Пожелание об устройстве чистой земли Защитника Акшобхьи

Пожелание об устройстве чистой земли Защитника Акшобхьи
Я кланяюсь пред всеми буддами и бодхисаттвами.

Первая глава

Я поклоняюсь нашему Учителю принцу Сиддхартхе,
Тому, кто на горе Пик коршуна
Искусно изложил cутру о земле Акшобхьи
Безчисленному собранию учеников.

К востоку, за тысячью земель будд
Лежит земля Абхирати,
Где Будда прошлого Великое Око
Учил Дхарме о шести парамитах. Я кланяюсь ему.

Тогда по настоятельной просьбе бхикшу
Будда даровал наставление: «Смысл бодхичитты
В том, чтобы сохранять неколебимый ум, лишенный злого умысла
В отношении любого из живых существ». 
Я кланяюсь тому совету.

Бхикшу, как только услышал эти слова,
Зародил бодхичитту и произнес восемь пожеланий:
«С этого момента и до достижения пробуждения
Если мой ум охватит
Гнев или злой умысел по отношению к любому из существ,
Если какой-либо из моих поступков будет лишен решимости
Достичь пробуждения, если я стану ведом намерениями,
Которые свойственны лишь шравакам и буддам-для-себя;
Если меня обуяет похоть, если из-за
Желания, гнева и неведения я стану враждебен или впаду в состояние
возбуждения или сожаления,
Если в ум закрадутся сомнения
Или я захочу отобрать чью-либо жизнь;

Если во мне родится желание украсть, совершить порочный поступок,
Говорить, чтобы вызвать распри или грубо, пустословить, вожделеть,
Быть злостным или придерживаться неверных воззрений,
Значит я обманул всех будд десяти сторон».
И он поклялся перед свидетелями. 
Я кланяюсь восьми зарокам, данных им.

И затем [Будда Великое Око] предрек, что в каждой жизни,
Начиная с той и до достижения пробуждения,
Его будут звать одним лишь превосходным именем Акшобхья.
Я кланяюсь возрадованию, [которое вызвало это]предсказание.

После чего он дал обет исполнить восемнадцать пожеланий:
«Я буду действовать, как обещал;
Памятовать о Будде с каждым совершаемым шагом;
В каждой жизни покидать дом;
Придерживаться практики аскезы;
С уверенностью учить Дхарме;
Я навсегда отброшу праздное поведение;
Не буду думать об ошибках других как их пороках;
Откажусь от манеры учить женщин Дхарме играючи;
Никогда не буду разводить руками, уча Дхарме;
Буду представлять, что даже крохотный лоскут шафранового
облачения есть ступа;
Думать о других бодхисаттвах как своих учителях;
Внимать, когда кто-либо учит Дхарме;
Не поклоняться другим божествам и им подобным;
Не различать между теми, кому я что-либо даю;
Не различать между теми, кому я делаю подношения;
Не различать между теми, кому я дарую Дхарму;
Жертвовать своей жизнью ради того, чтобы освободить
обреченных на смерть
И освобождать всех тех, кто обречен на смерть».
В присутствии всех будд в качестве свидетелей
Он облачился в доспехи бодхичитты. Я кланяюсь тому.
И вновь он истово вознес семь пожеланий:
«Даже увидев, как бхикшу, бхикшуни, мужчина или женщина
Совершают ошибку, я не обмолвлюсь и словом об их проступках.
В земле, где и я достигну пробуждения,
Никогда не раздадутся слова «нарушения учеников».

Та земля будет чистой и будет обладать совершенными качествами.
Я не допущу извержения семени, даже во сне;
И все те, кто в той земле в монашеском сане – тоже.
Там не будет женщин с какими-либо проблемами.
Если я не поступлю так, как только что обещал,
То обману всех живущих будд», – так поклялся он.
И чтобы доказать твердость своих намерений,
Он сотряс миллиард миров большим пальцем правой ноги.
Я кланяюсь тому.

Затем совершенный будда Великое Око
Так ответил великому бодхисаттве Акшобхье:
«В будущем ты станешь Буддой Акшобхьей».
И когда он изрек это предсказание,
Появилось множество благих знамений. Я кланяюсь тому.
В тот момент, когда он впервые зародил бодхичитту,
Он подумал: «Возможно что целый свет изменится до неузнаваемости,
Но мои намерения никогда».
Такие качества орудия усердия до тех пор
Не были замечены ни за одним из бодхисаттв счастливой эпохи;
Миллионы триллионов бодхисаттв не обладают таковыми.

Нет ничего, чего бы он ни дал
Тем, кто его просил: будь то его голова, конечности и другие [части тела].
С той минуты и до пробуждения он не разу не слёг.
Так же, как вселенский монарх шествует по небу
С одной крыши дворцы до другой и радуется этому,
Так и он, совершая практику бодхисаттвы,
Пересекал одну за другой земли будд, не касаясь их стопами.
Он доставлял радость татхагатам,
Ни разу не разочаровав их ни на миг.
Он придерживался непорочного поведения во всех жизнях
И, начав с совершенств,
Учил Дхарме, а уча никогда
Не чувствовал усталость ни в теле, ни в уме.

«Пусть силой заслуги [обладания] этого дара Дхармы
Все бодхисаттвы в моей чистой земле будды
Не забудут Дхарму, когда они будут обмениваться своими жизнями.
Пусть они родятся в той земле будд, в которой пожелают,
И никогда не расстанутся с буддами.
Пусть у демонов и других демонических существ
Не появится и малейшей возможности [причинить вред].
Так же как я жажду истинной Дхармы,
Так пусть и живые существа только о ней и помышляют.
Пока те бодхисаттвы не обретут подобных качеств,
Я буду совершать пробужденные деяния».

Таковыми были его неиссякаемые посвящения и пожелания.
Это лишь толика его невыразимых достоинств.
И потому наш Учитель изрек:
«Сейчас в земле Абхирати он достиг полного пробуждения –
Он Непоколебимый и он учит Дхарме». Я кланяюсь.

Вторая глава

За семь дней до того, как он достиг пробуждения,
Все живые существа в той земле из миллиарда миров
Освободились от таких тягот, как голод, жажда, дремота.
И ощутили радость и счастье.

Ни боги, ни люди ни разу не вспомнили о соитии.
Земля в тех мирах содрогнулась шесть раз,
И все боги и люди в тех миллиардах миров
Сложили ладони, повернувшись в сторону сущности пробуждения[1].
Как только он достиг совершенного пробуждения,
На мгновение, на час свет появился
В видениях всех живых существ.
Злые демоны лишились желания чинить препятствия.
Божества миллиардов миров сложили бесчисленные пожелания,
Что превратились в зонт над его головой в тот момент, как они
их вознесли.
Сияние его тела затмило солнце и луну,
И озарило светом каждый мир.
Так, благодаря неизмеримым корням [совершенной] в прошлом
благодетели,
Его пожелания о том, чтобы земля стала абсолютно чистой,
Полностью исполнились. Я кланяюсь [тому].
Древо бодхи, под которым он пробудился,
Состоит из семи видов драгоценностей,
Высотой в сотню тысяч йоджан[2],
Ствол высотой в восемь тысяч йоджан
И толщиной в половину расстояния слышимости.
Его обрамляют ветки длиной в семь тысяч йоджан
И обхват его равен сорока тысячам йоджан.
Когда его ветки и листву колышет ветер,
Слышится звук истинной Дхармы, звук, что слаще
[Музыки] божественных цимбал с сотней тысяч качеств,
И каждый достигает самадхи, лишенного привязанности. Я кланяюсь тому.
Будда описал особенности той земли,
Где нет существ низших уделов,
Не существует различий между хозяином и рабом,
Не нужно прилагать усилий, чтобы воспользоваться услугами людей
или вещами.
Там не существует понятий «я» или «моё».
Почва в той земле гладка, как поверхность ладони,
И приятна на ощупь, как ткань качалиндика.
Она отливает цветом золота, всюду
Украшена божественными драгоценными камнями,
Золотыми лотосами с тысячью лепестков
И усыпана лепестками соцветий мандаравы.
Там нет бревен и шипов, нет гравия и гальки;
Нет рвов, расщелин или мест, где осталась грязь,
Нет камней, гор и прочих [несовершенств].
Как подушка, набитая ватой, земля проминается,
Когда на нее наступаешь и подымается, когда поднимаешь [стопы].
Там люди не ведают болезней
Ветра, желчи и слизи или их сочетаний.
Поскольку в людях желание, гнев или неведение не сильны,
У них не бывает нехорошего цвета лица или неприятного запаха.
Никого не убивают, не связывают и не бросают в темницы.
Там не существует каких-либо крайностей.
Деревья всегда усеяны цветами и фруктами.
Одеяния для людей растут на древах, исполняющих желания,
Они пяти цветов и источают благоуханный аромат, который никогда не исчезает.
Люди носят облачения, меняя их снова и снова.

Пища для людей, какую пожелают,
Появляется в драгоценных сосудах прямо перед ними.
Яства для богов не могут сравниться
В тончайшем цвете, аромате и вкусе.
Там нет испражнений, мочи, слюны и слизи.
Все живут в домах из семи видов драгоценных камней,
С тронами и подушками из хлопка.
Для каждого появляется отдельный дом.
Пруды с водой, обладающей восьмью качествами,
Что выстелены золотым песком
И окружены божественными деревьями ашока,
Возникают рядом [с домами]. Они следуют за вами, когда пожелаете,
И исчезают, когда вы захотите.
Мягкие, нежные ветра в той земле
Приятны – не слишком горячие и не очень холодные,
Их дуновения доносятся как благовония.
Они дуют, когда вы пожелаете.
В той земле не появляется женщин,
С такими недостатками как: плохой цвет лица,
Некрасивая фигура, дурной запах, нечистоплотность,
Ненасытность, неблагодарность, злобность,
Лживость, ревность или скаредность.
Все они совершенны, самые ценные из женщин –
Достоинства драгоценных цариц в этой земле
Бледнеют на фоне с ними.
Там люди не совокупляются ради соития.
Короткий взгляд сводит на нет вожделение,
Они чувствуют отвращение и достигают самадхи, лишенного страсти.
Они высвободились из западни Мары, похоть больше не возникнет.
Женщина, на которую взглянет мужчина,
Вскоре беременеет. Мальчик или девочка
По прошествии семи дней рождаются из чрева,
Ощущая все то время удовольствие; они безупречны и чисты.
Когда люди желают надеть украшения,
Исполняющее желание древо склоняет к ним свои ветви, увешанные ими.
Там нет другого царя, кроме самого царя Дхармы,
Так же, как в Уттаракуру.
Как боги в [земле] Тридцати трех
Собираются вокруг Индры, владыки всех богов,
Так [и там] все боги и люди собираются пред Учителем.
Люди в той земле все время пребывают в [состоянии] бдительности.
Там не существует торговли, сельского хозяйства, отвлечений.
Никто никогда не распевает сладострастных песен,
Вместо этого люди испытывают радость Дхармы.
Шелест золотых пальмовых деревьев
Раздается благозвучной, красивой мелодией,
С которой не сравнится музыка богов.
Ту землю не освещает ни солнце, ни луна,
А свет, что излучает тело Татхагаты
Непрестанно озаряет миллиарды миров.
Куда бы ни направлялся Победоносный Акшобхья,
Всюду, где он ступает,
Прорастают лотосы с тысячью лепестков.
Лотосы собираются вместе или парят по небосводу,
Превращаясь в любой, какой представят люди, предмет почитания.
Из той земли до [земли] Тридцати трех
Восходит лестница из золота и семи драгоценностей.
Когда по ней нисходят боги, они думают:
«Нет ни малейшей разницы в совершенстве нас, богов,
И совершенстве людей на этой земле.
Кроме того, здесь пребывает и учит Дхарме Бхагаван
Похоже, эта земля Розовых яблок намного превосходит нашу».
Так молвят они и возносят пожелания переродиться в ней.
Но когда люди видят места обитания богов,
Они не испытывают никого желания переродится в них.
Так, как нам видны созвездия [на небосводе],
Так же явственно можно лицезреть богов с земли Розовых яблок.
Та земля из миллиардов миров никогда не опустеет
Без четырех общин Учителя. Я кланяюсь.

Третья глава

С каждым дарованным им учением Дхармы
Бесчисленные существа достигают [состояния] архата.
Количество учеников в его окружении не поддается исчислению –
Только всеведущей мудрости известно их число.
Почти каждый в его обители достиг архатства,
А достигших первых трех плодов – лишь единицы.
Когда из благородный сын (дочь) впервые садится [слушать Дхарму],
Первое учение приводит его к [состоянию] «вошедшего в поток»;
После второго он становится «возвращающимся единожды»; после третьего – «невозвращающимся»,
А четвертое приводит к обретению результата [состояния] архата.
И так происходит с теми, кого считают особо ленивым.
Другие становятся архатами с первого раза.
Результаты учеников – всего лишь слова:
Почти все ученики-архаты
Медитируют на восемь освобождений
И все обладают способностями умных слонов.
Они не ходят за подаянием ради пищи:
Когда приходит время, еда появляется в их чашах для подаяний.
Реши они, что будет хорошо, если кто-то поднесет им пищу,
Появится тот, кто сделает подношение.
Они насыщаются двумя-тремя укусами пищи.
Им не нужно искать облачения Дхармы или чаши для подаяний:
Всё это естественным образом появляется благодаря силам Будды,
Без всякой нужды им резать, шить, мыть
И готовить, или просить другого это сделать.
В той земле пять вырождений не имеют места быть,
И Акшобхья не учит учеников [предмету] о нарушениях.
Как только он начнет учить, тут же всем становится понятно:
Нет нужды растолковывать или вдаваться в детали.
Потому с самого начала
Он учит их высшей и наилучшей Дхарме.
Там не существует даже слова для гордыни или превосходства.
Духовные люди лишены пороков,
Недостатков, лживости или притворства.
И поскольку корни их добродетели совершенно зрелы,
Они понимают Дхарму такой, какой [их] учат.
У тех учеников не много желаний, они всем довольны,
Потому их не интересует выгода и почёт.
Так как они не беспокоятся о облачениях Дхармы и об остальном необходимом,
Их не нужно учить той Дхарме, которая требуется, чтобы превзойти [эти условности].
В отличие от Шакьямуни, учредившего обеты,
Победоносный Акшобхья не устанавливает обетов.
Потому все учрежденные обеты включены в [понятия]
Пустоты, отсутствия характеристик и отсутствие желаний.
Там нет глупцов, и все умны.
Поэтому невозможно, чтобы кто-то нарушил обет.
Его ученики не живут по парам,
Каждый преследует свои цели йогина.
Они не жалуют приятного времяпрепровождения, их усердие непоколебимо.
Когда он учит Дхарме, все те ученики
Слушают с вниманием, их глаза и умы не блуждают.
Сидят они или внимают стоя, их тела и умы никогда не устают.
Когда Учитель возносится в небо и учит Дхарме,
Все бхикшу, со сверхъестественными силами и без таковых,
Подымаются ввысь благодаря силе Будды
И пребывают там в трех состояниях: стоя, сидя или бродя.
Большинство из них обрели четыре совершенных знания
И уйдут в нирвану, являя три вида чудес:
Огня, воды и воздуха. Я кланяюсь им.

Четвертая глава

В сравнении с бодхисаттвами той земли,
Которые собираются, хранят истинную Дхарму и учат ей других,
Будды и бодхисаттвы этой счастливой эпохи
Не составят даже миллионную, миллиардную или триллионную их часть.
Если они пожелают перейти в другую землю,
Как только подумают об этом, тут же направляются
И внимают Дхарме будд.
Ни один из бодхисаттв из других миров,
Который переродится в той земле,
Не опускается до состояния шраваки или будды-для-себя.
Собрание бодхисаттв нерушимо, оно подобно ваджре,
[Положение] их неизменно.
Они стали сокровищницей татхагат.
Бодхисаттвы принимают друг друга как Учителей.
Только немногие из них домовладельцы:
Большинство отправились дальше и оставили дом.
Благодаря силам Будды и силе собственных добродетелей
Они удерживают всю Дхарму, которой учит Будда, ничего не забывая.
Даже не присутствуя на собраниях,
Где бы они ни находились, сидели или стояли,
[Бодхисаттвы] способны слышать у учиться Дхарме, которую дарует Будда.
Живя дома, бодхисаттвы-миряне
Хранят и постигают Дхарму.
Уходя из этой жизни,
Они не забывают Дхарму, которой научились.
В одной только той жизни они увидят
Много миллионов, миллиардов, триллионов будд;
Разовьют множество корней благодетели и научат
Дхарме миллионы, миллиарды, триллионы созданий,
Которых [тем самым] сподвигнут на достижение высшего пробуждения.
Заслуга от подношения тысячам будд всего необходимого
И практика безупречного поведения в их присутствии
Не сравнится с той, что будет обретена благодаря
Практике парамит в той земле.
В тот момент, как там рождается бодхисаттва,
Он получает предсказание о необратимости.
Злостные Мары не чинят препятствий
Ни одному, живущему там существу, ни простолюдину, ни благородному.
Так же, как змея лишается яда и желания причинить вред,
Когда произнесут заклинание,
Но при этом слово «змея» остается,
Так и те, кто обладает контролем над эманациями других существ,
Кто известен под именем «мара»,
Родившись там, не знают презрения из-за своего имени и рода.
Они думают: «Однажды нас не будет обуревать столько страстей,
Мы станем довольны и будем жить в уединении».
Они внимают Дхарме с сильным желанием и радостью.
Там бодхисаттвы переносятся
Из одной земли будды в другую,
Встречая всех будд и доставляя им радость.
Так же, как чиста сердцевина золота,
Так и они абсолютно чисты.
Учитель не забыл о бодхисаттвах,
Которых прислал туда из Нестерпимой земли:
Как только они оказываются там, обретают необратимое бесстрашие.
Как сокровища, сокрытые в городе царя,
Как побег в глубинку от долгов,
Как принятие яда после употребления противоядия,
Как бесстрашие архата, уничтожившего все омрачения,
Сокроет и защитит их там Учитель Акшобхья,
И больше им не воспрепятствуют мары.
Тогда Шарипутра подумал о том,
Что желает взглянуть на ту землю.
Учитель узнал [об этом] и совершил чудо,
Чтобы он смог ее увидеть с того места, где сидел.
Там нет разницы между богами и людьми.
Так же, как оказавшись посреди океана,
Ни по одну из сторон не увидеть ни гор, ни деревьев,
Так не видно конца и края собранию его учеников.
Все внимают Дхарме, бездвижно, не шелохнувшись,с однонаправленным
сосредоточением,
Как будто погрузившись в медитацию.
Посреди, сияя величием, подобно золотой колонне,
Восседает, уча Дхарме, совершенный будда Акшобхья
Я кланяюсь [пред ним].

Пятая глава

Продолжительность жизни Татхагаты Акшобхьи
Равна миллиону великих кальп.
Истинная Дхарма пребудет столько же времени.
(Если считать двадцать промежуточных кальп за одну кальпу,
А десять кальп – за одну великую кальпу).
В тот день, когда [Акшобхья] уйдет в нирвану
Он пошлет во все миры учить Дхарме
Свои телесные эманации,
Чтобы обуздать больше живых существ,
Чем он до того обуздал. В соответствии с их способностями
Он приведет их к трем колесницам
Шравак, будд-для-себя и «десяти сил»[3].
Затем он так скажет великому бодхисаттве
По имени Гандхахастин: «По прошествии семи дней
После исчезновения моей истинной Дхармы,
Ты станешь буддой по имени Золотой лотос
В этой превосходной земле Абхирати», –
Таковым будет его предсказание, – «Земля того будды,
Собрания учеников и бодхисаттв
Будут такими же совершенными, как и сейчас», – предрек он.
Когда Акшобхья уйдет в нирвану,
Земля содрогнется шесть раз.
Мощный звук донесется до самой Акаништхи.
Драгоценные деревья, исполняющие желания; все леса,
Трава, заросли и луга склонятся в том направлении,
В котором он уйдет в нирвану.
Для грядущих бодхисаттв
Он оставит четыреста восемь врат Дхармы.
Хотя он уже и пребудет в нирване,
Впервые прибывшие бодхисаттв
Получат Дхарму так, как будто он сам присутствует.
Когда будда уйдет в нирвану, с помощью своих сил
Он явится в видениях всех живых существ.
Подношения богов и людей
В окружности составят одну йоджану.
Боги, люди, наги, гандхарвы, полубоги,
Гаруды, киннары и махораги –
Все склонятся c почтением, сложат ладони
И жалостно запричитают: «Ох! Наши очи, мудрость, наш свидетель,
И глава, наш свет – Бхагаван
Исчезнет из этого мира!»
Его тело сгорит в собственном элементе огня
И останки окажутся цвета золота.
Когда остатки будут делить на две части,
На них появятся благоприятные знаки и закручивающиеся свастики,
Так же, как когда рассекают дерево соримиса
Иди камень мусало.
Ради того, чтобы вознести к его останкам [достойные] подношения,
Все живые существа миллиардов миров
Возведут ступы из семи видов дорагоценностей.
Так, как звезды украшают небосвод,
Драгоценные ступы и золотые лотосы
Украсят миллиарды всех миров.
Когда бодхисаттвы покидают ту землю,
Появляются такие предзнаменования:
Они видят будду той земли, к которой переродятся и умирают, ничего не забывая.
Они отчетливо видят всевозможные чудеса, видят как
Бодхисаттвы во всех мирах десяти сторон
[Сперва] перерождаются в Тушите, меняют жизнь,
Входят во чрево, рождаются, делают семь шагов,
Занимаются спортом и играют, пребывают среди цариц,
Уходят [из дома], предаются аскезе, направляют стопы к «сущности пробуждения»[4],
Созерцают «сущность пробуждения»,
Обходят кругом «сущность пробуждения»,
Сидят там и покоряют мару,
Достигают пробуждения, поворачивают колесо Дхармы,
Изрекают пророчества и уходят в нирвану.
Потом боги и люди станут почитать мощи
Ушедшего в нирвану бодхисаттвы.
Их останки будут медленно вздыматься к небу,
Сокращаясь до тех пор, пока от них ничего не останется.
Когда истинная Дхарма исчезнет из той земли,
Все миллиарды миров озарятся невероятным светом.
Широкая земля содрогнется, и раздадутся оглушительные звуки.
То будут не мары и не злые духи,
Кто обречет Дхарму на исчезновение.
Люди не будут заинтересованы в изучении Дхармы
Не будут стремится к Учителям,
И потому будут лишены практики и ничего выдающегося не достигнут.
Затем, спустя семь дней второй Учитель
Вновь распространит повсюду Дхарму. Я кланяюсь.

Шестая глава

Четырнадцать условий для перерождения в той земли таковы:
Если вы пожелаете подражать Акшобхье;
Если посвящаете заслуги [освоения] шести парамит
Вплоть до совершенного пробуждения, говоря:
«Пусть я окажусь в присутствии того Учителя»;
Если удерживаете в памяти его учения Дхармы,
Его несчетных, бесчисленных великих учеников
И несметные собрания бодхисаттв;
Если видите или слышите о том, что свет, [излучаемый] его телом, наполняет миллиарды миров,
О превосходных особенностях и качествах его земли,
О его бессчетных великих учениках-шраваках
Или о Гандахастине и других бодхисаттвах,
И вслед за тем порождаете решимость с пожеланием:
«Пусть та земля, к которой я достигну пробуждения,
Будет в точности, как эта!» Таковы причины [перерождения там].
Помимо того, любой благородный сын,
Кто перед смертью пожелает [переродится] в той земле,
Кто слышал имя Акшобхья
И вспоминает его вновь и вновь,
Кто сделал тысячу статуй Акшобхьи,
Восседающим на львином троне и лотосовом сидении,
В минуту смерти увидят Татхагату
Вместе со свитой и преисполнятся счастья.
Они умрут, [этого] не забывая
И непременно переродятся в земле Абхирати.
Причина в том, что сам Победоносный
Вознес такое пожелание: «Пусть я напрямую предстану перед теми,
Кто пожелает переродится в земле,
Где я достиг пробуждения, и пусть я веду [к нему] их».
Так происходит в силу причин и условий.
«Как город, наполненный песком и гравием,
Галькой, камнями и жесткими шипами, что лишен
Красоты парков и рощ
Может стать местом обитания могущественного царя,
При этом оставаясь невзрачным по своим чертам и качествам,
Так и моя земля будды неприглядна.
Но земля татхагаты Акшобхьи
Обладает великолепными качествами и чертами», – молвил Будда.
Потому все будды десяти сторон
Учили, учат и будут учить
Этой самой Дхарме во всех мирах.
Так же, как семь предметов власти Вселенского монарха
Покоряют с помощью своих армий четыре континента,
Так и совершенный будда Акшобхья
Хотя сам не выходит [за пределы] земли Абхирати,
Но это учение Дхармы, что восславляет его качества,
Приносит пользу всем существам в колеснице бодхисаттвы,
А также всем шравакам
Из каждой земли будды, [которые лежат] по десяти сторонам [света].
Если вы услышите об его учениях, будете внимать им,
Хранить, помнить, читать, осваивать их
И всюду обучать им, одновременно порождая пожелание
Родиться в той земле будды,
Победоносный Акшобхья подумает о вас, как о своем дитя;
Так же, как лучи солнца освещают отдаленные объекты,
Тот татхагата наполняет светом изначальной мудрости
Бодхисаттв, находящихся вдали,
Благородных сыновей и дочерей.
Он напрямую видит и знает
Все их формы, голоса, мысли и деяния.
Так же, как царь, уполномоченный [на правление] кастой кшатриев,
Который владеет сотнями, тысячами амбаров зерна
Хранит их [в неприкосновенности], размышляя:
«Если случится голод, то эти [запасы] нас прокормят».
Когда эти бодхисаттвы становятся буддами,
Родится обильный урожай Дхармы, обильный урожай Сангхи –
Не будет голода из-за недостатка Дхармы.
Так помышляя, Сугата заботится
О своих детищах – бодхисаттвах. Я кланяюсь.
Кроме того, те кто будут помнить это описание его качеств
Получат предсказание о необратимости,
Даже если не будут стремиться переродиться в Абхирати.
Так, например, если океан унесет драгоценный камень
И потом его прибьет к берегу,
Он сразу попадет в руки царя.
Таким же образом, это учение Дхармы
Хранится в руках бодхисаттв.
Так же, как семь предметов [власти] вселенского монарха
Появляются в результате полного созревание кармы,
Изложение Учения этой Дхармы собранию четырех общин
Является результатом пожеланий Победоносного Акшобхьи
И созревания накопленных заслуг.
Так же, как Отшельник дарует ныне их,
Все будды счастливой эпохи будут учить им.
Если потребуется, чтобы бодхисаттва с обетами монаха вернулся в дом,
Ради того, чтобы сохранять и почитать эти Учения,
Это допустимо, и не является нарушением [обетов].
Если вы не способны читать вслух это Учение,
Внимательно перепишите его.
Если вы не можете найти его ни в деревнях, ни в городах,
Ищите его в других, дальних краях.
Радуйтесь, даже если просто услышите его название.
Произнесение одного лишь имени «Акшобхья»
Устраняет все опасности и препятствия в жизни.
Ни люди, ни боги не причинят вам вреда.
Все страхи и ужас исчезнут.
Произнесение его имени и взывание к истине
Успокоит свирепые штормы с градом, что насылают наги,
А также чуму и опасности.
Затем боги мира желаний
И те, кто живет в обители Брахмы сложили ладони
В том направлении и возгласили трижды:
«Мы кланяемся бхагавану Акшобхье,
Чьи качества описал [сам] Бхагаван».
И они вознесли цветы богам.
Владыка богов Каушика подумал про себя:
«Я буду молится для того, чтобы четыре общины
И собрания богов увидели ту землю».
Узнав об этом, Учитель сел на небе, скрестив ноги,
И благодаря своей силе собрал там всех богов и людей;
Воспарив на небо, они увидели особенности той земли
И то, что в распоряжении людей там все удовольствия богов.
Затем Будда остановил те чудеса.
Шарипутра сказал Каушике:
«Поскольку ты одновременно увидел
Двух Татхагат – Шакьямуни и Акшобхью,
Ты сполна награжден в этом рождении».
Тогда владыка богов подумал:
«Если только слушание этой Дхармы приносит такое вознаграждение,
Что говорить о том, к чему ведет рождение в той земле?»
Учитель ответил: «В тот момент, когда кто-либо из живых существ
Порождает решимость родится в Абхирати
Ты должен сделать все для того, чтобы они не отступились».
Когда он даровал это Учение,
Пять тысяч бхикшу избавились от омрачений.
Пять тысяч бхикшу-бодхисаттв
И пять тысяч бхикшуни-бодхисаттв
Вознесли пожелание родится в земле будды.
Сто тысяч мирян, [пребывающих] на колеснице бодхисаттвы;
Десять тысяч мирян-женщин и множество тысяч детей божеств
Мира желаний помолились о той земле.
Будда предрек, что все они
Родятся в той земле и достигнут пробуждения.
В тот момент содрогнулась земля, и мир наполнился светом.
Собрание [учеников] возрадовалось и воздало хвалу его словам.
С однонаправленным сосредоточением я кланяюсь и выражаю почтение
Тому Учителю, собранию, Дхарме, времени и месту.