Джатака о лотосовых стеблях

Джатака о лотосовых стеблях

Те, кто познал сладостное счастье отречения от мира, отвергают чувственные наслаждения как осквернение или оскорбление. Вот как об этом назидательно повествуется.

Бодхисаттва принял рождение, как рассказывают, в некоторой великой и знаменитой, славной своими высокими добродетелями и во всех отношениях безупречной брахманской семье. У него было шесть младших братьев, которые по своим высоким качествам были достойны его и из любви и глубокого уважения постоянно подражали его возвышенным добродетелям; была у него и сестра - седьмая. С чрезвычайным усердием изучив Веды с Лигами и Упаведами, он приобрел своей ученостью великую славу и необычайное уважение повсюду в народе. С величайшим почтением и любовью, словно за божествами, ухаживал он за отцом и матерью и, как учитель или отец, наставлял своих братьев в науках; кроме того, он обладал большим опытом в житейских делах и прекрасным воспитанием. Так он проживал в доме своих родителей. Когда пришел их час, он, глубоко потрясенный их смертью, исполнил печальные погребальные обряды и затем, по истечении нескольких скорбных дней, созвал своих братьев и обратился к ним с такими словами:

«Мучительную скорбь нам принося, всегда так был устроен мир, что смерть нас разлучает даже с теми, с кем мы прожили жизнь.

Вот почему желаю я уйти путем отшельника, достойным восхваленья, ведущим к высшему блаженству, прежде чем смерть, злой враг, меня погубит, привязанного к жизни в доме.

По этой причине я обращаюсь ко всем вам с такими словами наставления. Есть у нас, в нашей брахманской семье, состояние, принадлежащее нам по закону и приобретенное достойным образом; на это состояние можно жить. Все вы должны жить, как подобает домохозяину, во взаимной любви и уважении, с неослабным вниманием взвешивая каждый шаг свой: соответствует ли он добропорядочному и учтивому поведению; усердно занимайтесь изучением Вед, старайтесь предупреждать желания ваших друзей, гостей и родственников, а выше всего ставьте святой закон.

Всегда должны блистать вы скромностью, усердно заниматься изученьем Вед, в подаче милостыни видеть наслажденье; и тем, как подобает, домохозяина достоинство хранить.

И если будете вести такую жизнь, то возрастут и ваша слава добрая, и добродетель, и богатство - счастия основа, а в жизни будущей вы будете в блаженстве утопать; поэтому не проявляйте небрежения к установленьям для домохозяина».

И вот, услышав о его намерении оставить мир, его братья были поражены в самое сердце страхом перед предстоящей разлукой; глубоко опечаленные лица их оросились слезами скорби, и они, поклонившись, обратились к старшему брату: «Меч скорби от разлуки с родителями нанес тяжелую рану, и она еще не зажила; ты не должен растравлять ее, как бы посыпая солью страдания, другой разлукой!

И до сего ведь дня в наших сердцах не затянулись раны от меча тоски по матери, отцу; поэтому, будь добр, о мудрый, воздержусь пока от этого решенья, не посыпай ты, словно солью, нашу рану!

Ведь если ты постиг несостоятельность привязанности к дому или что жизнь блаженная в лесу есть путь к конечному освобождению, то почему ж, оставив сирыми и без защиты нас, ты хочешь в лес уйти один?

Где твой путь, там и наш. Мы также покинем мир!» Бодхисатгва сказал:

«Не испытавшие сами отречения, те люди, что наслаждениям телесным предаются, считают, что уход из мира - то же, что паденье в бездну. Зная это, я удержался и не стал склонять вас к жизни отшельнической, хотя и сознавал отличье между жизнью в доме и в лесу. Поэтому, если это привлекает и вас, то мы все вместе оставим мир».

Так сказал он. И все семь братьев и сестра - восьмая, покинув великие богатства, наполнявшие их дом, и толпу проливавших слезы друзей, близких и родственников, удалились из дома для подвижнической жизни. Вместе с ними ушли в лес всем сердцем им преданные один их друг, служанка и слуга. Они поселились в одном огромном лесу, в лесной пустыне, возле большого озера дивной красоты, с чрезвычайно чистой синей водой, днем сияющего красотой пышно распустившихся дневных лотосов, а ночью словно улыбающегося массой расцветших белых лотосов, над которыми носились рой пчёл. Каждый обитал в чарующей своим уединением сделанной из листьев отдельной хижине, которые были построены на некотором расстоянии друг от друга и скрыты от взоров тенистыми деревьями. В этих хижинах они проводили время, предаваясь исполнению принятых на себя обетов; их дух все время был погружен в созерцание. В каждый пятый день они сходились к Бодхисаттве для слушания наставления в святом законе. И он вел с ними различные, глубоко проникающие в их душу, высоконравственные беседы, наставляя их в созерцании, указывая на греховность земных наслаждений, всячески восхваляя удовлетворение, доставляемое самоотречением, порицая лицемерие, болтливость, леность и другие пороки, указывая путь к ясности и спокойствию души. Ушедшая вместе с ними в лес рабыня, исполненная глубокого уважения и преданности к ним, продолжала служить им. Нарвав лотосовых стеблей на озере, разделив их на доли и положив на больших лотосовых листьях на чистом берегу пруда, она, постучав деревянными палочками и возвестив этими звуками о часе принятия пищи, сама удалялась. После этого эти святые, совершив, как приличествует, молитву и возлияние, один за другим последовательно, начиная со старшего, подходили и каждый, взяв полагавшуюся ему долю стеблей лотоса, вкушал их надлежащим образом в своей хижине и потом проводил время, предаваясь всеми своими помыслами созерцанию. Ведя такую жизнь, они даже не виделись друг с другом, исключая время слушания наставлений в святом законе.

Их безупречный образ жизни и высоконравственное поведение, любовь к полнейшему уединению и склонность к созерцанию снискала им повсюду великую славу, и Шакра, владыка богов, явился туда, чтобы испытать их. Увидев, как все их помыслы направлены на созерцание, узрев их отвращение к дурным делам, отсутствие стремлении к наслаждениям и постоянство их дивного спокойствия, он, став еще более высокого мнения о их добродетелях, замыслил испытать их.

Без вожделений кто живет в лесу, стремясь к душевному покою, в сердцах всех добрых возбуждает тот глубокое почтенье к добродетелям. И вот, когда рабыня, нарвав и очистив лотосовые стебли, нежные и белые, как бивни молодого слоненка, разделила их на равные части и разложила на лотосовых листьях, блестевших, как зеленые смарагды, украсила каждую часть, рассыпав тычинки и лепестки цветов лотоса, и затем, постучав деревянными палочками и тем дав знать мудрым отшельникам, что наступил час принятия пищи, удалилась, Шакра, владыка богов, для того чтобы испытать Бодхисаттву, спрятал первую часть лотосовых стеблей.

Когда исчезнет счастье и наступит горе - тогда-то, словно раскрываясь, познается сила стойкости душевной добрых.

И вот Бодхисаттва, приблизившись к месту, где находилась первая часть лотосовых стеблей и увидев, что его доля стеблей исчезла с лотосовых листьев, на которых она лежала, а листья были разбросаны, подумал про себя: «Моя доля лотосовых стеблей кем-то уже взята»,- и с этой мыслью, без всякого волнения и гнева в сердце вернулся обратно и, войдя в свою хижину, как и обычно, погрузился в созерцание. Не желая возбуждать неудовольствие, он не рассказал об этом никому из других мудрых отшельников. Другие же его братья, думая, что он уже взял свою часть, как обычно, один за другим взяли каждый свою долю стеблей лотоса и, съев их каждый у себя в хижине, предались созерцанию. Подобным же образом Шакра сокрыл часть лотосовых стеблей Бодхисаттвы и на второй, и на третий, и на четвертый, и на пятый день.

И все время сердце великосущного Бодхисаттвы оставалось безмятежно спокойным, как и раньше.

Не прекращенье жизни, а душевное волнение считают смертью праведные; вот почему для сохраненья жизни даже в душевное волненье не приходят мудрые.

И вот в полдень мудрые отшельники по своему обыкновению сошлись у Бодхисаттвы в его хижине для слушания святого закона и увидели, что его тело исхудало еще больше, щеки и глаза глубоко ввалились, прекрасные краски на лице поблекли и голос утратил свою прежнюю силу; однако, как ни был он истощен телесно, не истощились его душевное спокойствие, стойкость и добродетели, и на него было также приятно смотреть, как на молодой месяц. Приблизились к нему и, предварительно с почтением приветствовав его, обеспокоенные его видом, они обратились к нему с вопросом: «Что послужило причиною того, что ты так исхудал?».- Бодхисатгва поведал им все, что с ним случилось. И вот подвижники, неспособные подозревать друг друга в подобном безнравственном поступке, были сильно взволнованы его страданием и со словами: «О, горе, горе!» - стояли, опустив от стыда глаза вниз, ибо Шакра своею властию преградил им пути, которыми они могли уразуметь причину происшедшего, и они никак не могли решить, в чем тут дело. Тогда следующий за ним по возрасту брат Бодхисаттвы, обнаруживая свое волнение и душевную чистоту, произнес следующее необычайное проклятие:

«О, да получит дом, украшенный великого богатства знаками, супругу по сердцу, да будет же благословен детьми и внуками тот человек, о брахман, кто стебли лотоса твои похитил!».

Второй брат сказал: «Гирлянды и венки, сандал, одежду, украшенья, что будут трогать его дети, пусть носит, пусть будет крепко к наслаждениям земным привязан тот, о лучший из рожденных дважды, кто стебли лотоса твои похитил!».

Третий брат сказал: «Да будет же домохозяином, приобретет пусть земледелием богатства и радуется лепету детей, пусть в доме наслаждается своем, не замечая, как уходит жизнь, тот, кто хоть раз похитил стебли лотоса твои!».

Четвертый брат сказал: «Высокопочитаемый владыками людей, в поступке каждом ему, подобно слугам, подчиненными, склонив главу, дрожащими пред ним, да царствует над всей землей, как мира властелин, тот человек, который стебля лотоса твои из жадности похитил!».

Пятый брат сказал: «Жрецом домашним у царя да будет он, да обладает знанием стихов священных и прочего всего, что отвращает зло; да будет у царя в высокой чести тот, кто стебли лотоса твои посмел похитить!».

Шестой брат сказал: «Учителем, прекрасно изучившим Веды, да будет человек тот и да собирается с великим уважением к подвижнику народ, чтобы выразить почтение к тому, кто здесь возжаждал лотоса стеблей, недобродетелей твоих!».

Друг сказал: «Прекрасную деревню, четырежды обильную, в дар получивши от царя, пусть утопает в наслаждениях и встретит смерть, не победив страстей, кто жадность к лотосовым стеблям победить не смог!».

Раб сказал: «Да будет сельским старостой и тешится среди друзей веселым пением и пляской женщин, не встретив неприязни от царя, тот, кто ради лотоса стеблей разрушил собственное благо!».

Сестра сказала: «Блистающею стройностью и красотою женщиной да будет и станет пусть супругою царя, стоящей во главе гарема из тысячи прекрасных женщин, та, что стебли лотоса осмелилась похитить у подобного тебе!».

Рабыня сказала: «Наедине и избегая добрых, пусть радуется, сласти поедая, и, угощенье получив, в восторг приходит та, кого здесь привлекли не праведность твоя, а стебли лотоса!».

После этого жившие в этом лесу якша, слон и обезьяна, пришедшие сюда, чтобы послушать наставление в святом законе, услышав эти слова, испытали крайний стыд и волнение. И вот якша, желая показать свою душевную чистоту, произнес такое проклятие:

«В обители великой Качангала пусть живет, надсмотрщиком пусть будет при постройках и над одним окном работает пусть много дней тот, кто ради лотоса стеблей здесь погрешить против тебя осмелился!».

Слон сказал: «Пусть из лесов приятных попадет в среду людскую, закован будет там в шестьсот оков н пусть испытывает боль от острого крюка погонщика, кто стебли лотоса твои похитил, о лучший из отшельников премудрых!».

Обезьяна сказала: «Пусть носит он венок цветочный и ошейник оловянный, трущий ему шею; избитый палкою, пусть ходит он мимо змеиной пасти, пусть с цветов гирляндой, лежащей на плечах, живет в домах людей тот, кто стебли лотоса твои из жадности похитил!».

Тогда Бодхисаттва обратился ко всем ним с таким ласковым наставительным словом, которое показывало великую глубину его душевного спокойствия:

«Тот, кто сказал, что будто бы исчезло, хотя ничто и не исчезло у него, пусть тот, усладами земными насладившись вволю, домохозяином умрет; пусть то же будет с тем, кто возымел бы подозренье против вас!».

Глубоким изумлением и почтением был проникнут Шакра, владыка богов, услышав их необыкновенные проклятия, свидетельствовавшие об их отвращении к земным наслаждениям, и он, приняв свой сияющий чудесной красотой вид, приблизился к мудрым отшельникам и, как бы возмущаясь, сказал им:

«О, вы не должны так говорить!

И сон нейдет на ум тому, кто наслаждений ищет; жадной тоски душа полна в стремленье к ним; великим напряжением и подвигами жаждут их достигнуть. Так почему же презираете вы их, "земными удовольствиями" лишь называя?».

Бодхисаттва сказал:

«Земные удовольствия влекут за собой бесконечные страдания, о господин! Послушай, вкратце я тебе скажу, почему мудрые отшельники не восхваляют земных удовольствий.

Из-за услад земных приходят к людям пленение и казнь, скорбь, изнеможение, боязнь и многие различные страданья; ведь ради услад властители земли, святой закон в неистовом желанье нарушая, в том мире попадают в ад!

Из-за чего ослабевает дружба? Из-за чего идут путем, который загрязнен обманчивой житейской мудростью? Из-за чего доходят до потери доброй славы, а в мире том лишаются блаженства? Да разве же причина этих зол не удовольствия земные?

Все это помня, видя, что земные удовольствия ведут к погибели людей как низких, так и средних, и наивысших,- и здесь, и в мире том,- как от змеи разгневанной, от них подальше стараются держаться муни, которые своею дорожат душой, о Шакра!».

Тогда Шакра, владыка богов, радостно приветствуя эти слова Бодхисаттвы возгласом: «Прекрасно, прекрасно!» - и умиленный в сердце великодушием этих великих отшельников, сознался им в своей вине:

«Лишь испытаньем познается с несомненностью высокое значенье добродетели; поэтому для испытанья мной скрыты были ваши стебли лотосов.

Поэтому, как счастлив мир, найдя опору в мудрых муни, владеющих неложной славою! Вот стебли лотоса твои, что доказали стойкость твоего святого повеленья».

С этими словами Шакра подал лотосовые стебли Бодхисаттве. В ответ на это Бодхисаттва в скромных, но исполненных чувства собственного достоинства выражениях разъяснил неуместность и дерзость поступка Шакры.

«Мы не родня и не Друзья тебе, мы не твои актеры и не шуты: так на каком же основанье ты, о царь богов, к отшельникам подходишь с шутками такими?».

Услышав эти слова, Шакра, владыка богов, сиявший молниями, кольцами и диадемой, в волнении утратил свой божественный вид, с глубоким почтением поклонился Бодхисатгве и попросил у него о прощении:

«О незнакомый с себялюбьем! Я объяснил намерения свои, и это легкомыслие мое благоволи простить мне, как отец или учитель.

Уж такова природа тех, чьи очи для познания закрыты, они споткнуться и на ровном месте даже могут; меж тем как свойство мудрых - снисхожденье. Поэтому не сохрани обиду эту в сердце ты».

Принеся таким образом свои извинения, Шакра исчез.

Таким образом, те, кто познал сладостное счастье отречения от мира, отвергают чувственные наслаждения как осквернение или оскорбление.

[Эту джатаку владыка объяснил так:

«Я, сын Шарадвати, Маудгальяяна, Кашьяпа, Пурна, Анирудха, Ананда - все мы были братьями тогда:

Сестрой была Утпалаварна, рабыней - Кубджотгара, домохозяин Читра был тогда рабом, а Сатагири - якшей;

Слоном был Парился, обезьяной - Мадхудатар, а Калодайин - Шакрой. Запомни: это объяснение джатаки!».]

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ