будду удовлетворил ответ Чунгавы, и он потребовал продолжить путешествие. Они опять взлетели и благодаря чудодейственным силам Будды прибыли в мир богов на небеса Тридцати Трех.

Поощряемый Буддой, Чунгава осмотрел это чудное место и был поражен красотой богов, богинь и всего вокруг. Обходя мир богов, он дошел до места, где происходила какая-то бурная деятельность: несколько богов и богинь готовили великолепный трон. Они были настолько увлечены своим занятием, что Чунгава догадался – здесь готовится важное мероприятие. Любопытствуя, он приблизился к ним и начал свои расспросы.

- Извините, не подскажите ли, для кого готовится этот поистине восхитительный трон? Сегодня будет церемония  возведения на трон? Один из богов повернулся к Чунгаве, поприветствовал его теплой улыбкой и отвечал:

- О, это трон будет занят не сразу. Мы готовим его в ожидании прибытия человека по имени Чунгава. Он будет сохранять свои монашеские обеты в такой чистоте, что переродится здесь на небесах Тридцати Трех. Такая великая добродетель и нравственная чистота встречаются крайне редко, хотя к ним многие стремятся. Поэтому в радостном ожидании этого великого успеха мы готовимся к его прибытию и делаем сегодня эту работу.

Чунгава потерял дар речи. Красота трона и восхитительного рая были неописуемы. Его необычайно воодушевила возможность такой награды. Мысли Чунгавы возвращались ко времени,когда он будет жить в таком счастливом месте. Это быстро освободило его ум от воспоминаний о прежней земной жизни, о жене и о возвращении к ней. Когда Будда тем утром вернул Чунгаву на землю, в монастырь, Чунгава молил у стоп Будды дать монашеские обеты.

Однажды Будда обратился к монахам в монастыре крайне серьезно и выразил такое опасение:

- Большинство из ваc  приняло посвящение в монахи, чтобы, достигнув полного Просветления, принести пользу всем существам. Вы желаете выйти за пределы страдания сансарического существования, и это самое чудесное и достойное стремление. Однако среди вас есть тот, кто принял посвящение исключительно из-за своей веры в перерождение на небесах Тридцати Трех, если он сохранит в чистоте свои обеты. Имя этого монаха – Чунгава. Впредь не разговаривайте с ним и не вступайте ни в какой контакт.  Те из вас, которые стремятся к цели Просветления, идут совсем другим путем, чем он.

С тех пор монахи сторонились Чунгавы. Тем не менее, Чунгава упорно соблюдал свои обеты. Он действительно был полон решимости переродиться в этом чудесном раю.

Однажды Будда пригласил Чунгаву совершить путешествие в миры адов. Чунгава снова ухватился за одежду Будды, и благодаря чудесным силам Будды вскоре они оказались в аду. Переполненный глубиной и беспредельностью страдания, которое испытывали существа, Чунгава очень обеспокоился и опустил глаза, чтобы не смотреть на эту страшную картину. Крепко держась за Будду, пока они проходили один  ад за другим, Чунгава вдруг заметил огромное здание, где находились ужасные существа и орудия пыток. В центре большого помещения стоял огромный котел, полный расплавленной меди, куда ее подливали все больше и больше. Несколько существ разводили под этим котлом сильный огонь, он нагревался все больше, существа были крайне увлечены этим занятием. Однако, в отличие от других котлов, которые встретились Чунгаве по пути, этот не был ни кем занят. Его одолело любопытство, и он подошел к местному обитателю, стоящему неподалеку.

- Извините, вы не подскажите, зачем столько внимания уделяют котлу, в котором никого нет?

Существо обернулось и сказало с презрительной усмешкой:

- Мы готовим его для человека, который сейчас живет на южном континенте. В настоящий момент он занят тем, что соблюдает свои нравственные обязательства с таким исключительным рвением и так следит за своими обетами, что переродится на небесах Тридцати Трех.

Эти слова что-то напомнили Чунгаве, но он не придал им значения. Поэтому продолжал расспросы:

- Зачем же вы готовите котел здесь, в аду, для человека, который, как вы говорите, переродится в мире богов на небесах Тридцати Трех?

Тут существо расхохоталось от души: - Я думаю, уж ты-то должен знать. Естественное следствие того трона в раю – этот трон в аду. Ни один рай не длится вечно, и когда чары уходят и гаснет свет, все бывшие боги получают возможность пожить тут, у нас!

Из-за дыма от полыхающего огня, жары, духоты и впечатления, которое произвел на него ответ местного жителя, Чунгава почувствовал себя плохо и почти потерял сознание. Но все же он продолжал любопытствовать и ухитрился задать еще один важный вопрос :

- И кто же этот добродетельный монах, будущий бог, который, как ты говоришь, может в один прекрасный день очутиться в этом котле?

Существо ответило: - Чунгава.

Подавленный услышанным и ожидавшей  его судьбой, Чунгава в паническом ужасе возвращался к мысли о плавании в котле с кипящей медью. Побежав и догнав Будду, ушедшего вперед без него, он стал умолять быстрее забрать его обратно на землю, в монастырь.