Практика в местах силы. Пещеры йогов в Непале

Вначале немного общей информации о пещерах и йоге.
Жизнь в пещере очень полезна для медитации.  Многие знаменитые йогины и йогини жили и практиковали в пещерах.

Что нам известно нам о пещерах?
Температура там почти не меняется. В глубину не проникают палящие солнечные лучи, и потому там обычно прохладно, а зимой довольно тепло. В пещеру не проникают внешние звуки. Там можно достичь чудесной медитации. В пещере пусто, она наполнена возвышенными духовными потоками. Из-за отсутствия цивилизации там не возникает мирских мыслей. Вот  такие преимущества практики в пещере :)

Пещера Маратика известна как Халеши или Халасе на местном диалекте, расположена в районе Кхотанг в Непале, 185 км к юго-западу от Горы Эверест.
Это почитаемое место паломничества, связанное с Мандаравой, Падмасамбхавой и практикой долгой жизни.

Падмасамбхава - великий йогин и учитель, внёсший значительный вклад в развитие тибетской формы буддизма. В Бутане и в Тибете он также известен как Гуру Ринпоче (Драгоценный Учитель). Буддийская школа Ньингма почитает его как второго Будду.
Согласно традиционному жизнеописанию Будда Шакьямуни предсказал появление Гуру Падмасамбхавы. В девятнадцати разных сутрах и тантрах содержатся ясные предсказания о его приходе и деяниях. В Махапаринирвана-сутре Будда Шакьямуни возвестил о своей паринирване ученикам, которые были с ним в то время. Услышав это, многие из них, особенно Ананда, его двоюродный брат и личный слуга, были очень опечалены. Тогда Будда обратился к Ананде и велел ему не тревожиться.
«Через восемь лет после моей паринирваны в центре лотоса появится изумительное существо по имени Падмасамбхава и, открыв высочайшие учения об абсолютном состоянии истинной природы, принесет великое благо всем существам». 

маратика, Гуру Ринпоче, Падмасамбхава, практика в пещерах, пещеры йогов в Непале
 
Гуру Ринпоче не просто существо, достигшее просветления, он - Будда особой активности, осуществляющий прорыв сквозь наши концепции, привычные склонности ума, чтобы дать нам возможность достичь просветления в эти мятежные и неспокойные времена. Он пребывает здесь специально для того, чтобы проникать сквозь и освобождать наше обманутое привычкой цепляться интеллектуальное мышление, разрушать двойственные стереотипы. Таковы его намерения и предназначение.
Гуру Ринпоче продолжает воплощаться и не перестаёт проявляться во множестве форм, чтобы ввести нас во всеобъемлющее и открытое состояние ума, состояние Дхармадхату. Он здесь, чтобы растворить и уничтожить вводящие нас в заблуждение омрачения, покончить раз и навсегда с кошмаром концептуальной двойственности ума — коренной причины страданий всех чувствующих существ.

Падмасамбхава  родился из цветка лотоса, почему и получил своё имя. Будучи, подобно Будде Шакьямуни, принцем, Падмасамбхава опять-таки, как и Будда, покидает дворец и становится отшельником. Во время медитаций на кладбищах и в недоступных пещерах он получает тайные тантрические посвящения от дакини и становится великим йогином и чудотворцем.

Мандарава — одна из двух основных супруг и учениц Гуру Падмасамбхавы. Её имя — название цветка кораллового дерева (Erythrina Indica) (полностью по-тибетски её имя — man da ra ba me tog).
Рожденная индийской принцессой и получив значительное образование (медицина, астрология, языки Индии и др.), она отказалась выходить замуж за окрестных владык и их наследников и решила посвятить свою жизнь практикам самосовершенствования. С появлением Падмасамбхавы она стала его духовной супругой, и оскорблённый царь приказал сжечь их обоих на костре. Костёр был превращён силой Падмасамбхавы в озеро. Считается, что это озеро Ревалсар в штате Химачал-Прадеш, Индия. После того, как царь раскаялся и принял учение от Падмасамбхавы, Мандарава сопровождала Падмасамбхаву в его путешествии по другим царствам и в его медитациях в гималайских пещерах. 

маратика, Гуру Ринпоче, Падмасамбхава, практика в пещерах, пещеры йогов в Непале
 
В пещере Маратика в Непале Мандарава и Падмасамбхаваоткрыли несколько терма, учения долгой жизни Будды Амитабхи. В этой пещере они достигли уровня видьядхары долгой жизни.
В великой Сокровищнице Благословений говорится:
    «Вернувшись в Захор, Падмасамбхава взял принцессу Мандараву в супруги и они отправились в пещеру Маратика, где в течение трёх месяцев практиковали садхану долгой жизни. Будда Безграничного Света Амитаюс появился, дал посвящение долгой жизни и благословил их как быть нераздельными с ним. Они оба достигли второго уровня видьядхары, видьядхары долгой жизни.»

Пещеры Маратики в Непале  упоминаются в тибетской литературе с 12 века. «Катханг Занглинма», жизнеописание Падмасамбхавы, терма, обнаруженные и переданные Ньянгдрелом Нима Озером описывают события, которые сделали пещеры Маратики священными для практикующих.  Другие более поздние источники также описывают этот эпизод в жизни великого святого, например в терма Оргьена Лингпы текст под названием Padma Thang yig Sheldrang ma (14 век). Также Самтен Лингпа (Тагсам Нуден Дордже) тертон второй половины 17 века посвящает шесть томов этому эпизоду в жизни Падмасамбхавы и его супруги.

А вот еще интересное описание из книги Намкая Норбу Ринпоче, о его опыте практики в этой пещере (выдержка из книги Чогьял Намкай Норбу - Йога сновидений)

"ПАЛОМНИЧЕСТВО В МАРАТИКУ
В 1984 году Чогъял Намкай Норбу, посетив Северный Непал, совершил паломничество к монастырю Толу и к пещере Маратика, где великий махасиддха  Падмасамбхава 91 уединялся для практики со своей супругой Мандаравой. Ниже идет описание ряда за­мечательных снов, которые он видел в этом путеше­ствии, начиная со сна, увиденного через два дня после прибытия в монастырь. 

.. я хотел бы рассказать вам о сновидении, которое было у меня в первую ночь после прибытия в пещеру Маратика. Перед сном я подумал, что завтра будет хороший день, чтобы начать практику долгой жизни, текст которой был при мне. Я еще не полнос­тью разработал конкретный метод ее выполнения, но текст захватил с собой, потому что посчитал Маратику прекрасным местом для этой практики.

В ту ночь мне приснилось, что я нахожусь в боль­шой пещере и готовлюсь к выполнению практики. Я объяснял, как делать эту практику, и давал посвяще­ние, которое позволило бы ученикам делать ее само­стоятельно. В нашей традиции, чтобы делать практику долгой жизни, обычно требуется соответствующее по­священие. 

маратика, Гуру Ринпоче, Падмасамбхава, практика в пещерах, пещеры йогов в Непале
     Те, кто меня знает, знают и то, что я не сторонник сложных ритуалов посвящений, но я всегда говорю, что необходимо давать нужные посвящения для наде­ления силой. Во сне я собирался сначала дать подроб­ное объяснение смысла посвящения. Когда ученики его хорошо поймут, я даю наделение силой, произнося
мантру. Затем мы делаем практику вместе — это за­ключает в себе посвящение речи.

Итак, в моем сне я подробно объяснял, что такое посвящение, начав с посвящения тела. Тут я заметил, что кто-то рядом хочет мне что-то передать. Я обер­нулся к нему и увидел, что это не обычный человек. В этом я был уверен, поскольку сразу увидел, что ниж­няя часть тела у него — как у змеи. Я подумал было, что это Рахула, один из охранителей, но, взглянув на его лицо, решил, что вряд ли. Тогда я подумал: воз­можно, он сам или его облик мне знаком. Я опять всмотрелся: лицом напоминает дракона, а тело белое. Вдруг он вложил что-то мне в руку.

Если вы получали посвящение, то знаете, что обыч­но кто-то помогает учителю, подавая ему разные пред­меты. В нужный момент помощник подает требующий­ся для ритуала предмет. В моем сновидении похожее на дракона существо подало мне круглый предмет, которым я должен был удостоверить посвящение тела, которое уже дал.

Я взял этот круглый предмет. Он оказался зерка­лом, но по его ободку было расположено еще двенад­цать маленьких зеркал. Все зеркала окружало нечто вроде радуги, а вокруг шло украшение из павлиньих перьев. Очень красивая была вещь. Взяв ее в руку, я понял, что она предназначена для посвящения тела.

Обычно при посвящении зеркало символизирует ум, аспект понимания. Во сне ко мне сразу же пришло объяснение: «Тело кажется вещественным, но, по сути, оно пустое. Символ этого — отражение, которое кажет­ся в зеркале нашим обликом». Разъясняя это в снови­дении, я воспользовался зеркалом, чтобы дать посвя­щение тела. Я касался им головы каждого из тех, кто получал посвящение. И когда он проходил мимо меня, я произносил мантру . 

маратика, Гуру Ринпоче, Падмасамбхава, практика в пещерах, пещеры йогов в Непале
     Потом я начал объяснять посвящение речи. В этот самый момент я ощутил слева от себя присутствие другого существа. Это существо тоже поднесло мне ритуальный предмет — малу109, четки из темно-крас­ных рубинов, сложенные в виде цифры восемь. Я вни­мательно посмотрел на существо, поднесшее четки. У него было темно-красное тело и только один глаз. Я снова подумал, что это не обычное существо, а, на­верное, Экаджати. Однако с виду оно немного отли­чалось от Экаджати, и в руках были не совсем обыч­ные предметы. Так или иначе, получив четки, я снова продолжил объяснения: «Эта мала означает непрерыв­ное произнесение мантры». Я не только объяснил, ка­ково действие мантры, но и дал весьма необычное объяснение относительно формы мантры, слоги кото­рой образовывали цепочку в виде восьмерки. Это было довольно странно, поскольку такое объяснение не име­ло никакого отношения к практике долгой жизни (це­дру б гонгду) Ньягла Пэма Дундула 111, которую я взял с собой.

На следующий день, увидев сон о другой практике долгой жизни, в котором предо мной предстала дакини Мандарава, я обнаружил, что на самом деле это прак­тика янгтиг, которая действительно включает в себя такую визуализацию. Тем временем Экаджати вложи­ла мне в руку другой предмет — это был символ, при­дающий силу посвящению ума. Он походил на свасти­ку, только на вершине были трезубцы, а сама свастика располагалась в центре. Все вместе было сделано из драгоценного камня, синего и прозрачного.
Затем я объяснил смысл посвящения ума, а после стал прикладывать этот предмет к сердцу каждого че­ловека по очереди. Одновременно я произносил ман­тру, связанную с посвящением ума. Приложив этот предмет к сердцу первого человека, я увидел, что он оставил отпечаток и этот отпечаток вращается, издавая слабый звук. Он казался живым. То же самое произош­ло, когда я давал посвящение следующему человеку. Закончив ритуал, я увидел, что все отпечатки свастики продолжают вращаться. Вот так я давал посвящение, а затем проснулся. На следующий день я решил про­должить учение внутри пещеры. Многие ученики, сопровождавшие меня в этом паломничестве, присо­единились ко мне, чтобы сделать практику Пэма Дун-дула в пещере Мандаравы.

На следующий день у меня опять был особый сон. Хотя многие из моих спутников еще не прибыли, во сне я увидел, что в пещере собрались все. Мы уже сделали практику, и я давал учение. Казалось, в этом сновидении все в точности повторяет то, что я видел во сне прошлой ночью. Слева от меня было краснова­то-коричневое существо с одним глазом. Оно снова держало в руке множество предметов и на этот раз дало мне хрустальную бусину.

Теперь было ясно, что это существо помогает мне давать наставления. Я взял хрусталь и всмотрелся в него. В центре я увидел слово. Как только я увидел это особое слово, то понял, что рядом действительно была Экаджати. Кроме того, во сне у меня было очень ясное видение охранительницы Экаджати, которая дала мне наказ: «Настало время открыть твое сокровище ума — «Ваджрный круг жизни»: практику дакини для обрете­ния долгой жизни». 

маратика, Гуру Ринпоче, Падмасамбхава, практика в пещерах, пещеры йогов в Непале
     Вглядываясь в хрустальный шарик, я увидел, что от заключенного в нем слова во всех направлениях си­яют лучи света, но за пределы шарика не выходят. Взяв его, я спросил: «Что это такое»? «Это — тагтеб. Тебе нужно делать тагтеб». Я ответил, что не понимаю.

И только я это произнес, как мне показалось, что хру­сталь растворился во мне. Я осмотрелся, ища Экаджа-ти, но она тоже исчезла.

После пробуждения моя первая мысль была о таг-теб и о том, что это может означать. До рассвета было еще далеко, и у меня было много времени, так что я продолжил размышлять о слове тагтеб. Слово было не из числа привычных. Таг означает «чистый», теб — «столкнуться», а иногда — «перечислять». В состоянии между сном и явью я размышлял об этом слове, и мне пришло на ум, что для проверки достоверности текста нужно его записать, а потом записать его еще раз, не сверяясь с первым вариантом. Теперь мне было совер­шенно ясно, что необходимо сделать.

Умывшись, я взял бумагу и ручку, вышел и сел на камень. Потом, ничего не обдумывая, стал записывать все, что приходило на ум. Я исписал несколько стра­ниц, и то, что из этого получилось, оказалось призыва­нием Экаджати. Это было начало. Потом я пошел завтракать. За завтраком я попросил одну мою учени­цу сходить за тетрадью. Когда я закончил завтрак, она все еще не вернулась, поэтому я взял другую тетрадь и отправился в особое место — место силы Маратики, где был в первый день, и сел там.

Я уже начал было писать, когда пришла ученица и принесла черную тетрадь и красную ручку. Взяв их, я стал писать. Словно начиная письмо, я сделал над­пись «Маратика» и указал день и час. Была четверть десятого утра. Пока я писал, приходили разные люди из моей группы. Некоторые из них не знали, чем я за­нимаюсь. Когда они подходили поздороваться, я ста­рался от них отделаться.

Несмотря на то, что мне мешали, я закончил писать в четверть первого. Когда я закончил, оказалось, что я исписал тетрадь до самой последней строки последней страницы, будто все было задумано заранее. У меня мелькнула мысль, что это хороший знак.

Возвратившись в наш лагерь, я на несколько дней отдал тетрадь на хранение двум ученикам. Я думал, что через несколько дней снова запишу этот текст. Это был бы второй вариант тагтеба, который предстояло срав­нить с первым, чтобы подтвердить достоверность тек­ста. Тогда у меня будет доказательство, что это под­линный текст, а не игра моего воображения. 

терма, пещеры йогов в Непале, места силы, Падмасамбхава
     Прошло два дня. На третий день я увидел сон, ко­торый указывал, что пришло время писать и сделать некоторые уточнения. После утренней практики я снова сел за работу и продолжал писать до обеда. Второй раз я записывал совершенно спокойно и легко. На этот раз у меня ушло два с половиной часа. Затем я попро­сил вернуть мне оригинал, и моя старшая сестра срав­нила два варианта. Между ними не было существен­ной разницы, только две или три грамматические по­правки.

Таково происхождение этого текста практики — практики для обретения долгой и прочной жизни. В тексте есть мантры, описание дыхательных упраж­нений, способа управления своей энергией, а также того, что нужно представлять. Кроме того, там есть на­ставления относительно чакр и каналов. В тибетской традиции на подобные практики часто накладывают печать, что означает, что их следует хранить в тайне долгие годы. И если вы их получаете, нельзя даже упо­минать о том, что вы их храните. В данном случае такой необходимости не было. Не было никакого ука­зания, что практику следует запечатать. Я не должен был хранить тайну, поэтому поведал о ней. Я рассказал об этой практике в Маратике и дал передачу мантр."


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Возможно для опытных практиков йоги не нужно особенного места для занятий йогой, пранаямой и медитацией. Однако для тех кто делает первые, вторые, тетьи:) шаги - порой необходим какой-то толчок, какое-то особое вдохновение.

Это одна из причин почему в нашем клубе распространены поездки по местам силы в России и за рубежом.
В России каждое лето мы посещаем дольмены - в йога лагере Аура, который функционирует с июня по сентябрь и где каждый желающий может на личном опыте прочувствовать действия таких мест на личную практику.

Для тех кто так или иначе планирует отпуск и выезд за рубеж организовываем паломничества по местам силы, жизни и практики знаменитых йогов и йогинь: в январе регулярно ездим в Индию и Непал, в июле в Тибет к Кайлашу, а в августе посещаем пещеру Маратика в Непале.