Сангха бхедака кхандхака: Глава о расколе Сангхи

Девадатта

И Девадатта отправился к принцу Аджатасатту и сказал ему: «В прежние времена, принц, люди жили долго, но теперь короток срок их жизни. Поэтому может произойти так, что твой срок выйдет, пока ты ещё принц. Так что, давай же, принц, убей своего отца, и ты сможешь стать царём. А я убью Благословенного, и стану Буддой».

И принц Аджатасатту подумал: «Этот достойный Девадатта наделён могущественными силами и величием. Он знает [что правильно]». И, пристегнув к бедру кинжал, он, в порыве ярости, хоть и испуганный, взволнованный, возбуждённый и встревоженный, в неожиданный час ворвался в покои царя. И когда министры, ожидавшие приёма в царских покоях, увидели его, то схватили его. И тогда, обыскав, они нашли у него кинжал, пристёгнутый к бедру. И они спросили: «О принц, что ты задумал?»


«Я хотел убить своего отца».
«И кто же подбил тебя на такое?»
«Достойный Девадатта».


И тогда одни министры стали советовать так: «Нужно убить принца, Девадатту и всех монахов». Другие министры стали советовать так: «Не нужно убивать монахов, ведь они невиновны, но нужно убить принца и Девадатту». Третьи стали советовать так: «Ни принца, ни Девадатту, ни монахов убивать нельзя. Но нужно рассказать об этом царю, и сделать так, как он прикажет».

И тогда министры, взяв с собой принца, отправились к царю Магадхи, к Сении Бимбисаре, и рассказали ему о случившемся.

[И царь спросил]: «Друзья, и какие советы давали министры?»

[Они рассказали ему, и царь ответил]: «Какое отношение, друзья, может иметь Будда, Дхамма или Сангха ко всему этому? Не обнародовал ли Благословенный во всей Раджагахе постановление насчёт Девадатты о том, что раньше он был одним, а теперь стал другим, и что бы он ни сделал словом или делом - ни Будда, ни Дхамма, ни Сангха не будут иметь к этому отношение, но [будет] лишь только сам Девадатта?».

И тогда те министры, что советовали убить принца, Девадатту и всех монахов, лишились [своих должностей]. Те министры, что советовали убить принца и Девадатту, были понижены в должностях. Те министры, что советовали не убивать ни принца, ни Девадатту, ни монахов, но известить о случившемся царя и сделать так, как он прикажет, были повышены в должностях.

И царь Магадхи, Сения Бимбисара, сказал принцу Аджатасатту: «Почему ты хотел убить меня, О принц?»

«Я хочу царство, Великий Царь!»

«Если хочешь царство, О принц, то пусть оно станет твоим!» - и он передал царство принцу Аджатасатту1.

Тогда Девадатта отправился к принцу Аджатасатту и сказал: «О царь, отдай такие-то приказы своим людям, чтобы я смог лишить отшельника Готаму жизни». И царь Аджатасатту отдал приказы своим людям: «Всё, что достойный Девадатта скажет вам, то и делайте!».

И тогда Девадатта приказал одному из людей: «Иди, друг мой, отшельник Готама пребывает в таком-то месте. Убей его и возвращайся назад вот этой дорогой». И затем на этой дороге он разместил двух людей, сказав им: «Когда вы увидите, как тот человек идёт по этой дороге, убейте его, и возвращайтесь назад этой дорогой». И затем на этой дороге он разместил четырёх людей, сказав им: «Когда вы увидите, как те двое человек идут по этой дороге, убейте их, и возвращайтесь назад этой дорогой». И затем на этой дороге он разместил восьмерых людей, сказав им: «Когда вы увидите, как те четыре человека идут по этой дороге, убейте их, и возвращайтесь назад этой дорогой». И затем на этой дороге он разместил шестнадцать человек, сказав им: «Когда вы увидите, как те восемь человек идут по этой дороге, убейте их, и возвращайтесь назад этой дорогой».

Будда, ученики будды

И тот человек взял щит и меч, повесил на спину лук и колчан, и отправился к тому месту, где пребывал Благословенный. И когда до Благословенного оставалось дойти лишь чуть-чуть, его охватил ужас, волнение, возбуждение и тревога, и он замер в остолбенении. Благословенный, увидев его, обратился к нему: «Иди же сюда, друг, не бойся». И тот человек положил меч и щит, снял лук и колчан, подошёл к Благословенному и, упав ему в ноги, сказал: «Проступок совершил я, Господин, из-за своей безрассудности, своей глупости, своей нечестивости, [состоящий в том, что] я пришёл сюда со злым и кровожадным намерением. Пусть Благословенный примет моё признание этого проступка, так чтобы впредь я мог сдерживать себя [от подобного]!»

«В самом деле, друг, проступок совершил ты из-за своей безрассудности, своей глупости, своей нечестивости, [состоящий в том, что] ты пришёл сюда со злым и кровожадным намерением. Но поскольку ты видишь в своём проступке проступок, и в надлежащее время исправляешься, то мы принимаем [твоё признание]. Ибо таково, друг, совершенствование в этой дисциплине Благородных - когда кто-либо видит свой проступок как проступок, и в надлежащее время исправляется, становится способным впредь сдерживать себя [от подобного]».

И тогда Благословенный дал ему последовательное наставление - о щедрости, о нравственности, о небесных мирах, объяснил опасность, тщетность и порочность чувственных наслаждений и преимущества отречения. И когда Благословенный увидел, что его ум был готовым, гибким, лишённым помех, вдохновлённым и уверенным - тогда он изложил ему высочайшее учение, свойственное [только] Буддам - то есть о страдании, причине (страданий), прекращении и Пути. И подобно тому, как чистая ткань, с которой были смыты все пятна, стала готовой к покраске, то точно также этот человек, сидя прямо на том самом месте, обрёл чистое и незапятнанное Око Истины: [то есть понимание, что] «Всё что возникает - подвержено распаду». Так он увидел, постиг, пережил и проникнул в Дхамму, вышел за пределы сомнений и обрёл совершенную веру в Учение Будды, не полагаясь в этом на кого-либо иного со стороны. И он обратился к Благословенному:

«Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы он поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно также Благословенный - различными способами - прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Благословенном, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Благословенный помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём прибежище с этого дня и на всю жизнь».

будда, ученики будды

И Благословенный сказал ему: «Не ходи, друг, обратно этой дорогой. Иди вот этой дорогой», и так направил его [назад] по другой дороге.

И тогда два человека подумали: «Где же этот человек, что должен пойти по этой дороге? Что-то он долго задерживается». И они, отправившись [вперёд] на его поиски, увидели Благословенного, сидящего у подножья одного из деревьев. Увидев его, они подошли, поприветствовали его, и сели рядом. И тогда Благословенный дал им последовательное наставление - о щедрости, нравственности [и т.д. как выше]... …«с этого дня и на всю жизнь».

И Благословенный сказал им: «Не ходите, друзья, обратно этой дорогой. Идите вот этой дорогой», и так направил их [назад] по другой дороге.

И тогда четыре человека подумали…

И тогда восемь человек подумали…

И тогда шестнадцать человек подумали: «Где же эти восемь человек, что должны пойти по этой дороге? Что-то они долго задерживаются». И они, отправившись [вперёд] на их поиски, увидели Благословенного, сидящего у подножья одного из деревьев. Увидев его, они подошли, поприветствовали его, и сели рядом. И тогда Благословенный дал им последовательное наставление - о щедрости, нравственности [и т.д. как выше]... …«с этого дня и на всю жизнь».

И Благословенный сказал им: «Не ходите, друзья, обратно этой дорогой. Идите вот этой дорогой», и так направил их [назад] по другой дороге.

И тот человек вернулся к Девадатте и сказал ему: «Господин, я не могу лишить жизни Благословенного. Велика сила сверхспособностей2 и могущества Благословенного».

«Достаточно, друг. Тебе не нужно делать этого. Я сам убью Благословенного».

Девадатта

И в то время Благословенный [медитируя] ходил вперёд и назад в тени горы, называемой Вершиной Ястребов. И Девадатта забрался на Вершину Ястребов и сбросил вниз огромный валун с намерением лишить Благословенного жизни. Но два гористых утёса сошлись вместе и остановили валун, и только лишь осколок, отколовшийся от валуна, ранил ступню Благословенного.

Тогда Благословенный, посмотрев вверх, сказал Девадатте: «Огромно, о глупец, свершённое тобой злодеяние, что с таким злым и кровожадным намерением ты сделал так, что потекла кровь Татхагаты».

И Благословенный сказал монахам: «Это первый раз, когда Девадатта создал камму, что даст в будущем незамедлительный результат, [то есть] когда он со злым и кровожадным намерением сделал так, что потекла кровь Татхагаты».

И монахи, услышав, что Девадатта добивается смерти Благословенного, стали ходить вокруг Вихары, высоко и громко декламируя [Дхамму] ради защиты и сохранности Благословенного. Услышав этот шум, Благословенный спросил Достопочтенного Ананду о том, что это было. Когда Ананда объяснил, Благословенный сказал: «В таком случае, Ананда, позови монахов от моего имени так: «Учитель зовёт вас, друзья».

И после того, как он сделал так, монахи пришли, поклонились Благословенному и сели рядом. И затем Благословенный обратился к монахам: «Монахи, не существует такой возможности, не может произойти так, чтобы Татхагата лишился жизни в результате действия, предпринимаемого кем-либо, кроме него самого. Татхагаты, о монахи, угасают [в момент смерти] в должное время [согласно закону природы]. Поэтому, монахи, отправляйтесь каждый в свою вихару, Татхагатам не нужна защита».

материал с сайта www.theravada.ru/