О драгоценности человеческой жизни

драгоценное человеческое рождение, Будда, дхарма, сангха(Выдержки из книги "Слова моего Всеблагого Учителя")

Я знаю все частности закона причины и следствия, но по сути, не верю в него.

Я прослушал много учений о Дхарме, но не применяю на практике.

Благослови же меня и мне подобных существ, творящих зло.

Чтобы наше сознание слилось со святою Дхармой!

Свободы и преимущества человеческого рождения...

Будда говорил, что получить рождение в человеческом теле менее вероятно, чем то, что черепаха, всплывающая со дна океана, случайно попадёт головой в просвет деревянного ярма, брошенного на гребень бушующих волн.

Представьте себе весь космос с миллиардами миров в виде безбрежного океана. На его поверхности плавает ярмо – кусок дерева с дырой посредине, который надевается на рога тягловых волов. Это ярмо, швыряемое волнами взад и вперёд то на запад, то на восток, ни секунды не стоит на месте. В глубинах океана живёт слепая черепаха, которая всплывает на поверхность лишь один раз в сто лет. В высшей степени маловероятно, чтобы черепаха и ярмо сошлись в одной точке. Ярмо – неодушевлённый предмет, а черепаха не имеет намерения его отыскивать. Поскольку черепаха слепа, она не может воспользоваться зрением, чтобы установить местонахождение ярма. Если бы ярмо не двигалось, то всё же ещё оставалась возможность, что они сойдутся в одной точке; но оно непрестанно перемещается. Если бы черепаха всю свою жизнь плавала на поверхности, она, может быть, могла бы натолкнуться на ярмо. Но она всплывает только один раз в сто лет. Поэтому вероятность, что ярмо и черепаха встретятся, в высшей степени мала. А если бы черепаха к тому же просунула голову в дыру посредине ярма, это было бы уже редчайшим совпадением. И тем не менее, согласно сутрам, ещё труднее получить человеческое воплощение со всеми свободами и преимуществами.

Таким образом, можно прийти к мысли, что едва ли вообще существует вероятность родиться в человеческом облике. А среди людей число тех, кто родился в местах, где Дхарма известна, по сравнению с родившимися в окраинных землях, где Учение никогда не было известно, весьма незначительно. Однако отнюдь немногие из этих последних имеют все свободы и преимущества.

Размышляя обо всём этом, вы должны испытывать радость, если убедитесь, что действительно располагаете полным набором (см. книгу «Слова Моего Несравненного Учителя») всех свобод и преимуществ. Человеческая жизнь может быть названа «драгоценной человеческой жизнью» лишь в том случае, когда налицо полный набор всех свобод и преимуществ; тогда эта жизнь становится воистину драгоценной. Если же какие-либо из указанных аспектов отсутствуют, то сколь ни обширны ваши знания, ваш талант и осведомлённость в делах мирских, вы всё же не располагаете драгоценной человеческой жизнью. В вашем распоряжении то, что именуется просто человеческой жизнью, простой человеческой жизнью, злополучной человеческой жизнью, бессмысленной человеческой жизнью, бесплодной человеческой жизнью. Это можно сравнить с держащим драгоценный камень, но им не пользующимся; или с побывавшим в стране, богатой сокровищами, но вернувшимся оттуда с пустыми руками.

Найти драгоценный алмаз – ничто в сравнении с обретением драгоценной человеческой жизни. 
Но гляньте, как те, кого не печалит сансара, растрачивают жизнь свою по мелочам! 

Завладеть целым королевством – ничто в сравнении со встречей с несравненным учителем. 
Но гляньте, как те, кому неведома почтительная привязанность, с учителем обращаются, точно с равным! 

Обрести власть в стране – это ничто в сравнении с принятием обета бодхисаттвы. 
Но гляньте, как те, у кого нет сострадания, попирают свои обеты! 

Быть властелином вселенной – ничто в сравнении с получением тантрического посвящения. 
Но гляньте, как те, кто нарушает заветы, предают свои обещания! 

Встретиться с Буддой – это ничто в сравнении с открытием истинной природы сознания. 
Но гляньте, как те, в ком недостаёт устремленья, вновь погружаются в свои заблуждения! 

Эти свободы и преимущества приходят к нам не случайно или по совпадению. 
Они – результат накопленных в течение многих кальп заслуг и мудрости.

Великий учёный Дракпа Гьялцен говорит так:

Эта свободная и благодатная человеческая жизнь – не следствие изощрений ума, но плод тех заслуг, что вы накопили. Получить человеческую жизнь и использовать её исключительно для совершения неблагих дел, не имея при этом ни малейшего представления о Дхарме, – это значит спуститься даже ещё ниже, чем в самые низшие сферы существования.

Обращаясь к охотнику Гонпо Дордже, почтенный Миларепа говорит:

Говорят, что рождение со всеми свободами и преимуществами делает человеческую жизнь драгоценной. Но жизнь такого человека, как ты, не кажется драгоценной.

Человеческая жизнь более, чем что-либо другое, имеет власть увлечь вас вниз, в низшие сферы существования.

Как вы сейчас распорядитесь этой жизнью, зависит только от вас.

Использованное умело, наше тело – паром, держащий путь к освобождению. Тело, использованное неумело, – якорь, нас держащий в сансаре.

Это тело нас направляет к благому иль неблагому.

Благодаря заслугам, накопленным в прошлом, мы получили это человеческое воплощение и все восемнадцать свобод и преимуществ. Пренебречь самым существенным – высшей Дхармой – и вместо этого растрачивать жизнь, покупая еду и одежду и предаваясь восьми мирским дхармам, было бы непростительным расточительством этих свобод и преимуществ. Какая бессмыслица – ждать прихода смерти и лишь тогда с раскаянием бить себя в грудь! Ведь ложный выбор уже сделан. Как говорится в Пути бодхисаттвы:

Если теперь, обладая свободами человеческой жизни, я упущу возможность во благо практиковать, то это будет величайшее из безумий и наихудший самообман.

Итак, данная жизнь – это поворотный пункт, когда вы можете выбрать, будет ли ваше будущее лучше или хуже. Если вы не воспользуетесь этой возможностью и не вступите во владение цитаделью абсолютного сейчас, вам будет крайне трудно вновь получить подобную свободу в последующих жизнях. Коль скоро вы получите рождение в одной из форм жизни в низших мирах, вам будет недоступно представление о Дхарме. В заблуждении неспособные понять, что следует делать и чего делать не следует, вы будете непрестанно спускаться всё глубже и глубже в низшие сферы существования. Поэтому скажите себе, что именно сейчас наступило то время, когда следует сделать надлежащее усилие. Медитируйте об этом снова и снова, применяя три высших метода: начните с мысли о бодхичитте; затем проведите основную практику, и в завершение, посвятите заслуги всем существам. Чтобы понять, насколько эта практика стала для вас поистине существенной, сравните себя с геше Ченгавой, который практиковал непрестанно и даже никогда не спал.

Геше Тонпа говорил ему: «Ты бы лучше отдохнул, сын мой, а то заболеешь». «Да, мне нужно отдохнуть, – отвечал Ченгава. – Но, когда я думаю, как трудно получить свободы и преимущества, которые у нас есть, я не могу позволить себе отдыхать». Он не спал всю свою жизнь и прочитал мантры Ачалы девятьсот миллионов раз. Мы должны медитировать до тех пор, пока в нашем сознании не возникнет такое же убеждение.

Хотя я обрёл эти свободы, но их сущность, Дхарма, не укоренилась во мне. 
Хотя я вступил на путь Дхармы, но трачу попусту время, занимаясь другими вещами. 
Благослови меня и других подобных мне глупцов постичь самую суть этих свобод-преимуществ!

О страданиях обусловленности...

Как мы можем увидеть, помимо того, что многие из нас нисколько не ценят то, что имеют сейчас, растрачивая свою жизнь, удовлетворяя свои желания,

Мы также увлекаем в эту пропасть и других, вовсе не задумываясь о том, что порождаем страдания обусловленности.

Мы полагаем, что сейчас всё идёт хорошо, и по всей видимости, вовсе не страдаем. На самом деле, мы полностью погружены в то, что создаём причины страдания. Ибо наша еда и одежда, наши дома, украшения и празднования, которые доставляют нам удовольствие, – всё это является следствием пагубных деяний. Поскольку всё, что мы делаем, чревато негативными последствиями, это может вести лишь к страданию. Возьмём в качестве примера чай и цампу*.

* Чай и цампа (поджаренная ячменная мука мелкого помола) – два продукта, которые повсеместно и широко используются в Тибете. Тибетский чай приготавливается с молоком и маслом и его часто пьют в течение всего дня. Цампу смешивают с чаем – и еда готова.

В Китае, где выращивают чай, число мелких существ, которых убивают, когда сажают чай, собирают листья и т. п., невозможно даже сосчитать. Затем этот чай на большие расстояния, вплоть до Дарцедо, переносят на себе носильщики. Каждый носильщик несёт двенадцать пакетов по шесть брикетов в каждом. Он несёт этот груз на ремне, надеваемом на лоб. Ремень сдирает кожу до кости, но он продолжает нести свою ношу, даже когда кость уже обнажена. От Дотока и дальше этот груз несут дзо, яки и мулы, у которых от тяжести ломаются спинные хребты, лопаются животы и сдираются лоскуты шкуры. Они невероятно страдают в своём рабстве. Меновая торговля чаем всегда сопряжена с нарушенными обещаниями, обманом и спорами, пока, наконец, чай не переходит в другие руки – обычно в обмен на продукты животноводства, такие как шерсть и ягнячьи шкурки.

Что касается шерсти, то летом, перед стрижкой ягнят в их шкурках кишат блохи, клещи и другие мелкие существа в количестве, равном числу волосков в этих шкурках. Во время стрижки у большинства этих насекомых отрезают головы или конечности, или разрезают их надвое. Те, что не убиты при стрижке, застревают в шерсти и задыхаются. Всё это неизбежно ведёт к возрождению в низших сферах. А что касается ягнячьих шкурок, не забывайте, что новорождённые ягнята имеют все органы чувств и испытывают радость и боль. В ту самую минуту, когда они полны сил и радуются первым мгновениям жизни, их убивают. Возможно, они всего лишь глупые животные, но они тоже не хотят умирать. Они хотят жить и страдают, когда их мучают и лишают жизни. А овцы, чьи детёныши были убиты, являют собой живой образец горя, какое испытывает мать, потерявшая своего единственного ребёнка. Таким образом, размышляя о производстве и торговле этими продуктами, мы начинаем понимать, что даже один глоток чая неизбежно способствует перерождению в низших сферах.

Теперь посмотрим, как обстоит дело с цампой. Прежде чем сеять ячмень, надо вспахать землю, что извлекает на поверхность червей и насекомых, живущих глубоко в земле, и хоронит под землёй тех, что живут на поверхности. За быками, впряжёнными в плуги, всегда следуют вороны и мелкие птицы, которые эту живность беспрестанно склёвывают. Когда поля орошают, все водные животные выплёскиваются из воды на землю, а все существа, живущие в сухой земле, погибают в воде. Также неизмеримо и число существ, погибающих во время сева, сбора урожая и молотьбы. Если подумать об этом, то выходит, что, употребляя цампу, мы едим перемолотых насекомых.

Подобным же образом масло, молоко и другие продукты, именуемые «три белых вещества» и «три сладких вещества», которые обычно считают чистыми и не подверженными влиянию негативных действий, вовсе не являются таковыми, ибо их получают, уничтожая большую часть новорождённых яков, тёлок и ягнят. А тем, кто остаётся в живых, едва они рождаются и ещё до того, как они высасывают первый глоток сладкого материнского молока, на шею накидывают верёвку и во время остановок держат привязанными к столбу, а в пути – связанными друг с другом. Таким образом, у них отнимают всё молоко до последней капли, их законную еду и питьё, чтобы пустить его на масло и сыр. Отбирая у матерей самое существенное в их теле – жизненно важное для каждого новорождённого, мы обрекаем этих животных на полуживое существование. Когда наступает весна, старые матери так ослабевают, что не могут даже встать на ноги. Почти все телята и ягнята погибают от голода. Оставшиеся в живых – ходячие скелеты и едва передвигаются, шатаясь от слабости.

Всё, что мы считаем сейчас атрибутами счастья: еда, потому что нам надо что-то есть; одежда, потому что нам надо во что-то одеваться; а также другие вещи, которые приходят нам на ум, – всё это без исключения является плодом неблагих действий. Конечным результатом, вытекающим из этого, могут быть лишь невыразимые страдания в низших сферах существования. Следовательно, всё, что сегодня кажется счастьем, на самом деле является страданием обусловленности.

И в завершении, о преходящности внешнего мира

Наш мир, внешняя среда, сформированная коллективной благой кармой существ обитающих в нём, – четыре континента и гора Меру с небесными сферами пребывают незыблемы в течение всей кальпы. Тем не менее, они также преходящи и не избегут полного разрушения сначала в семи-этапном пожаре, а затем

в потоках воды. Нигде, начиная с вершины самой высокой из небесных сфер и кончая самыми глубинами ада, мы не найдём ни одного существа, которое могло бы избежать смерти. В Утешительном письме говорится:

Вы когда-либо видели, чтобы на земле или на небесах родилось существо, неподвластное смерти? Или слышали, чтобы кто-то не умер? Или можете предположить, что такое бывает?

Что рождено, тому суждено умереть. Это безусловная данность. Особенно это касается нас, чья смерть придёт слишком скоро, поскольку мы родились в конце той эры, когда длительность жизни непредсказуема. Смерть приближается к нам с самого момента нашего рождения. Жизнь может стать лишь короче, но никак не длиннее. Смерть наступает на нас так же неотвратимо, и не останавливаясь ни на миг, как тень от горы при заходе солнца.

Знаете ли вы точно, где и когда умрёте? Это может произойти завтра или сегодня вечером. А может быть, вы умрёте сию минуту, между этим вдохом и следующим. Как говорится в Собрании предусмотрительных изречений:

Кто уверен, что доживёт до завтра? Готовым надо быть сегодня, ибо воинство владыки смерти не на нашей стороне.

И Нагарджуна также говорит (Послание к другу):

Исполнена опасностями жизнь, и хрупкой пены на воде непостоянней. Как удивительно, что от ночного сна мы просыпаемся опять и – дышим!

Люди дышат безмятежно, наслаждаясь ночной дремотой. Однако нет никакой гарантии, что в это самое время смерть не проникнет внутрь. Проснуться в добром здравии – событие, которое поистине следует считать чудом, но мы принимаем его как само собой разумеющееся. Хотя мы знаем, что в один прекрасный день умрём, эта постоянно присутствующая вероятность смерти никак не влияет на наше отношение к жизни. Мы всё ещё проводим время в надеждах и беспокойствах по поводу своего будущего существования, словно будем жить вечно. Мы боремся за своё благополучие, счастье и положение в обществе, пока смерть, застав нас врасплох, не набросит свой чёрный аркан, скаля клыки. Тогда уже ничто не сможет нам помочь. Всё будет бесполезно: и армия солдат, и повеления правителя, и деньги богача, и блестящая учёность, и очарование красоты, и быстрота бегуна. Едва лишь повелитель смерти накидывает на шею свой чёрный аркан, лицо начинает бледнеть, глаза застилают слёзы, голова и члены слабеют, и нас волокут, хотим мы того или нет, по дороге к следующей жизни. От смерти никуда не убежишь, нигде не спрячешься; от неё нет убежища, нет защиты, нет помощи. Смерть не одолеешь ни с помощью мастерства, ни силой сострадания. Если время нашей жизни истекло, то даже Будда медицины, явись он собственной персоной, был бы не в состоянии отсрочить нашу смерть.

Серьёзно задумайтесь над этим и медитируйте о том, как важно впредь, начиная с этого момента, никогда не предаваться лености и не терять времени попусту, а практиковать истинную Дхарму – то единственное, что, несомненно, поможет вам в момент смерти.

Дружба и вражда также отнюдь не постоянны. Однажды, когда архат Катьяяна собирал подаяние, ему повстречался человек с ребёнком на руках. Человек с большим наслаждением ел рыбу и швырял камнями в суку, которая пыталась подобраться к костям. Однако же, благодаря своему ясновиденью, просветлённый учитель увидел вот что: рыба прежде была отцом того, кто был человеком в данном рождении, а сука прежде была его матерью; недруг, которого этот человек убил в прошлом рождении, переродился как его сын, что было для него кармической расплатой за погубленную им жизнь.

Катьяяна воскликнул:

Ест плоть отца, камнями в мать швыряет, 
Качает на руках врага, которого убил; 
Жена же кости мужа гложет. 
Насколько же смешон спектакль сансары!

Бывает, что в течение одной жизни некогда яростные враги примиряются и становятся добрыми друзьями. Случается даже, что бывшие враги породнятся, и в конечном итоге между ними устанавливаются самые близкие отношения. С другой стороны, люди, тесно связанные кровными или брачными узами, подчас ссорятся и причиняют друг другу всяческий вред ради какой-нибудь незначительной собственности или ничтожного наследства. Бывает, что супружеские пары и закадычные друзья расстаются из-за какого-нибудь пустяка, и дело иногда доходит даже до убийства. Поскольку, как вы видите, любая дружба и вражда весьма эфемерны, напоминайте себе снова и снова, что ко всем людям следует относиться с любовью и состраданием.

Богатство и нищета никогда не длятся бесконечно. Многие начали свою жизнь в удобствах и роскоши, а закончили её в нищете и страдании. Другие же начинали в крайней нищете, но потом обрели благополучие. Были даже и такие, кто начинал жизнь нищим, а кончил её правителем государства. Существуют бесчисленные примеры таких поворотов судьбы. Дядя Миларепы, к примеру, однажды поутру веселился на пирушке, которую он устроил в честь своей невестки, а к вечеру обрушился его дом, и он оплакивал свою жалкую участь.

Однако, если тяготы выпали вам на долю через Дхарму, то, сколько бы всевозможных страданий вам ни довелось претерпеть, как, к примеру, Почтенному Миларепе и многим Победителям в прошлом, вы в конечном счёте испытаете невыразимое счастье. Если же вы богатеете вследствие неблагих действий, то, хотя вы временно и блаженствуете, в итоге вашим уделом будут бесконечные страдания.

Счастье и горе столь непредсказуемы! Находясь во власти надежд и страхов, бесполезно даже пытаться взять под свой контроль эти постоянно сменяющие друг друга периоды счастья и страданий. Вместо этого просто отбросьте от себя – словно плевок в придорожную пыль – комфорт, богатство и удовольствия этого мира. Возьмите себе за правило следовать по стопам Победителей прошлого, храбро перенося во имя Дхармы все выпадающие вам на долю тяготы.

Непостоянные три мира узрев подобными иллюзии, 
Ты за собой оставил, как плевок в пыли, заботы этой жизни. 
Приняв на себя все тяготы, сколько их ни есть, 
Ты по стопам учителей былых времён идёшь. 
Несравненный Учитель, я склоняюсь к твоим стопам!

материал составил преподаватель йоги Алексей Абаносимов