Лалитавистара или Подробное описание игр [Будды]. Глава 7. Рождение

Будда ШакьямуниИтак, о бхикшу, по истечении десяти месяцев, когда подошло время рождения Бодхисаттвы, в саду при дворце царя Шуддходаны явились 32 предзнаменования. Каковы были эти 32? 

(1) Все цветы, готовые распуститься, не расцвели. 

(2) В прудах не распустились бутоны голубых, красных, белых лотосов и других растений. 

(3) Растения цветочные и плодовые, поднявшиеся над землёю и украшенные бутонами и завязями, не дали плодов. 

(4) Видели явление восьми деревьев, усыпанных драгоценностями.

(5) и двадцати сотен тысяч сокровищниц с драгоценными камнями. 

(6) В покоях явились россыпи жемчуга. 

(7)Открылись источники ароматных вод, холодной и горячей, и ароматных масел.

(8) Со стороны Гималаев прибыли молодые львы, совершившие обход слева направо великого города Капила и оставшиеся у врат, никому вреда не причиняя. 

(9) Пять сотен молодых слонов, прибывших к царю Шуддходане, рыли пред ним землю передними ногами. 

(10) В покоях дворца царя Шуддходаны видели опоясанных небесных отроков, шаг в шаг следовавших друг за другом. 

(11) Видели юных нагинь1, явивших в небе половины своих тел и держащих предметы почитания. 

(12) Видели десять тысяч юных нагинь, явившихся в небе и держащих в руках опахала из павлиньих перьев. 

(13) Видели десять водой наполненных чаш, обходящих слева направо великий город Капилавасту. 

(14) Видели явление десяти тысяч небесных дев, держащих на головах золотые вазы с ароматной водой. 

(15) Видели явление десяти тысяч небесных дев, держащих в руках зонтики, флажки и вымпелы. 

(16) Видели явление многих сотен тысяч апсар2, выжидательно держащих витые раковины, литавры, тамбурины, цимбалы и свисающие колокольчики. 

(17) Воздух везде оставался недвижным, без малейшего дуновения ветра. 

(18) Все потоки вод пребывали недвижными. 

(19) Не двигались луна и солнце и замерли все звёзды и небесные тела. 

(20) Явилось созвездие Пушья. 

(21) Дворец царя Шуддходаны накрыло сетью, [усеянной] драгоценностями. 

(22) Огонь не загорался. 

(23) В мансардах, чертогах, на арках и дверях видели висящие драгоценности. 

(24) Видели явление сокровищниц с одеяниями и сокровищниц с драгоценностями. 

(25) Не было слышно звуков, издаваемых воронами, совами, грифами, волками и шакалами. 

(26) Были слышны [лишь] звуки благородного происхождения. 

(27) Все люди оставили свои занятия. 

(28) Впадины и выступы, на земле имеющиеся, меж собой уравнялись. 

(29) Все дороги, площади, перекрёстки, улицы и рынки были ухожены и сияли чистотой, словно пальцы руки, и цветами усыпаны. 

(30) Все беременные женщины родили детей легко и непринуждённо. 

(31) В лесу деревьев шала 3 видели всех наиболее почитаемых божеств, явивших среди листвы в почтительном поклоне половины своих тел. 

Таковы были эти 32 предзнаменования.

Далее царица Майя, узнавшая благодаря проявлению сверхъестественной силы Бодхисаттвы о приближении времени его рождения, направилась в первую стражу ночи к царю Шуддходане и обратилась к нему с такими гатхами:

1. «О повелитель, выслушай то, что скажу тебе о желаемом мною.

Вскоре в саду будет рождён Просветлённый,

и ты, пребывая свободным от страстей, злобы, неведенья,

позволь мне сейчас же отправиться в сад этот прекрасный.

2. Ныне ты, заботясь об отстраненьи от мира, мыслями следуешь Дхарме,

я же долгое время была озабочена вынашиванием просветлённого существа.

Вот и деревья уже пробудились, а шала и расцвели.

Самое время, о Повелитель, мне отправиться в сад.

3. Весна — лучшее из времён года, женщину радующее.

Жужжат чёрные пчёлы, поют кукушки, павлины,

обильно витает пыльца, чистая, нежная…

О возлюбленный, дай же мне, не откладывая, позволенье идти».

4. Из царей лучший, выслушав сказанное царицей,

с умом умиротворённым и радостным повелел своим слугам:

«Выстроив в ряд лошадей и слонов, запрягите их в колесницы

и украсьте прекраснейший сад Лумбини.

5. Запрягите двадцать тысяч слонов,

подобных горам Нилагири, цветом же — что облака,

украсив их золотом и драгоценностями, накрыв золотыми сетями

и снабдив каждого шестью бивнями и изящными колокольцами по бокам.

6. Запрягите также двадцать тысяч коней,

окрасом подобных снегу иль серебру, с гривами — словно из травы мунджа,

украсив бока их золотом и накрыв сетями со свисающими колокольцами.

Быстрыми, словно ветер, кони эти должны быть, царя достойными.

7. Немедленно снарядите двадцать тысяч

мужей, могучих, в битвах искусных и всегда сражаться готовых,

вооружённых мечами, луками, стрелами, арканами, пиками и кривыми мечами кхадга,

дабы они бдительно оберегали и защищали царицу Майю.

8. Рассыпьте по саду Лумбини золото и драгоценности,

укройте в нём все деревья одеяньями превосходными.

Цветов же разнообразием и великолепием и без того подобен он саду богов Нандана4.

И тотчас же доложите мне об исполнении всех моих повелений».

9. Услышав сказанное, слуги тотчас же

запрягли колесницы, украсили сад Лумбини

и доложили: «Слава тебе, о царь, да будет жизнь твоя долгой!

Исполнено всё, как ты повелел, можешь удостовериться».

10. И царь, возрадовавшись,

вступил в свой превосходный дворец и повелел своим распорядителям благ:

«Тем, кто беспокоится обо мне и преисполнен ко мне любовью,

да будет позволено украсить себя.

11. Пусть они все предстанут ныне украшенными,

благоухающими всевозможными превосходными ароматами,

облачёнными в одеяния мягкие и услаждающие,

на груди имея жемчужные ожерелья.

12. Пусть звуками сотен тысяч тун, панав5, мриданг6, вин7, флейт,

мукунд и турий8, звучащих согласно и радостно,

усладят всех небесные девы.

Пусть даже боги возрадуются, чарующие звуки услышав.

13. На лучшей из колесниц пусть воссядет царица Майя,

и более ни один муж и ни одна жена туда не взойдут.

Править этою колесницею будет жена, облачённая в защитные одеяния.

И пусть не звучит ничего огорчающего иль неприятного».

14. До колесниц прекрасных, запряжённых лошадьми и слонами,

и множества пеших воинов,

у врат стоящих, донёсся звук сигнала, царём данного.

Этот звук был подобен шуму волнующегося океана...9

15. Когда Майя из врат царского дворца вышла,

в честь её раздался звук сотен тысяч колокольцев.

16. Её колесница была украшена [по указу] царя

тысячей дивных тронов божественных,

четырьмя деревами, усеянными драгоценностями, плодами и листьями,

также на ней пребывали цапли, лебеди и павлины, издающими звуки сладостные.

17. Были на ней подняты зонтики, флажки и вымпелы,

увешанные колокольцами драгоценные сети и дивные одеяния.

Неисчислимые девы божественные с небес наблюдали за этою колесницей,

сопровождая её слышными всем нежнейшими звонами своих колокольцев.

18. Когда Майя села на царский трон колесницы,

три тысячи миров сотряслись шестью необычными способами

и вокруг закружились цветы, брошенные богами с неба —

«Ныне в мире, в саду Лумбини будет рождён Превосходнейший!»

19. Колесницу поддерживали четыре Охранителя мира,

Индра, повелитель тридцати [трёх] богов10 вместе с Индрой очищали путь,

Брахма шествовал впереди, отстраняя невежд,

а сто тысяч богов приветствовали колесницу почтительно сложенными ладонями.

20. Царь с радостным сердцем наблюдал это шествие.

Тому, кто будет явлен, Богу над богами, чистейшему из существ,

четыре Охранителя мира, Брахма, Индра и боги

выражали почтенье безмерное ему, коему предстояло родиться.

21. Ни одно существо в трёх мирах не устояло бы пред подобным почтением.

При этом бог, наг, Шакра11, Брахма иль Охранитель мира

непременно явил бы вовне свою голову и жизнь его прекратилась бы.

Воплотившийся же превзошедший богов выдержал это почтение.

Затем, о бхикшу, царица Майя вышла [из царского дворца], окружённая восьмьюдесятью четырьмя тысячами обильно украшенных колесниц, запряжённых лошадьми, восьмьюдесятью четырьмя тысячами обильно украшенных колесниц, запряжённых слонами, восьмьюдесятью четырьмя тысячами могучих, отважных, закалённых в битвах пеших воинов, облачённых в прочные латы и кольчуги, предшествуемая шестьюдесятью тысячами дев из рода Шакьев, оберегаемая сорока тысячами родственников царя Шуддходаны, пожилых, юных и среднего возраста, сопровождаемая шестьюдесятью тысячами музыкантов из покоев царя Шуддходаны, искусно поющих и играющих на турьях и тадавачарах12, а также восьмьюдесятью четырьмя тысячами небесных дев, восьмьюдесятью четырьмя тысячами юных нагинь, восьмьюдесятью четырьмя тысячами юных гандхарвинь13, восьмьюдесятью четырьмя тысячами юных киннаринь14, восьмьюдесятью четырьмя тысячами юных асуринь15, обильно украшенных, поющих, танцующих и радостно восклицающих.

Весь сад Лумбини был орошён ароматной водой и весь усыпан цветами. Все деревья в этом прекрасном саду прежде времени были укрыты листьями, цветами и плодами. Сад этот богами был столь же обильно украшен, как украшенный ими же сад Мишрака16.

Далее царица Майя, спустившись с прекрасной колесницы и войдя в сад Лумбини в сопровождении небесных и земных дев, бродила от дерева к дереву, от кроны к кроне, от ствола к стволу, осматривая каждое, и постепенно подошла к драгоценности среди дерев, — дереву плакша17 с пышной и упорядоченной кроной, покрытому листьями и бутонами, с распустившимися божественными и земными цветами, пахнущими лучшими из лучших ароматов, увешанному разноцветными одеяньями, сияющему множественными драгоценными камнями, с корнями, стволом, ветвями и листьями, усыпанными всевозможными драгоценными камнями, с упорядоченными длинными ветвями, распростёртыми над землёй подобно пальцам руки, с длинными упорядоченными тёмно-синими, подобно шее павлина, травами, устилающими землю и приятными на ощупь, что качилиндика18. К этому дереву, под коим пребывали и матери прежних Победителей19, под коим звучало возвышенное, прекрасное, чистое, безупречное пение сотен тысяч богов Шуддхавасы20, под коим почтительно склоняли свои головы, увенчанные свитыми в пряди волосами, [аскеты], умы свои успокоившие, она приблизилась.

И благодаря проявлению сверхъестественной силы Бодхисаттвы дерево плакша почтительно склонилось пред нею. И царица Майя, протянув правую руку, сияющую светом, подобным с небес нисшедшему, взялась за ветвь дерева плакша и, мельком взглянув в небо, застыла в изумлении. В это время шестьдесят сотен тысяч апсар и богов мира желаний приблизились к царице Майе и совершили почтительный обход.

В таком теле, украшенном проявлениями чудесных способностей, пребывал Бодхисаттва, нисшедший во чрево матери. А по истечении ровно десяти месяцев он, обладая памятью и всей полнотой сознания, вышел из правого бока матери, оставаясь не загрязнённым грязью лона вопреки тому, что говорят, будто он был загрязнён ею.

Затем, о бхикшу, прибыли повелитель богов Шакра и Брахма Сахапати, кои, преисполненные высшего почтения, приняли Бодхисаттву, укрыв, как и предписано, все главные и второстепенные части тела его божественным шёлком.

А башенку, в коей пребывал Бодхисаттва во чреве матери, Брахма Сахапати и сыновья богов из обители Брахмы извлекли [из тела Майи], очистили и доставили в мир Брахмы для воздвижения над нею ступы и почитания. Не пристало, дабы родившегося Бодхисаттву первыми принял кто-либо из людей, потому первыми Бодхисаттву приняли боги.

Новорождённый Бодхисаттва ступил на землю. И как только Бодхисаттва-Махасаттва21 ступил на землю, тут же, пронзив великую землю, явился великий лотос. И два царя нагов, Нанда и Упананда, явив в небе половины своих тел, омыли Бодхисаттву двумя потоками воды — холодным и горячим, а Шакра, Брахма, Охранители мира и сотни тысяч других присутствовавших сыновей богов омыли новорождённого Бодхисаттву ароматными водами и осыпали цветами. В небе при этом явились два опахала из ячьих хвостов и зонтик, украшенный драгоценностями. Пребывая в том великом лотосе, он видел четыре четверти мира, обозревая их оком Льва, оком Величайшего Человека.

При этом божественным оком, обретённым им благодаря созреванию прежних благих корней, Бодхисаттва видел всё неисчислимое множество миров с их городами, рыночными площадями, странами, царствами, столицами, богами и людьми. Постигал он и умы, и деяния всех существ. И постигал он это, дабы узнать: «Есть ли существо, подобное мне в следовании обетам, или в сосредоточении, или в мудрости, или в возделывании благих корней». И когда Бодхисаттва не увидел в неисчислимом множестве миров ни одного равного себе существа, он, подобный льву, бесстрашный, вызывающий трепет, невозмутимый, самодостаточный, уравновешенный, самосознающий, всевоспринимающий, знающий умы и действия всех существ, ничем не связанный, повернулся и сделал семь шагов на восток, [возгласив]: «Я буду высшим наставником всем в Дхарме и возделывании благих корней». Пока он шёл, в воздухе над ним, без опоры на что-либо, пребывали божественный чистый широкий зонтик и прекрасные опахала, а там, куда Бодхисаттва ступал, распускались лотосы. Он повернулся и сделал семь шагов на юг: «Я буду богами и людьми почитаем». Повернулся и сделал семь шагов на запад. На седьмом шаге, подобный льву, ликующе возвестил: «Я в этом мире — высший, нет в этом мире мне равных. Это последнее моё рождение. Я положу конец рождению, старению, смерти и страданию». Он повернулся и сделал семь шагов на север: «Я буду непревзойдённейшим среди существ». Он сделал семь шагов и устремил свой взгляд вниз: «Я одолею Мару и воинство Мары. А всех, заточённых в огненном аду, орошу дождём из Облака Дхармы22, и они обретут блаженство». Он сделал семь шагов и устремил свой взгляд вверх: «Все существа будут взирать на меня снизу вверх». Так сразу после рождения сказал Бодхисаттва. И сказанное им тут же стало известно в неисчислимом множестве миров. Такова порождённая созреванием [благой] кармы природа (дхармата) беспредельного осознавания (абхиджня) Бодхисаттвы.

Когда Бодхисаттва рождается в последний раз и когда он достигает непревзойдённого совершенного пробуждения, так проявляются его чудесные способности (риддхи). Далее, о бхикшу, трепет объял всех существ. И в мире произошло сотрясание великой земли, ужасающее, трепет рождающее. И зазвучали без чьих-либо прикосновений турьи божественные и человеческие. При этом все деревья в неисчислимом множестве миров покрылись листвою и плодоносили. В небе послышался чистый раскатистый гром. И при безоблачном небе боги низвели мелкий-мелкий дождь. Везде повеяли приятные, нежные ветры, напитанные божественными цветами, одеяниями, украшениями, благоуханиями, цветочной пыльцою. Все четыре четверти мира очистились от тьмы, пыли, дыма и тумана. С небес послышался глубокий голос незримого Великого Брахмы. Померкло сияние луны, солнца, Шакры, Брахмы, Охранителей мира. В неисчислимом множестве миров воссиял надмирный свет сотен тысяч оттенков, вызывающий высшее блаженство и порождающий у всех существ усладу тела и ума. При рождении Бодхисаттвы все существа были одарены чистой радостью. Все избавились от влечения, отвержения, неведения, надменности, неудовлетворённости, подавленности, страха, растерянности, зависти, безразличия; без насилия прекратились все неблагие деяния; все больные избавились от болезней; страдающие от голода и жажды обрели утоление голода и жажды; страдающие от привязанности к одурманивающим напиткам избавились от этой привязанности, безумные обрели здравый ум, слепые — зрение, а глухие — слух, ущербные телом и лишённые органов чувств исцелились; бедные обрели достаток; скованные избавились от оков; прекратились в это время страдания всех, пребывающих по разным причинам в аду Авичи и других адах; прекратились и страдания животных, поедаемых другими животными, а также — страдания терзаемых голодом, жаждой и тому подобным в мире Ямы.

Когда новорождённый Бодхисаттва сделал семь шагов, Будды, Благодатные миров десяти направлений23, обретшие за неисчислимое множество кальп24 благодаря благим деяниям великую силу и могущество, бдительно следили за этим участком земли, потому, о бхикшу, во время семи шагов новорождённого Бодхисаттвы великая земля, подвергаясь волнениям великой силы, оставалась под ним незыблемой. И вся Локантарика25 озарилась великим сиянием. И раздались громкие звуки песен и танцев. И все существа преисполнились великого блаженства. И дождём пролились из облаков неисчислимые цветы, цветочная пыльца, благоухания, гирлянды, драгоценные украшения, одеяния. И великого блаженства преисполнились все существа. Говоря кратко, когда в мире [людей] явился Бодхисаттва, все миры превзошедший, произошли множественные невообразимые явления.

Затем почтенный Ананда, поднявшись со своего сидения, обнажил одно плечо, преклонил правое колено и, сложив ладони в почтительном приветствии и поклонившись, вопросил Благодатного: «Зачем почитаемому всеми существами Благодатному, Татхагате, превосходнейшему из существ и Бодхисаттве, владеющему поистине изумительной Дхармой, необходимо вновь достигать непревзойдённого совершенного пробуждения? Я желаю, о Благодатный, четыре, пять, десять, пятьдесят, сто и даже сто тысяч раз принять прибежище в Благодатном».

На это Благодатный ответил почтенному Ананде: «О Ананда, в наступающие времена некоторые бхикшу будут несовершенны телом, умом и в следовании предписаниям, а также — в мудрости. Будут они наивными, невежественными, самодовольными, суетливыми, высокомерными, несдержанными, ограниченными, не отстранившимися от желаний, сомневающимися, неверующими, будут они грязными аскетами, ложными аскетами. Они не будут верить в ничем не загрязнённое тело Бодхисаттвы, пребывавшего в лоне матери. Уединившись, они будут говорить друг другу: “О любезный, посмотри, сколь неподобающе говорить, будто Бодхисаттва, пребывавший во чреве матери, покрытый смесью фекалий, мочи, мужского семени, обладал таким могуществом! И как можно говорить, будто он, вышедший из правого бока матери, не был загрязнён в её чреве нечистотами этого чрева! Как же можно такое утверждать?” Эти омрачённые люди не ведают, что причиной рождения украшенного добродетелями является не тело, наполненное фекалиями и мочой. Поистине, причиной рождения из чрева была забота о благе таких земных существ. Бодхисаттва, пребывавший во чреве, явился в мире людей поистине из сострадания, ведь, оставаясь богом, он не способен поворачивать колесо Дхармы. Почему так? Ананда, существам не следует предаваться лености. 

[Они говорят:] “Благодатный, Татхагата, Архан26, Совершеннопробуждённый — бог, мы же — просто смертные существа, не способные вместить его величие, и потому предаёмся лености”. Для ушей этих омрачённых людей, воров Дхармы, она будет непостижима. Эти омрачённые люди, лишённые Дхармы, [полагают:] “Татхагата — непостижимое существо, мы не можем судить о нём”. Кроме того, Ананда, эти омрачённые люди, не способные воспринимать проявления чудесных особых сил Будды, могут видеть чудеса, творимые Татхагатой, ставшим Бодхисаттвой. Посмотри, Ананда, сколь многие из этих омрачённых людей, предающихся множественным нечистым воззрениям, будут порицать Дхарму Пробуждённого, влекомые жаждой прибылей, почестей, славы и ввергая тем самым себя в нечистоту и обретая рождение в нижних мирах».

Ананда сказал: «О Благодатный, да не будет в наступающих временах бхикшу, порицающих это твоё драгоценное тело и отвергающих [благое Учение,] запечатлённое в сутрах».

Благодатный ответил: «И они, Ананда, будут не только отвергать сказанное в сутрах, но и предаваться многим другим порочным воззрениям. Они будут ни к чему не годными шраманами27».

Ананда спросил: «Какова же будет последующая участь этих омрачённых людей? Что их ожидает?»

Благодатный ответил: «Перерождаясь, они также достигнут конечного пробуждении, о коем поведано Буддами, Благодатными прошлого, настоящего и будущего».

Затем почтенный Ананда, ощутив трепет от слов Будды и почтительно поклонившись ему, сказал: «О Благодатный, объяло меня оцепенение в силу услышанного о поведении этих омрачённых людей!»

Благодатный сказал: «Неблагим, Ананда, будет их поведение. И в силу недостойного поведения и уклонения от следования Пути эти существа низвергнутся в великий ад. Почему так? О Ананда, бхикшу, бхикшуни, упасаки или упасики28, кои будут так воспринимать поведанное в сутрах, не будут иметь решимости, не будут доверять и следовать [Дхарме], и в силу такого отвержения [Дхармы] будут низвержены в великий ад Авичи. Не следует, о Ананда, не доверять Татхагате. Отчего так? Татхагата, о Ананда, неизмерим, велик, глубок и непостижим. Те существа, кои, слушая сутры, испытывают радость и наслаждение, обретают великое благо очищения. Их жизнь не бесплодна, их человеческая природа плодотворна, они предаются благодеянию, постигают суть, избавляются от трёх неблагих состояний29, становятся сыновьями Татхагаты и всё, подлежащее исполнению, успешно ими осуществится, вера их не суетна, их положение в царстве будет почётным, им будут помогать превосходнейшие из существ30, они разрушат и отбросят оковы Мары, одолеют трудный путь через дебри сансары, устранят стрелу страданий, достигнут истинного блаженства, будут надёжно защищены обретённым ими Прибежищем, будут удостоены подношений и почитания. Они крайне редко являются в мире, и им, подношений достойным, следует поклоняться. Почему так? Это так, поскольку они — [немногие] во всём мире, [полностью] доверяют Дхарме Татхагаты, противостоящей всему этому миру. Эти существа, о Ананда, будут украшены ничем не загрязнёнными благими корнями и плодами. Они, связанные со мною единородством, — мои [истинные] друзья. Отчего так? Есть, Ананда, [существа,] приятные и привлекательные речью, но не видом. Есть, Ананда, приятные и привлекательные видом, но не речью. Есть, Ананда, приятные и привлекательные и речью, и видом. Те, Ананда, кои следуют мне, ибо я приятен и привлекателен им лишь речью или же видом, это [мои] друзья, не связанные со мною единородством. Татхагата видит их; Татхагата заботится об их освобождении; они обладают общими свойствами; их свойства — те же, что и у Татхагаты; Татхагата сделает их упасаками; они обретут прибежище в Татхагате; они приняты Татхагатой. Прежде ко мне, следовавшему путём Бодхисаттвы, обращались с просьбой о защите терзаемые страхом существа, и я давал им защиту, но как же ныне они могут достигнуть непревзойдённого совершенного пробуждения? [Им,] Ананда, надлежит преданно совершенствоваться в йоге31. Так повелевает Татхагата. Ананда, Татхагата сделал то, что должен был сделать для тебя, — удалил стрелу высокомерия. Подобно этому, Ананда, люди, просто услышав [призыв] друга, отправляются даже за сотню йоджан32, а прибыв, счастливы видеть друга, давно не виденного.

Что уж говорить о возделывающих благие корни, насаждаемые мною... Татхагата, Арханты, Совершеннопробуждённые знают, Ананда, что все друзья прежних Татхагат являются нашими друзьями. Почему же, Ананда, друг друга приятен и привлекателен? Приятный и привлекательный для него, приятен и привлекателен и для его друга. Потому, Ананда, я возглашаю и объясняю тебе: взращивай прежде всего доверие. В силу этого мы должны представить [своих друзей] будущим Татхагатам, Архатам, Совершеннопробуждённым, дабы они знали наших друзей и исполняли их желания.

К примеру, Ананда, у некоего человека есть единственный сын, взрослый и почтительный. И у этого человека, допустим, есть много друзей. Потому после смерти отца сын его не остаётся беспомощным, будучи опекаем друзьями отца. Так же, Ананда, тех, кто доверяется мне, поддерживаю я. Это — мои друзья. Они приняли прибежище во мне. У Татхагаты много друзей. Эти друзья Татхагаты говорят правду, а не лгут. Друзья Татхагаты — это друзья будущих Татхагат, Архантов, Совершеннопробуждённых. Надлежит, Ананда, преданно совершенствоваться в йоге. Это я наказываю тебе».

Итак, после рождения Бодхисаттвы апсары, с неба нисшедшие, осыпали царицу Майю неисчислимыми божественными цветами, духами, благоуханиями, гирляндами, мазями, одеяниями, украшениями.

Об этом сказано так:

22. Источающие, подобно луне и солнцу, прекрасное чистое златое сияние

шесть сотен тысяч богов и апсар, в тот час прибывших

под звуки божественные в сад Лумбини, ласково молвили царице Майе:

«Не унывай и пребывай удовлетворённой. Мы будем тебе прислуживать.

23. Скажи нам, чего ты желаешь и что и как необходимо сделать.

Мы — твои преданнейшие слуги, готовые прислуживать тебе с любовью.

Пребывай же удовлетворённой и радостной и не изнуряй себя печалями.

Вскоре, царица, легко родишь ты высшего из целителей, победившего старение и смерть.

24. Поскольку все эти деревья шала усеяны распустившимися цветами,

поскольку богов тысяча стоит рядом [с тобою], склоняясь в поклонах,

поскольку земли и океан сотряслись шестью необычными способами

и огласилось небо громкими звуками,

ты сына родишь, превосходнейшего из превосходнейших.

25. Поскольку свет воссиял чистый и лучезарный, чистейшего золотого цвета,

поскольку услаждающе-нежно в небе звучали без прикосновений турьи

и сто тысяч очистившихся от всех желаний бесстрастных богов

радостно пред тобою склоняются,

ныне родишь ты добродетельнейшего из всех существ мира».

26. И даже Шакра, Брахма и Охранители мира, а также другие боги,

радостные и умиротворённые, пребывали вблизи, сложив руки в поклоне.

Лев средь людей изошёл, чистый помыслами, из материнского чрева,

горе Меру подобный, чистый помыслами Наставник.

27. Шакра и Брахма приняли Мудреца на руки.

Сто тысяч земель сотряслись, явился свет, освобождающий и очищающий,

и стали счастливы все существа, избавившись от страданий и трёх неблагих состояний,

и цветы, сотнею тысяч богов рассыпанные, кружились в воздухе.

28. Благодаря могучим особым силам земля под ним оставалась твёрдой,

и там, где ступала нога Наставника мира, являлось множество чистых лотосов.

А когда семь шагов он совершил, раздался прекрасный голос Великого Брахмы:

«Явился в мире из целителей высший, старение и смерть победивший».

29. Вознёсшись в небо, высшие боги — Брахма и Шакра —

омыли Наставника мира прекрасною чистой ароматной водою,

и нагов цари, свободно парящие в воздухе, омыли его потоками холодной и горячей воды,

а также сто тысяч богов омыли его водой ароматной.

30. Обеспокоенные Охранители мира соединили руки свои сияющие.

Три тысячи миров сотряслись, то двигаясь, то успокаиваясь.

31. Сияние изошло превосходное, очищающее, от мук избавляющее,

И все страдания и омрачения были прекращены при рождении Наставника мира.

32. Боги цветы рассыпали при рождении Наставника человеков.

И один за другим семь шагов совершил герой, наделённый силою и могуществом.

33. Там, где ступала его нога, великолепные чистые лотосы распускались,

а земля украшалась множественными драгоценностями.

34. И молвил он, семь шагов совершив, голосом, [подобным голосу] Брахмы:

«В мире явился из целителей высший, старение и смерть победивший».

35. И, обозрев бесстрастно все четверти мира,

он важную речь произнёс:

«Я — лучший во [всех] мирах. Я — превосходнейший из наставников в мире.

Это последнее моё рождение».

36. И рассмеялся Наставник мира,

а Охранители мира, Индра и боги иные

с умами умиротворёнными омыли Благодетеля мира

превосходными ароматными водами

37. Также царями нагов и сопровождающими их слугами

был он обильно омыт многими ароматными водами.

И мириады иных богов, парящих в воздухе,

омыли самопорождённого Бодхисаттву.

38. Белый широкий зонтик, опахала и чистые одеяния

парили в воздухе, когда омывали боги Превосходнейшего из человеков.

39. [При этом] родилось пять сотен выдающихся людей.

Подданный, спешно прибывший к царю Шуддходане, радостно сообщил ему:

«Долгой жизни тебе, о повелитель! Сын твой родился украшенным [благими] признаками.

Его явление сулит процветание твоему драгоценному роду,

[ибо] станет он Повелителем мира

и не будет противников у него в Джамбудхвадже33,

повелителем единственным он пребудет».

40. Второй подданный прибыл к царю Шуддходане и, приблизившись, молвил:

«Долгой жизни тебе, о повелитель из царского рода Шакьев!

Двадцать пять тысяч сынов родилось в роде Шакьев,

все — обладающие великой силой и неуязвимые подобно скалам».

41. Следующий подданный сказал ему: «О царь, выслушай весть мою радостную!

У слуг родились, вслед за Чхандакой34, восемь сотен сыновей.

Также родились, вслед за Кантхакой35 десять тысяч жеребят,

все — лучшие из лучших, золотом отливающие, с великолепными гривами.

42. Также прибыли, о царь, двадцать тысяч начальников пограничных застав.

Повели, о драгоценный царь-победитель, что надлежит исполнить.

Вели, куда следует нам направиться и что и как надлежит сделать.

Мы твои смиренные слуги, о достопочтенный царь-победитель!

43. Также двадцать тысяч лучших слонов, сияющих золотыми сетями,

к дворцу царскому прибыли, оглашая воздух трубными звуками.

И в стадах у пастухов родилось шесть сотен телят разной масти.

И это также сулит долголетие богу, превосходящему всех богов, в доме царя рождённому.

44. Иди, о царь, и увидь сам эти все проявления [его] благой сверхъестественной силы!

Тысячи богов и людей узрели с трепетом свойства, проявленные им при рождении.

Воплотившийся Победитель быстро достигнет высшего просветления,

избавляющего от страданий».

Итак, о бхикшу, при рождении Бодхисаттвы тотчас явились превосходные благие дары. В благородных семьях родилось пять сотен детей, также родилось десять тысяч девочек, начиная с Яшовати36, восемь сотен служанок и восемь сотен слуг, начиная с Чхандаки, десять тысяч кобылиц и десять тысяч жеребят, начиная с Кантхаки, пять тысяч слоних и пять тысяч слонов. Всё это было подарено царевичу царём Шуддходананой в виде вылепленных из лучшей глины игрушек. Также для услаждения Бодхисаттвы по его благоволению на землях неисчислимых островов37 явились ростки деревьев ашваттха38, а на среднем острове — сад сандаловых деревьев. По благоволению его и для его услаждения явились и пять десятков садов во всех городах, открылись, вдруг из земли возникнув, и пять тысяч хранилищ драгоценностей. Так были исполнены полностью все желания царя Шуддходаны.

После этого царь подумал: «Какое же имя должен я дать ребёнку?» И следом: «При его рождении исполнились все мои желания. Потому я должен дать ему имя Сарвартхасиддха39». Затем с великими почестями и благочестием царь дал Бодхисаттве это имя, возгласив: «Пусть именем царевича будет Сарвартхасиддха».

Итак, о бхикшу, при рождении Бодхисаттвы бок чрева его матери остался столь же не смятым и не повреждённым, каким он был ранее и позднее. Явились при этом три водных источника, а также пруды с ароматным маслом. Пять тысяч апсар, держащих кувшины с божественным, ароматно благоухающим маслом, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле. Пять тысяч апсар, держащих кувшины с божественной мазью, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле. Пять тысяч апсар, держащих кувшины с божественной ароматной водою, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле. Пять тысяч апсар, держащих божественные детские одеяния, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле. Пять тысяч апсар, держащих божественные детские украшения, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле. Пять тысяч апсар, играющие на божественных турьях, приблизились к матери Бодхисаттвы и расспрашивали её о родах благороднорождённого и о её не изнурённом [родами] теле.

Столько же риши40, обитающих вне Джамбудвипы и обладающих пятью сверхъестественными способностями41, предстали, с небес снизойдя, перед царём Шуддходаной и пожелали ему многократно долгих лет и благополучия.

Далее, о бхикшу, в течение семи дней после рождения Бодхисаттвы в саду Лумбини его приветствовали, почитали, славили и превозносили божественные и человеческие турьи и тадавачары, раздавалась пища приятная и услаждающая. Собрались все семейства Шакьев, вели приятные беседы, раздавали дары и свершали благие деяния. Тридцать две сотни тысяч брахманов там день за днём услаждались. И каждый получал то, в чём он нуждался. А Брахма и повелитель богов Шакра, принявшие облик юношей, воссели в этом собрании брахманов на почётные места и вознесли благопожелательные гатхи:

45. Поскольку несчастья все прекратились и весь мир пребывает в радости,

рождён в нём, несомненно, блаженство дарующий, способный дать счастье миру.

46. Поскольку померк, не будучи тьмою окутан, свет солнца, луны и богов

в сиянии, их превзошедшем, то, несомненно,

сияние это порождено светом его благодеяний.

47. Поскольку прозрели невидящие, слышать стали глухие

и обрели разум безумные, рождённый ныне будет святынею мира.

48. Поскольку существ омрачения ныне не беспокоят и все существа доброжелательны,

он почитаем будет брахманами неисчислимыми.

49. Поскольку деревья шала покрылись цветами и вся земля пребывает в покое,

во всём мире восславлен он будет и, несомненно, станет всеведающим.

50. Поскольку мир успокоен и распустился великий лотос,

он всех превзойдёт и, несомненно, станет повелителем мира.

51. Поскольку повеяли нежные ветры, напитанные дивными ароматами,

исцеляющие от всех болезней, быть ему превосходнейшим средь целителей.

52. Поскольку сотни бесстрастных богов мира форм

его приветствуют, сложив почтительно длани, быть ему почитаемым в мире.

53. Поскольку [ныне] люди видят богов, а боги — людей,

вреда не чиня друг другу, быть ему [людей и богов] наставником.

54. Поскольку угас всякий пламень, остановлены все потоки воды

и слегка сотряслась твердь земная, быть ему являющим Истину42.

Затем, о бхикшу, на седьмой день после рождения Бодхисаттвы его мать, царица Майя, умерла. Умерев же, она возродилась среди богов Траятримши43. Вы можете тут подумать, будто царица Майя умерла по вине Бодхисаттвы. Однако не следует так полагать. Почему? Ибо так было ей предначертано. Почему так? Ибо, о бхикшу, матери прежних Бодхисаттв также умирали на седьмой день после их рождения. Почему так? Ибо после выхода Бодхисаттвы с полностью сформированными органами чувств из тела матери сердце её разорвалось.

Далее, о бхикшу, с окружением в мириады раз большим того, кое семью днями ранее сопровождало царицу Майя, следовавшую в сад великого города Капилавасту, Бодхисаттва вошёл в великий город Капилавасту. Ему предшествовали пять тысяч чаш, наполненных ароматной водой. И пять тысяч дев, держащих в руках опахала из павлиньих перьев, и пять тысяч дев, держащих вееры из ветвей пальм тала, и пять тысяч дев, окропляющих путь ароматной водою из золотых ваз, и пять тысяч дев, держащих всевозможные одеяния, и пять тысяч дев, несущих всевозможные гирлянды из свежесрезанных цветов, и пять тысяч дев, несущих великолепные драгоценные украшения, путь очищая, и пять тысяч дев, несущих богато украшенные троны, и пять тысяч брахманов, держащих колокольцы, издающие приятные звуки, шествовали перед ним. И двадцать тысяч нагов, обильно украшенных, и двадцать тысяч лошадей, покрытых золотыми украшениями и всевозможными орнаментами, и восемьдесят тысяч колесниц, украшенных зонтиками, флажками, вымпелами, колокольцами и сетями следовали за Бодхисаттвой. И сорок тысяч пеших воинов, могучих, отважных, закалённых в битвах, облачённых в прочные латы и кольчуги, неотступно сопровождали Бодхисаттву. И в небесах Бодхисаттву сопровождали неисчислимые мириады сыновей богов миров желаний и форм, выражая ему почтение множественными подношениями. И лучшая из колесниц, в коей пребывал Бодхисаттва, была украшена многими великими дарами богов мира желаний. И двадцать тысяч обильно украшенных апсар влекли эту колесницу за драгоценные нити. И между каждыми двумя апсарами находилась одна земная дева, а между каждыми двумя земными девами — одна апсара. И благодаря проявлению сверхъестественной силы Бодхисаттвы апсары не чувствовали грубых запахов, исходящих от земных дев, а дев земных не смущали сводящие с ума тела апсар.

Итак, о бхикшу, в великом городе Капила пять сотен Шакьев возвели пять сотен домов для Бодхисаттвы, названного Сарвартхасиддхой. И они, стоя у входов в свои дома, говорили вошедшему в город Бодхисаттве, почтительно склоняясь и сложив ладони: «О драгоценный Сарвартхасиддха, пожалуй сюда! Войди сюда, о бог среди богов! Войди сюда, о чистейшее из существ! Войди сюда, о лучший из колесничих! Войди сюда, о радость и наслаждение дарующий! Войди сюда, о добродетельнейший! Войди, о всевидящий! Войди сюда, о несравненный! Войди сюда, о наделённый особыми свойствами, сверхъестественной силой и украшенный малыми телесными признаками!» Позднее царевича здесь так и называли: «Сарвартхасиддха, Сарвартхасиддха…», и это имя стало общепринятым. Царь Шуддходана, дабы удовлетворить их всех, ввёл Бодхисаттву во все эти дома, а спустя четыре месяца ввёл его в свой дом.

И был там великий чертог, именуемый Нанаратнавьюха44, в коем и воссел Бодхисаттва. Здесь же собрались старейшие мужи и жёны из Шакьев, дабы обсудить, кто сможет наиболее искренне, добросердечно, заботливо и нежно вскармливать Бодхисаттву, играть с ним и опекать его. Было там пять сотен жён из рода Шакьев, каждая из коих сказала: «Я готова его опекать». Но пожилые мужи и жёны из рода Шакьев возразили: «Все эти жёны юны и неопытны, они опьянены собственной молодостью и красотой и не смогут надлежащим образом постоянно ухаживать за Бодхисаттвой. Однако есть Махапраджапати Гаутами, родная сестра матери царевича. Она сможет добродетельно растить царевича и приближена к царю Шуддходане». Так они единодушно побудили Махапраджапати Гаутами [стать нянькою Бодхисаттвы], и она стала ухаживать за царевичем. Затем для Бодхисаттвы были отобраны тридцать две служанки: восемь — дабы заботиться о его теле, восемь — дабы заботиться о его молочной пище, восемь — дабы его омывать, и восемь — дабы играть с ним.

Затем царь Шуддходана собрал всех Шакьев, дабы обсудить, будет ли царевич царём, Правителем мира, либо пожелает оставить дом и станет странствующим аскетом.

В то время у подножия Гималаев жил, вместе со своим племянником Нарадаттой, великий риши Асита, обладающий пятью сверхъестественными способностями. И в момент рождения Бодхисаттвы он увидел множество чудесных явлений.

Увидел нисшедших с неба и витающих в воздухе сыновей богов, радостно возглашающих имя Будды. И подумал: «Следует вникнуть в причину этого». И, окинув взглядом божественного ока всю Джамбудвипу, увидел в великом городе Капила в доме царя Шуддходаны новорождённого царевича, вызвавшего сто проявлений сверхъестественной силы, — почитаемого во всём мире, с телом, украшенным тридцатью двумя признаками великого человека. Увидев это, он сказал Нарадатте: «Знай же, о юноша, в Джамбудвипе явилось великое сокровище. В великом граде Капилавасту во дворце царя Шуддходаны родился царевич, вызвавший сто проявлений сверхъестественной силы, почитаемый во всём мире и украшенный тридцатью двумя признаками великого человека. Если он останется дома, то станет Правителем мира, владыкой четырёх армий, справедливым правителем, могущественным, отважным и украшенным семью драгоценностями. Семью его драгоценностями будут колесо-драгоценность, слон-драгоценность, конь-драгоценность, жена-драгоценность, камень-драгоценность, казначей-драгоценность и полководец-драгоценность. Таковы эти семь превосходных драгоценностей. Будет у него и тысяча сыновей, могучих, отважных, непобедимых, способных одолеть [любое] войско. Он сможет покорить эту великую землю, омываемую со всех сторон океаном, без насилия и без оружия — силою своей непобедимой Дхармы, и стать высшим из правителей. Если же он оставит дом и станет странствующим аскетом, быть ему Татхагатой, Арханом, Совершеннопробуждённым, величайшим из подвижников, несравненным наставником. Потому сейчас мы отправимся туда, дабы увидеть его».

Затем великий риши Асита взмыл вместе с племянником Нарадаттой в воздух, подобно лебедю, и направился к великому городу Капилавасту. Достигнув его и прекратив действие своей чудесной способности, он вошёл в великий город пешком и так достиг дворца царя Шуддходаны, у врат коего остановился.

Там, о бхикшу, у врат дворца царя Шуддходаны великий риши увидел много сотен тысяч существ. Далее великий риши Асита подошёл к привратнику и сказал: «Пойди, добрый служитель, и сообщи царю Шуддходане, что у врат его дворца стоит риши». И главный привратник, пообещав великому риши, что так и сделает, направился к царю Шуддходане. Войдя к царю и сложив почтительно ладони, он сказал ему: «О царь, у врат дворца стоит усталый, старый, дряхлый риши и говорит: “Желаю видеть царя”». Царь же, приготовив для великого риши Аситы подобающее сидение, ответил служителю: «Пусть этот риши войдёт». И служитель, выйдя из царского дворца, сказал великому риши Асите: «Можешь войти».

Далее великий риши Асита направился к царю Шуддходане, а войдя, встал перед ним и сказал: «Слава тебе, о великий царь, да будет жизнь твоя долгой! Да будет правление в твоём царстве основываться на Дхарме!»

И царь Шуддходана принял великого риши Аситу с почтением, приготовив ему воду для омывания ног, и, надлежащим образом поприветствовав святого, предложил ему сидение. Убедившись, что риши удобно сел, царь уважительно и с должным вниманием обратился к нему: «Не помню, о риши, видел ли я тебя ранее. Так с какою целью ты прибыл сюда, по какой причине?»

И великий риши Асита ответил царю Шцддходане: «Сын у тебя родился, о великий царь. И пришёл я, дабы увидеть его».

Царь сказал: «О великий риши, царевич сейчас спит. Подожди, пока он проснётся».

Риши ответил: «О великий царь, столь великие люди, как он, не спят долго. Обычно они пребывают бодрствующими».

Тут, о бхикшу, Бодхисаттва, благоволя великому риши Асите, подал знак о своём пробуждении. И царь Шуддходана, взяв бережно и правильно двумя руками царевича Сарвартхасиддху, принёс его к великому риши Асите.

И великий риши Асита, увидев Бодхисаттву, украшенного тридцатью двумя признаками великого человека и восьмьюдесятью малыми признаками, с телом, превосходящим великолепием тела Шакры, Брахмы и Охранителей мира, и источающим сияние, превосходящее свет сотен тысяч солнц, видя тело его, прекрасное каждым членом, воскликнул: «О сколь дивное существо явилось в мире! Сколь прекрасное существо прибыло в мир!». И, встав с сидения и сложив ладони, он поклонился стопам Бодхисаттвы, совершил почтительный обход и, усадив Бодхисаттву себе на колени, погрузился в созерцание.

Он увидел у Бодхисаттвы тридцать два признака великого человека, означающих, что для ими украшенного есть лишь один из двух путей. Коль он останется дома, то быть ему Правителем мира, владеющим четырьмя армиями и драгоценностями, о коих поведано ранее. Буде же он оставит дом и станет странствующим аскетом, быть ему Татхагатой, прославленным Совершеннопробуждённым. Увидев это, риши зарыдал, тяжко вздыхая.

Царь Шуддходана увидел рыдания и услышал глубокие вздохи великого риши Аситы. Объял его трепет, и он, обеспокоенный, сказал великому риши Асите: «Почему риши так плачет, почему так тяжко вздыхает? Неужто царевичу угрожает что-либо неблагое!»

И великий риши Асита ответил царю Шуддходане: «Не о царевиче, о великий царь, я плачу, его не ждёт ничего неблагого. Отчего же, почему я плачу? Я, о великий царь, усталый, старый и дряхлый. А этот царевич Сарвартхасиддха непременно достигнет полного совершенного пробуждения. Достигнув же совершенного пробуждения, он повернёт колесо непревзойдённой Дхармы, повернуть кое не способен ни шраман, ни брахман, ни бог, ни Мара, ни кто-либо ещё в мире проповедью земного учения. В мире богов и людей он будет проповедовать Дхарму, полезную и доставляющую радость, будет наставлять существ Дхарме, превосходной в начале, в середине и в конце, служащей благой цели благим образом, чистой, совершенной, искусной и целомудренной. Услышавшие от него явленную им Дхарму очистятся от присущего им в силу рождения, избавятся от старения, болезней, смертей, печалей, сетований, неудовлетворённости, уныния, отчаяния. Сжигаемым огнями влечения, отвержения и неведения он даст облегчение, оросив их дождём Благой Дхармы. Страдающим от привязанности ко всевозможным ложным воззрениям и следующим ложным путём он укажет прямой путь к нирване. Заключённым в безвыходную темницу сансары и скованным путами омрачений он принесёт освобождение. Тем, чьё видение омрачено тьмою неведения, он откроет око мудрости. У поражённых стрелою страданий он извлечёт эту стрелу. Подобно тому, о великий царь, сколь редко где-либо в мире расцветает цветок удумбары45, столь же редко где-либо за неисчислимые кальпы, о великий царь, в мире является Благодатный Будда. Этот царевич непременно достигнет непревзойдённого совершенного пробуждения. Достигнув же пробуждения, он переведёт неисчислимое множество существ на другой берег океана сансары и утвердит их в бессмертии. Но я не увижу этого сокровища Будды. Потому, конечно же, о великий царь, я плачу и тяжко вздыхаю, будучи глубоко огорчён, ибо не смогу так же почтить его, уже достигшего освобождения. Как сказано, о великий царь, в мантрах, Ведах и шастрах46, недостойно царевича Сарвартхасиддхи оставаться дома. Почему так? Ибо царевич Сарвартхасиддха украшен тридцатью двумя признаками великого человека. 

Каковы эти тридцать два признака? 

(1) Ушниша47 на голове царевича Сарвартхасиддха, о великий царь, является первым признаком великого человека, коим украшен царевич Сарвартхасиддха. 

(2) Чёрные, с синеватым, как у павлиньего хвоста, отливом волосы, завивающихся вправо. 

(3) Широкий и гладкий лоб. 

(4) Меж бровями царевича Сарвартхасиддхи, о великий царь, — прядь волос, сияющих подобно серебру или снегу. 

(5) Глаза, подобные коровьим. 

(6) Глубоко тёмные зрачки глаз. 

(7) Сорок ровных зубов. 

(8) Меж зубами нет зазоров. 

(9) Безупречно белые зубы. 

(10) Голос царевича Сарвартхасиддхи, о великий царь, подобен голосу Брахмы. 

(11) В высшей степени безупречный вкус. 

(12) Очень тонкий язык. 

(13) Подбородок, подобный львиному. 

(14) Восхитительно округлые плечи. 

(15) Широкая грудь. 

(16) На теле — семь выпуклостей. 

(17) Кожа дивного золотистого цвета.

(18) Длинные руки, когда стоит, не согнуты, [а свисают до колен]. 

(19) Верхняя часть тела подобна львиной. 

(20) Тело царевича Сарвартхасиддхи, о великий царь, округло, подобно дереву ньягродха. 

(21) В каждой поре тела растёт один волос. 

(22) Волосы растут вверх, завиваясь вправо. 

(23) Половой орган сокрыт [в теле], словно в ножнах. 

(24) Гармонично округлые бёдра. 

(25) Голени — как у царя антилоп эни. 

(26) Длинные пальцы ног. 

(27) Широкие и длинные пятки и ступни. 

(28) Высокие лодыжки. 

(29) Ступни на ощупь мягкие, как у подростка. 

(30) Пальцы его рук и ног соединены перепонками. 

(31) При длинных пальцах ног, о великий царь, ступни царевича Сарвартхасиддхи от рождения отмечены безупречными сияющими белыми колёсами с тысячей спиц, ободом и ступицей. 

(32) Он, о великий царь, прочно стоит на ногах. Этими тридцатью двумя признаками великого человека украшен царевич Сарвартхасиддх48

Однако, о великий царь, это признаки не царя, Повелителя мира, а Бодхисаттвы.

Кроме того, на теле царевича Сарвартхасиддхи есть, о великий царь, восемьдесят малых признаков, в силу коих царевичу, ими украшенному, недостойно оставаться дома. Он неизбежно пожелает оставить дом и станет странствующим аскетом. Каковы, о великий царь, эти восемьдесят малых признаков? Они таковы: у царевича Сарвартхасиддхи, о великий царь49

(1) ногти — выпуклые, 

(2) медно-красного цвета, 

(3) гладкие; 

(4) округлые, 

(5) пальцы — изумительно правильной формы; 

(6) вены — не выступающие; 

(7) кости лодыжек — не выпирающие; 

(8) связки — прочные; 

(9) ноги — ровные, правильной формы; 

(10) пятки — широкие; 

(11) линии на ладонях — отчётливые, 

(12) симметричные, 

(13) глубокие, 

(14) без изгибов, 

(15) правильной формы; 

(16) губы — ярко-красные; 

(17) голос — негромкий; 

(18) язык — мягкий на ощупь медно-красный; 

(19) речь — звучащая подобно отдалённому трубному рёву слона или дальним громовым раскатам, мягкая и сладкозвучная; 

(20) руки — очень длинные; 

(21) тело — безупречно чистое, 

(22) с мягкими и нежными, 

(23) крупными, 

(24) добротными, 

(25) упорядоченно-выпуклыми, 

(26) ладно скроенными, 

(27) пропорциональными членами; 

(28) колени — крупные, широкие, хорошо развитые, круглые; 

(29) тело — округлое [в поясе], 

(30) безупречное, 

(31) прямое, без искривлений, 

(32) правильной формы; 

(33) пупок — глубокий, 

(34) не искривлённый, 

(35) правильной формы; 

(36) поведение — безупречное; 

(37) [видом] прекрасен, как юный бык;

(38) весь мир озаряет превосходным чистым сиянием; 

(39) поступью — неспешен, подобно нагу, 

(40) широкой поступью подобен льву, 

(41) быку 

(42) [или] лебедю, 

(43) поступь — почтительная; 

(44) поясница — округлой формы, 

(45) ничем не запятнана, 

(46) без искривлений; 

(47) живот — выпуклый, подобный луку; 

(48) тело — без пятен и несовершенств; 

(49) зубы — округлые, 

(50) острые, 

(51) правильной формы; 

(52) нос — длинный; 

(53) глаза — сияюще белые, 

(54) чистые, 

(55) улыбчивые, 

(56) удлинённые, 

(57) широко открытые, 

(58) подобные лепесткам синего лотоса; 

(59) брови — сросшиеся, 

(60) великолепные, 

(61) чёрные, 

(62) симметричные, 

(63) правильной формы; 

(64) щёки — пухлые, 

(65) одинаковые, 

(66) не имеющие пятен; 

(67) голос — безупречен; 

(68) органы чувств — зримы 

(69) и совершенны; 

(70) лицо и лоб — симметричные; 

(71) голова — безупречна по форме; 

(72) волосы [на голове] — чёрные, 

(73) существующие от рождения, 

(74) завивающиеся [вправо], 

(75) приятно пахнущие, 

(76) не грубые на ощупь, 

(77) не спутанные, 

(78) одной и той же формы, 

(79) одинаково вьющиеся; 

(80) волосы, образующие шриватсу50, имеют форму свастики. 

Таковы, о великий царь, восемьдесят малых телесных признаков царевича Сарвартхасиддхи, в силу коих царевич, ими украшенный, не останется дома. Он неизбежно пожелает оставить дом и станет странствующим аскетом».

Далее царь Шуддходана, услышав от великого риши Аситы такое предсказание о судьбе царевича, полностью удовлетворённый, с умом услаждённым, взволнованным, радостным, встал с сидения и, совершив поклон к стопам Бодхисаттвы, произнёс такую гатху:

55. О превозносимый богами, а также — Индрой, почитаемый великими риши

непревзойдённый целитель мира, я также тебе, Величайшему, поклоняюсь!

Затем, о бхикшу, царь Шуддходана насытил великого риши Аситу вместе с его племянником и учеником Нарадаттеной. Насытив их, он почтительно обошёл их слева направо. Вслед за этим великий риши Асита, применив чудесные способности (риддхи), вознёсся [вместе с учеником] в небо и возвратился в место своего уединения. По прибытии же туда великий риши Асита сказал юному Нарадатте:

«Услышав, что в мире явился Будда, ты должен будешь оставить дом и стать его учеником. И тогда обретёшь долговременное изобилие, благополучие и счастье».

Об этом сказано так:

56. Увидев явившихся в небе богов, восхваляющих Будду,

пребывающий в горной пещере божественный риши Асита ощутил беспредельную радость.

«О, сколь драгоценно в этом мире повторение имени “Будда”,

доставляющего усладу [всем] существам!

Моё тело восторгом напитано, а ум — бесконечной радостью и покоем.

57. Кому же дано — богу, асуру, гаруде или киннару

имя “Будда”, прежде неслыханное, радость дающее и усладу?»

Десять сторон света божественным оком он обозрел: горы, землю и океан,

и вновь увидел чудесное многое на земле, на горах и в океане [и заключил:].

58. «[Поскольку] сияет свет — очищающий, яркий, прекрасный, услаждающий тело,

поскольку даже на горных вершинах взошли липкие молодые побеги

и [все] деревья прекрасными цветами покрыты и плодами украшены,

вскоре в тройственном мире51 Сокровище превосходное явлено будет.

59. Поскольку земля стала подобна гладкой и чистой ладони

и боги витают в небе, радости преисполненные,

и во дворце царя морских нагов плавают, [вдруг возникнув,] дивные драгоценности —

Победитель чистейший, Дхармы Сокровищница явится в Джамбудвипе.

60. Поскольку все существа, пребывавшие в горе, от страданий избавлены

и в небесах боги явились, объятые радостью,

и слышатся гармоничные, нежные звуки услаждающей божественной музыки,

все чудесные эти явления — знаки его появления в тройственном мире».

61. И созерцая божественным ви'дением Джамбу[двипу], Асита увидел

в граде великом, названном Капила, в доме царя Шуддходаны

рождение наделённого благими признаками, обладающего могуществом Нараяны52

и особыми силами.

Увидев это, он ощутил глубокий восторг и прилив внутренней силы.

62. И, побуждаемый удивлением и интересом, он быстро, вместе со своим учеником,

достиг великого града Капила и встал пред входом в царский дворец.

Увидев собравшихся там неисчислимых существ, престарелый риши

обратился к служителю, [у врат стоящему:]

«Сообщи побыстрее [царю]: у врат дворца стоит риши».

63. Услышав это, [служитель] тут же вошёл в царский дворец и царю сообщил:

«О повелитель, у врат стоит великий аскет, престарелый и дряхлый риши.

Этот великий риши желает войти в царский дворец.

Позволь же это ему, о повелитель, дай ему позволение

войти в царский прекрасный дворец».

64. И [царь,] приготовив сиденье для риши, молвил:

«Иди и скажи ему: “Царь дал позволенье войти”».

Услышав эти слова служителя, Асита возрадовался, ощутив глубокий восторг и ликование.

Подобно тому, как жаждой томимый стремится испить холодной воды,

а голодный желает лишь пищи,

так обрадованный великий риши жаждал увидеть высшее из существ.

65. «Слава тебе, о царь, — сказал риши. — Да пребудешь ты почитаемым,

радостным, процветающим, других опекающим,

в полном здравии, с умом доброжелательным, успокоенным,

оставаясь бесстрастным и сострадательным».

Царь, почтительно поприветствовав риши, его вопросил: «Скажи мне, о мудрый,

по какой причине прибыл ты в царский дворец».

66. «Сын у тебя родился с телом дивным, совершенствами53 овладевший,

обладающий силами сверхъестественными,

наделённый тридцатью двумя большими телесными признаками, неуязвимый,

обладающий могуществом Нараяны.

Его я желаю видеть, о царь, твоего сына Сарвартхасиддху.

Это и является целью моего прихода сюда, о царь, и нет у меня никакой другой цели».

67. «О добродетельный муж, твой приход — честь для меня, и я рад видеть тебя,

но ты прибыл не вовремя.

Царевич спит, потому желанье твоё исполнить сейчас невозможно.

[Но,] добродетельный муж, спустя малое время ты сможешь увидеть его,

чистого, подобно взошедшей иль восходящей луне, украшенной множеством звёзд».

68. И когда Лучший из колесничих проснулся, озарив всё чистой луны сиянием,

царь его, свет ослепительный источающего, затмевающий солнца сияние, на руки взял.

«Увидь же его, о риши, почитаемого людьми и богами,

сияющего подобно чистейшему золоту!»

И Асита увидел ступни его лотосные, отмеченные колёсами дивными.

69. И, с сидения встав и сложив почтительно длани, он поклонился стопам Бодхисаттвы.

Затем, взяв царевича к себе на колени, мудрец, сведущий в шастрах,

предался сосредоточенному созерцанию.

И узрел неуязвимость его, наделённого особыми признаками и могуществом Нараяны.

И, тряхнув головою, он, в Ведах и шастрах сведущий, увидел два пути [для царевича]:

70. Либо ему быть царём, Повелителем мира, либо стать Пробуждённым,

превосходнейшим в мире.

И слёз не сдерживая, огорчённый умом и телом, риши вздыхал тяжело.

Из царей лучший, встревожившись, вопросил: «Почему почтенный брахман плачет?

Не беду ли какую, предстоящую Сарвартхасиддхе, увидел Асита?

71. Правду скажи мне, о риши, благое ль причина твоего плача иль пусть даже неблагое!»

«О нет, ни беда, ни что-либо неблагое не предстоят твоему сыну!

Я думаю, прежде всего, о себе. О царь, я — стар и немощен.

Когда явится в мирах почитаемый Будда и проповедовать будет Дхарму,

72. Я не увижу его и не удостоюсь великого счастья [слышать его]. Вот почему я плачу.

На теле его явлены тридцать два больших чистых признака,

и для него, я это отчётливо вижу, о царь, есть лишь один из двух путей:

либо он станет могущественным Повелителем мира, либо же — Буддой,

превосходнейшим в мире.

73. Но у него нет никаких желаний, связанных со страстями, потому он станет Буддой».

Услышав предсказание риши, царь возрадовался и стал счастлив.

И, с сидения встав и сложив почтительно длани, он поклонился стопам царевича [и сказал]:

«О превозносимый богами, обладающий чудесными силами и почитаемый великими риши,

74. Я поклоняюсь тебе, превосходнейший из наставников, почитаемый в трёх мирах

всеми чувствующими существами».

И Асита, обрадованный, сказал своему племяннику: «Запомни то, что скажу.

Как только услышишь о достигшем пробуждения Будде

и о повороте им в этом мире колеса [Дхармы],

тотчас оставь дом и стань учеником сего великого мудреца.

Так ты достигнешь полного освобождения».

75. Поклонившись стопам Бодхисаттвы и обойдя его справа налево,

лучший из риши [сказал]:

«Благо тебе, о царь, великое, сын этот твой, наделённый такими достоинствами.

Ученьем своим он усладит богов и людей этого мира».

И великий риши, покинув город Капила, возвратился в дальнее место своего уединения.

Далее, о бхикшу, [узнав о] рождении Бодхисаттвы, сын бога Махешвара54 сказал сыновьям богов, пребывающим в обители Шуддхаваса: «О достопочтенные, ныне в мире людей явился Бодхисаттва-Махасаттва, добродетельно совершенствовавшийся в течение неисчислимых кальп в даянии, нравственности, терпении, мужестве, сосредоточении, мудрости и [искусных] средствах55, предававшийся соблюдению обетов и аскезе, украшенный великой доброжелательностью, великим состраданием, великим сорадованием, овладевший бесстрастием, деяющий на благо и счастье всех существ, облачённый в броню несокрушимой отваги, взрастивший корни добродетели, возделанные прежними Победителями, украшенный ста благими признаками, утвердившийся в истинной добродетельности, одолевший несметное воинство врагов, полностью очистивший от омрачений мысли свои и желания, высоко вознёсший флаг совершенного знания, разрушивший могущество Мары, являющийся проводником и наставником [существ] в неисчислимом множестве миров, превозносимый людьми и богами, свершавший великое жертвоприношение56, овладевший множественными безупречно благими средствами, положивший конец рождению, старению и смерти, благороднорождённый, принадлежащий к династии царя Икшваку57, пробуждающий людей. Вскоре он достигнет непревзойдённого совершенного пробуждения. Давайте же те, кто смирил свою гордость, отправимся к нему — почтить его, поклониться ему, восславить и восхвалить его, дабы избавить от гордости, надменности, высокомерия и других сыновей богов. Они, видя нас его почитающими, также поклонятся ему, восславят и восхвалят его. И тогда они обретут долговременное изобилие, благополучие и счастье, пока не достигнут бессмертия. Должны прозвучать и пожелания здравия и долголетия царю Шуддходане. И, объяснив значение Бодхисаттвы посредством предсказания, возвратимся назад».

Далее сын бога Махешвара, окружённый и предшествуемый двенадцатью сотнями тысяч сыновей богов, явился в великий город Капилавасту, озарив весь его сиянием, и, прибыв туда, направился ко [дворцу] царя Шуддходаны. Там сын бога Махешвара обратился к привратнику и, получив разрешение царя и войдя в царский дворец, совершил поклон стопам Бодхисаттвы, обнажил одно плечо и, совершив многотысячекратный почтительный обход Бодхисаттвы и взяв его к себе на колени, ободрил царя Шуддходану: «Пребывай, о великий царь, удовлетворённым и радостным. Почему? Ибо, поскольку, о великий царь, тело Бодхисаттвы украшено малыми признаками и царевич множественными особыми силами и великолепием превосходит сей мир с его богами, людьми и асурами, он, несомненно, достигнет непревзойдённого совершенного пробуждения».

Итак, о бхикшу, сын бога Махешвара вместе с сыновьями богов обители Шуддхаваса, свершив великое почтительное поклонение и объяснив значение Бодхисаттвы посредством предсказания, отбыл в свою обитель.

Об этом сказано так:

76. Узнав о рождении Океана добродетелей,

повелитель неисчислимых богов страстно воззвал [к богам иным]:

«О, сколь редко, [лишь раз] в мириады кальп, можно услышать о нём!

Мы непременно должны прибыть к нему и почтить его, величайшего из мудрых».

77. И в окружении двенадцати тысяч чистых богов

в коронах, украшенных драгоценностями, и могуществом наделённых,

он тут же прибыл в великий город, именуемый Капила,

где, у врат царского дворца остановившись, снял корону свою.

78. И сказал привратнику приятным голосом:

«Сообщи царю: я желаю войти во дворец».

Услышав сказанное, привратник отправился во дворец,

где, почтительно длани сложив, молвил царю:

79. «Слава тебе, о повелитель! Да будет правленье твоё нерушимо, а жизнь твоя — долгой!

У врат [твоего дворца] стоят [существа] великой добродетельности, сияние источающие,

с коронами, украшенными драгоценностями, могуществом наделённые,

с лицами, сияющими подобно незапятнанной ясной луне.

80. Теней их увидеть никак мне не удалось

и звуков шагов их я не услышал тоже.

Идя по земле, пыли они не поднимают,

а люди, их видящие, глаз от них оторвать не могут.

81. От тел их сиянье исходит обильное,

речь их столь услаждающая, как ни у кого из людей,

и источают они великую доброжелательность и добродетельность.

Полагаю, не люди они, а боги.

82. Гирлянды цветов превосходных, мази и шёлковые одеяния

в руках они держат и выглядят очень почтительно.

Без сомненья, о царь, они — из богов высший и боги иные —

пришли, дабы увидеть царевича и почтить его».

83. Услышав сказанное, царь, будучи глубоко взволнован, [сказал]:

«Иди и скажи: “Почтенные, вам позволено войти во дворец”.

Поистине, не могут обычные людьми обладать способностями столь чудесными,

быть излучающими сияние, наделёнными добродетелями и могущественными».

84. И привратник, сложив почтительно длани, сказал богам:

«Входите, достопочтенные, людей повелителем вам позволено».

И они, радостные и удовлетворённые, держа в руках гирлянды

и прочие ценные подношения,

вошли в царский дворец, подобный бессмертных обители.

85. Видя прекрасных богов, в покои его вступивших,

царь встал им навстречу, почтительно длани сложив,

и уважительно предложил им сиденья с ножками, украшенными драгоценностями:

«О достопочтенные, будьте любезны присесть снисходительно на эти сиденья».

86. И они, от высокомерья избавленные, на этих сидениях расположились.

«О царь, пожалуйста, выслушай о цели нашего прихода сюда.

Прибыли мы, дабы увидеть твоего сына, благороднорождённого,

наделённого величайшими добродетелями и безупречно чистым телом.

87. Сведущи мы в телесных больших признаках и их толковании,

а также — того, что предстоит наделённому ими и куда он последует.

О добродетельный муж, из царей земных лучший, не беспокойся.

Позволь нам увидеть украшенного множественными благими признаками».

88. И удовлетворённый царь, сопровождаемый многими жёнами,

держа царевича бесподобного, лучами разного цвета сияющего,

вынес его прекрасным богам, почтительно снявшим короны.

И едва из дверей он вышел, сотряслись три тысячи миров.

89. Боги, узрев дивные стопы Наставника [мира]

и его медно-красные ногти, сияющие, подобно чистым лепесткам лотоса,

тут же со снятыми коронами дивными встали с сидений своих

и склонились главами к стопам его, сияние чистое источающим.

90. Увидев его телесные признаки, ясно зримые ими,

сиянье благое, от его головы исходящее,

его могущество, глаза его ясные, прядь, меж бровей сияющую,

[они убедились]: он, несомненно, достигнет полного просветления, победив Мару,

91. И восславили его, высшего из существ, истину ясно видящего,

предавшего себя добродетелям, устранившего омрачения, тьму неведения порождающие,

[и возгласили]: «Спустя время, он станет воистину драгоценностью среди существ,

победившим рождение, старение, умирание, омрачения и страдания.

92. Весь тройственный мир объят тремя огнями,

рождёнными порывами желания, страсти и суетности.

[Но] ты, умиротворённый, распространив на три тысячи миров облако Дхармы,

влагою эликсира бессмертия прекратишь омрачения и страдания.

93. О, говорящий доброжелательно, мягко и сострадательно

голосом услаждающим, звучащим подобно голосу Брахмы,

повелевай же, мудрейший, тремя тысячами миров вселенной,

явив, как можно скорее, о Благодатный, голос великого пробуждённого.

94. Ты сокрушишь воззрения ложные сонма тиртхиков(58) вредоносных,

с безначальных времён пребывающих во власти привязанности к жажде существования.

Услышав [твоё] Учение о пустоте и причинности существования,

они устремятся прочь, подобно своре шакалов при появлении льва.

95. Ты прорвёшь покровы неведения и рассеешь туман омрачений великих,

источая на благо рождённых людьми неиссякаемый свет.

Являя сияние мудрости и совершенного знания,

ты прекратишь во всём мире объявшее [всех] неведение.

96. Обретут благо великое боги и люди

благодаря рожденью чудесному здесь столь чистого существа:

затворится путь мук и страданий и откроется путь божественный.

Быть ему, пробужденья достигшему, меж существ драгоценностью».

97. И боги осыпали цветами дивными город, названный Капила,

и, совершив с почтеньем обход [царевича] слева направо,

[ликующе] возглашая «О Будда, о Пробуждённый!»,

вознеслись, обрадованные, на небо.

Здесь заканчивается седьмая глава священной Лалитавистары, именуемая «Рождение».

Глава VI. Нисхождение в лоно     Оглавление     Глава VIII. Вхождение во храм