Джатака о согласии

джатака о согласии, перепел, Будда

Со слов: “Согласно действуя...” — Учитель — он жил тогда в Бамбуковой роще близ Капилаваттху — начал свой рассказ о ссоре, происшедшей из-за головного убора. Учитель сказал своим приверженцам: “Знайте же, о великосильные, что ссоры между близкими недопустимы. Было ведь уже раньше так, что животные одолели своих врагов, но потерпели поражение, лишь только рассорились”. И, уступая просьбам своих высокородных учеников. Учитель поведал им о прошлом.

Во времена былые, когда царем Бенареса был Брахмадатта, Бодхисатта воплотился в облике перепела. Когда он подрос, то сделался вожаком стаи из многих тысяч перепелов. Жили они все в лесу. И был там один охотник за перепелами. Он часто приходил к месту, где обитали перепелы, подманивал птиц и, дождавшись, когда они все соберутся в одном месте, накидывал на них сеть, потом затягивал ее с краев, сбивал попавшихся перепелов в середину, складывал птиц в корзину и шел домой. На деньги, которые выручал от продажи перепелов, он кормился сам и содержал свое семейство. И вот однажды Бодхисатта обратился к перепелам с такой речью: “Этот птицелов наносит нам, братья, страшный урон, но я придумал средство, благодаря которому он не сможет нас более ловить. Вот это средство: как только птицелов накинет на вас свою сеть, пусть каждый просунет голову в ближайшую к нему ячейку сети. И затем вы все разом поднимайтесь и летите подальше. Опустясь на какой-нибудь терновый куст, вылезайте из своих ячеек и разлетайтесь”. “Да будет так!” — откликнулись все перепелы на призыв своего вожака.

На другой день, когда птицелов набросил на стаю перепелов свою сеть, птицы в точности последовали совету Бодхисатты: улетев вместе с сетью, они опустились с нею на терновый куст, вылезли из своих ячеек и разлетелись. Пока птицелов выпутывал свою сеть из колючего кустарника, наступил вечер, и пришлось ему вернуться домой с пустыми руками.

На третий день и в последующие дни перепелы поступали точно так же; птицелов до самого захода солнца занимался выпутыванием сети и, не поймав ни одного перепела, с пустыми руками возвращался домой.

И вот как-то жена птицелова стала в гневе ему выговаривать: “Изо дня в день ты возвращаешься с пустыми руками. Уж нет ли у тебя другого места, куда ты относишь всю свою добычу?” Птицелов отвечал ей: “Нет у меня, милая, никакого иного места. Беда в том, что перепелы теперь действуют заодно. Лишь только я накидываю на них сеть, как они взвиваются вместе с нею, а потом запутывают сеть в терновом кусте. Но ведь не всегда же они будут жить в согласии. Не тревожься: в конце концов они все перессорятся и окажутся у меня в руках. Тогда-то я сумею вызвать радостную улыбку на твоем лице”. И птицелов спел жене стих:

Согласно действуя, уносят птицы сеть,
Но лишь рассорятся — все будут в ней висеть!

Прошло совсем немного времени, и вот как-то раз один перепел, опускаясь на пастбище, нечаянно задел на лету голову своего товарища. Тот разъярился и закричал: “Как ты посмел задеть мою голову?” Как ни успокаивал его первый, говоря: “Я задел тебя неумышленно, не сердись”,— второй продолжал гневаться. Оба они принялись ссориться, дразня друг друга: “Уж не кто иной, как ты, верно, и поднимал сеть”. Слушая их перебранку, Бодхисатта помыслил: “Там, где завелся разлад, не жди никакого спокойствия: оба перепела теперь не станут поднимать сеть, а от этого грядет нам великий урон, ибо птицелов начеку. Не могу я здесь больше находиться”. И вместе со своей свитой Бодхисатта перебрался в другое место.

Прошло еще немного времени, и птицелов снова явился в тот лес, где жили перепелы. Подманив их манком, он дождался момента, когда все они соберутся в одно место, и накинул на них сеть. И тогда обиженный перепел принялся дразнить другого: “У тебя, говорят, когда поднимали сеть, от натуги все перья выпали, ну-ка, подними сейчас сеть”. И, покуда они пререкались: “Ты подними!” — “Нет, лучше уж ты!” — птицелов затянул сеть, сбил перепелов в середину, побросал их в корзину и отправился домой. Лицо его жены, когда она увидела его с добычей, вновь расцвело улыбкой”.

Эту историю Учитель заключил такими словами: “О великосильные, вы видите теперь, что свары между близкими недопустимы, ибо в ссоре — источник гибели для всех ссорящихся”. И, наставив своих слушателей в дхамме. Учитель истолковал джатаку и так связал перерождения: “Глупым перепелом был Девадатта, мудрым же перепелом был я сам”.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ