Джатака о монахине по имени Удпалаварна

монахиня, джатакаТак было однажды услышано мной. Победоносный пребывал в саду Джетавана, который предоставил ему Анантхапиндада. В то время царь Прасенаджит умер, и на престол вступил Вайдурья. Он был не из тех царей, кто управляет страной в соответствии с Дхармой. Его слоны топтали людей, и не счесть было убитых.

Благородные жены из знатных родов, видя подобное, не захотели оставаться в миру и, покинув семьи, стали монахинями. Некоторые из жен, принявших духовное звание, были из рода Шакьев, другие были царского рода. Так пятьсот бесподобно красивых и высокородных жен полностью отказались от своих богатств и ушли в монашество.

Это очень обрадовало всех людей, и они снабжали их средствами к жизни.

Как-то раз монахини сказали одна другой:

- Хотя мы и вступили в монашество, но еще не отведали нектара Учения, а поскольку нам следует смирить страсти и гневные порывы, а также избавиться от духовного невежества, то пойдем к ученице Будды, чтобы выслушать от нее Учение.

Они пришли туда, где находилась ученица Будды по имени Ненгама, поклонились ей и сказали:

- Хотя мы и покинули мир, однако еще не отведали нектара Учения. Наставь нас в нем.

Ученица Будды подумала: "Хорошо бы мне убедить их отказаться от духовного звания и соблюдения правил моральной дисциплины, а также получить обратно их монашеское одеяние и чаши для сбора милостыни*". И, подумав так, она сказала:

- Зачем вам, женщинам именитых родов, полностью отказываться от своих драгоценностей, слонов, лошадей, дворцов, рабынь, слуг, всевозможных предметов для совершения подношений и, вступив в монашество, подвергать свою жизнь таким мучениям и страданиям? Вместо того чтобы вступать на стезю Учения Будды, лучше бы вам вернуться в свои поместья и наслаждаться пребыванием с мужьями, сыновьями и дочерьми, пользоваться радостями этой жизни и по своему благоусмотрению совершать даяния.

Услышав эти слова, монахини опечалились и, рыдая, вернулись назад.

Затем они отправились к монахине по имени Удпалаварна. Придя к ней, они поклонились и, спросив о ее здоровье, сказали:

- Когда мы в миру пребывали, то были во власти мирских дел. Сейчас, хотя нами и овладело желание идти по стезе монашества, мы не можем избавиться от страданий, проистекающих от духовной омраченности. Яви нам свое милосердие и наставь вас в святом Учении.

Удпалаварна на это ответила:

- Что вы хотите знать, суть ли прошлого, будущего или настоящего? Спрашивайте, и вам будет показано.

- Оставим пока в стороне прошлое и будущее, - промолвили монахини, - просим показать нам настоящее и рассеять наши сомнения.

- Страсти подобны огню, - сказала Удпалаварна. - Они сжигают горы и долины, сгораешь от них, как сгорает соломенная подстилка. Силой страсти один другому творит зло и вред. Такие люди длительное время обречены на три дурных рождения132, и нет им срока освобождения.

Приверженные к мирской жизни постоянно испытывают страдания от разлуки с предметом желаний, от рождения, старости, болезни и смерти, от царских законов. Расставшись с жизнью, они рождаются снова, для новых телесных и духовных страданий. Узы мирского бытия крепче тюремных пут.

Я родилась в роду странствующих брахманов. Поскольку мои родители были знатного и благородного рода, они отдали меня в жены сведущему в науках странствующему брахману, также из рода, известного своей знатностью. Выйдя замуж, я родила сына. Затем, после смерти родителей мужа, я снова понесла. Когда приблизился срок окончания беременности, я сказала мужу:

- Если я здесь рожу ребенка, то нечистоты от родов будут неприятны. Поэтому отправлюсь-ка я рожать к своим родителям.

- Хорошо, - согласился муж.

Мы взяли сына и вдвоем с мужем пошли к моим родителям. На полпути я почувствовала родовые схватки и в полночь под деревом родила мальчика. Мой муж крепко заснул в стороне, и его ночью укусила змея. Я звала его, но он не откликнулся. Когда рассвело, я посмотрела и нашла мужа мертвым от укуса ядовитой змеи, и его тело уже начало разлагаться. Тут я потеряла сознание и упала на землю. Старший же сын, увидав отца, умерщвленного змеей, начал кричать и плакать. От плача старшего сына я очнулась, посадила его на спину, взяла на руки младенца и, рыдая, пошла по пустынной дороге, где нельзя было ни попутчика найти, ни следа человеческого встретить.

На пути мне встретилась большая река. Она оказалась широкой и глубокой, поэтому обоих детей вместе перенести было невозможно. Я оставила старшего сына на берегу, а младшего взяла и перенесла на другую сторону. Когда я возвращалась за старшим сыном, он, заметив меня, вступил в воду, и его понесло течением. Я пыталась догнать сына, но сил не хватило, и вода унесла его.

Возвратившись на другую сторону, я увидела, что младшего сына съели волки, лишь на земле осталось немного крови.

Тогда я снова потеряла сознание и долго оставалась без чувств. Затем по дороге мне встретился странствующий брахман, близкий знакомый моих родителей.

- Что за несчастье стряслось, почему ты такая печальная? - спросил он.

Я подробно рассказала ему обо всем, что произошло, и, плача, спросила о своих родителях.

- В доме твоих родителей случился пожар, и они сгорели вместе со всеми домочадцами, - ответил странствующий брахман.

Услышав эти слова, я опять без памяти упала на землю. Тогда странствующий брахман привел меня в чувство, взял к себе домой и обходился со мной с такой добротой, будто я была его дочь.

Вскоре другой странствующий брахман взял меня в жены.

Вместе с ним мы жили в полной радости и веселье. Я снова ждала ребенка. Когда истек срок беременности и приблизились роды, моего мужа позвали в другой дом на угощение. В это время у меня начались роды, я крепко заперла дверь и родила сына.

Вернувшись, хмельной муж постучал в дверь, но так как дверь ему не открыли, он в гневе выломал ее, вошел внутрь и избил меня. Узнав, что я родила сына, он убил его, изжарил в масле и заставлял меня есть. Но поскольку я не могла есть мясо сына, то он опять избил меня и насильно заставил есть.

Когда я поела, муж протрезвел, а я подумала: "Нет у меня счастья*, и карма моя ужасна". И, подумав так, оставила мужа и убежала в страну Варанаси.

Сидела я под деревом у города Варанаси, и там же оказался молодой домохозяин. Тот домохозяин оплакивал свою умершую жену, останки которой были погребены на этом месте. Он подошел ко мне и спросил, что я здесь одна делаю. Я рассказала о случившемся со мной, после чего домохозяин привел меня к себе в сад и сказал:

- Будь моей женой.

Я ответила согласием.

Пробыли мы супругами недолго. Мой муж заболел и умер. По обычаям той страны, если супруги при жизни пребывали в любви и согласии, то, когда муж умирал, жену заживо клали с ним в могилу. Меня тоже положили в могилу мужа, но ночью пришли кладбищенские грабители, разрыли могилу, и предводитель грабителей сделал меня своей женой.

Вскоре предводитель грабителей был казнен царем, а его товарищи, погребая останки своего главаря, вместе с ними положили в могилу и меня. Я пробыла в могиле трое суток, но волки разрыли могилу, и я выбралась из нее.

Тут я подумала: "Что за грех совершен мной, если, столько раз преданная смерти, я снова оживала? Некогда слышала, что царевич из рода Шакьев, стал полностью просветленным, носит имя Будды и знает прошлое и будущее. Прибегну-ка я к его защите". С этими мыслями я направилась к саду Джетавана и издалека увидала Татхагату, подобного распустившемуся голубому лотосу, подобного месяцу между звездами. Победоносный в силу наивысшей мудрости знал, что наступило время моего обращения в истинную веру. Он встал и встретил меня. Я была обнаженной, устыдилась и села на землю, прикрывая груди руками. Тогда Победоносный приказал Ананде:

- Дай этой женщине одежду.

Одевшись, я припала головой к стопам Победоносного и взмолилась: - Подумай обо мне в милосердии своем и разреши мне вступить в монашество.

Тогда Победоносный приказал Ананде:

- Поручи эту женщину заботам Праджапати, пусть она вступит в монашество.

После этого Праджапати приняла меня в монашество и преподала мне Учение о четырех благородных истинах. Как только я выслушала его, то сразу же стала ревностно прилежать и, обретя духовный плод архатства, познала все деяния прошлого, будущего и настоящего.

Тут монахини попросили:

- Расскажи, какое злое деяние ты совершила в прошлом, что подверглась такому воздаянию.

- Слушайте внимательно, - сказала монахиня Удпала, - и я вам поведаю.

В давно прошедшие времена жил один очень богатый домохозяин, не имевший детей. Он взял вторую жену, которую очень полюбил; вскоре та понесла. По истечении полного срока родился сын. Супруги очень любили и лелеяли ребенка.

Тогда старшая жена подумала так: "Мой род знатен и благороден, но так как у меня нет сына, то и не будет продолжателя моего рода. Когда этот ребенок вырастет, он возглавит род и, став хозяином всех богатств, ничего мне не уделит, и я буду терпеть нужду". Из зависти она решила убить ребенка и иглой проколола ему родничок, да так, что ранки не было заметно.

Ребенок вскоре умер. Вторая жена впала в беспамятство, а затем стала укорять первую, говоря:

- Ты убила моего ребенка.

Первая жена, услышав эти слова, произнесла такую клятву:

- Если я убила твоего ребенка, то пусть во всех моих рождениях моего мужа умертвит ядовитая змея. Если у меня будет сын, то пусть его унесет водой, пусть съедят волки. Пусть мое тело всегда заживо кладут в могилу. Пусть я буду есть мясо собственного сына, а родительский дом со всеми его обитателями сгорит в огне.

В той жизни старшая жена, давшая такую клятву, - это я ныне, и все это мне пришлось испытать.

Тогда монахини спросили:

- За какую благую заслугу ты, после того как увидала Будду и с его разрешения вступила в монашество, вышла из круговорота сансары?

Удпала сказала на это:

- Некогда в Варанаси, на горе, именуемой "Гора встреч риши", пребывали многие пратьекабудды, шраманы и последователи других учений, обладающие даром предвидения. В то время один пратьекабудда пошел в город за подаянием. Жена некоего домохозяина, увидев его, возрадовалась, вручила подаяние и совершила подношение.

Тогда пратьекабудда вознесся в небо и там показал магические превращения: испустил из тела огонь, изверг воду, ходил, лежал и сидел в небесном пространстве. Жена домохозяина в этот момент произнесла такое моление: "В грядущие времена да уподоблюсь я ему!" Жена домохозяина, которая в то время произнесла моление, это я ныне. Из-за встречи с Татхагатой. мысли мои полностью очистились, и я обрела плод архатства. Но хотя я и обрела архатство, постоянно испытываю такие муки, как будто меня пронзают раскаленной железной полосой с макушки до подошвы ступни*.

Когда высокородные пятьсот монахинь прослушали рассказ Удпалы, они содрогнулись телом и духом, поняли, что страсть подобна печи огненной, и помыслы, рождаемые страстями, полностью оставили монахинь. Поняли они также, что страдания мирской жизни паче страданий тюремных, и очистились от всей скверны. Монахини одновременно погрузились в самадхи и обрели архатство.

Затем они в один голос сказали монахине Удпале:

- Страсти полностью господствовали над нами, но в силу твоего наставления в Учении мы вышли за пределы сансарического бытия.

За это и Победоносный восхвалил монахиню Удпалаварну, сказав:

- Монахиня Удпалаварна прекрасно проповедует. Тот наставник Учения, кто может преподать его другому, есть истинный духовный сын Будды.

И многочисленные окружающие воистину возрадовались словам Победоносного.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ