Джатака о шакале

Джатака о шакале
«Шакалу веришь пьяному...» Эту историю Учитель находясь в Велуване, рассказал о Девадатте. В то время бхикшу, собравшись в зале дхармы, рассуждали о том, как Девадатта пришел в Гаясису с пятьюстами бхикшу и стал давать им ложное наставление, будто истинная дхарма не та, которую установил отшельник Готама, а та, которую установил он, Девадатта. С помощью этого обмана Девадатта расколол сангху и установил два священных дня «упосатха». 

В то время как бхикшу сидели, обсуждая пороки Девадатты, вошел Учитель и спросил, о чем идет речь. Когда те объяснили, он сказал: «Не только теперь, о бхикшу, Девадатта распространяет лживое учение, он был лжецом и прежде». И Учитель рассказал историю о прошлом. 

В давние времена, когда в Варанаси царствовал Брахмадатта, Бодхисаттва возродился в образе духа дерева и жил в роще на кладбище. 
В то время в Варанаси был объявлен праздник, и жители города, решив принести жертвы якшам, в каждом дворе и на каждой улице разбросали рыбу и мясо и выставили в кувшинах крепкие напитки. 

И вот один шакал, проникнув в полночь в город по сточной трубе, наелся рыбы и мяса, напился вина и, забравшись в кусты, проспал до самого рассвета. Проснувшись и увидев, что уже рассвело, шакал решил, что уйти из города теперь невозможно. Тогда он подошел к дороге, лег возле нее и притаился, чтобы люди, проходившие мимо, не заметили его. Увидев одного брахмана, который шел к водоему полоскать рот, шакал подумал: «Ведь брахманы очень жадны на деньги. Заманю-ка я его каршапанами и заставлю завернуть меня в верхнюю одежду и на руках вынести из города». 

«Эй, брахман!»— позвал шакал человеческим голосом. «Кто это зовет меня?» — обернувшись, спросил брахман. «Это я»,— отвечал шакал. «Что тебе надо?» — «У меня, брахман, есть две сотни каршапан; если ты возьмешь меня на руки и, завернув в свою верхнюю одежду, чтобы никто не видел, вынесешь из города, я отдам тебе эти каршапаны». 

Из жадности к деньгам брахман согласился и, сделав все, как просил шакал, взял его на руки, вынес из города и прошел еще немного вперед.
«Что это за место, брахман, где мы сейчас находимся?» — спросил шакал. А когда брахман назвал ему это место, шакал стал просить: «Пройди еще немного брахман». И так он все просил брахмана пройти еще и еще, пока они, наконец, не дошли до большого кладбища. «Спусти меня здесь», — попросил шакал. Когда брахман спустил его на землю, шакал сказал: «Расстели здесь свою верхнюю одежду». И брахман, мечтая о деньгах, выполнил и это. 

Потом шакал сказал: «А теперь вырой тот древесный корень». И пока брахман был занят этим делом, шакал стал топтать его верхнюю одежду; в четырех углах и в пяти других местах испачкав и намочив ее, он убежал в лес на кладбище. 

Тогда Бодхисаттва, стоя на ветке дерева, произнес следующую гатху: 

Шакалу веришь пьяному ты, брахман недогадливый. 
У них и сотню не найдешь, не то что двести каршапан. 

«Теперь, брахман, — сказал Бодхисаттва,— выстирай свою одежду, соверши омовение и займись своими делами», — и исчез. И брахман, сделав все, как советовал Бодхисаттва, ушел, удрученный таким обманом. 

Учитель, приведя эту историю для разъяснения дхармы, отождествил перерождения: «В то время Девадатта был шакалом, а духом дерева был я».