Император Ашока — самый знаменитый и могущественный правитель во всей индийской истории

Император Ашока — самый знаменитый и могущественный правитель во всей индийской истории

Ашока (санскр. अशोक, Aśoka, «рождённый без боли») — правитель империи Маурьев с 273 года до н. э. по 232 год до н. э. Сам себя он называл Дэванамприя Пиядаси.

Император Ашока после ряда военных успехов подчинил себе значительную часть Южной Азии от современного Афганистана до Бенгалии и далее на юг до Майсура. Повелитель огромной империи после многочисленных побед на полях сражений отказался от насилия и дал клятву никогда не воевать. Он стал идеальным правителем и до конца жизни стремился нести людям просвещение, справедливость и распространял учение Дхармы:

«Все люди мои дети. Всё, чего я желаю для своих детей, а я желаю им богатства и счастья в этом мире и в следующем, того я желаю и для всех людей».

Ашока вошёл в историю как великий покровитель буддизма. По мнению современных исследователей, для превращения буддизма в мировую религию этот правитель сделал больше, чем кто бы то ни было.

Колесо на вершине столба, который он установил в Сарнатхе во время паломничества по святым местам, теперь украшает национальный флаг свободной Индии.

Предсказание Будды

Считается, что Будда Шакьямуни предсказал приход Ашоки.

Однажды Будда отправился в город просить пищу. Его путь проходил по берегу, где играли дети. Они строили из песка замки, где были и царский дворец, и сокровищница. Дети даже распределили между собой роли царя, царицы и сановников.

Когда Будда с учениками приблизился к ним, маленький мальчик, который изображал царя, увидел, что они пришли, и очень обрадовался. Он набрал горсть песка и гальки, которые изображали царские сокровища, и подбежал к Будде. Увидев, что мальчик хочет наполнить чашу Будды песком, ученик Ананда собрался его прогнать, но Будда сказал:

– Позволь мне принять это подношение. Это особый знак.

Будда опустил свою чашу, но мальчик не мог дотянуться. Тогда он подозвал одного из своих сановников, попросил его встать на четвереньки. Мальчик встал ему на спину, чтобы положить подношение в чашу Будды.

Увидев это, Ананда и другие ученики очень удивились и спросили:

– Кто этот мальчик?

– Это не простой мальчик, – ответил Будда. – Благодаря своему намерению и связи, что возникла между нами сегодня, он через двести пятьдесят лет после моей Махапаринирваны станет великим царём. Он поможет распространять моё Учение и поддержит сангху. Он воздвигнет по всему миру столько статуй Будды, сколько песчинок у него на ладонях. Это совершенно особый ребёнок, и его друзья, которые помогали ему сегодня, и впредь будут поддерживать его деяния.

Затем Будда произнёс особую молитву-посвящение и продолжил свой путь по направлению к городу. Таким было его пророчество о царе Ашоке.

Как и было предсказано, Ашока появился через двести пятьдесят лет после Махапаринирваны Будды.

Происхождение и детство

Ашока был внуком Чандрагупты — основателя династии Маурьев. Чандрагупта был первым правителем империи Маурьев. Он управлял империей двадцать четыре года и затем передал власть своему сыну — Биндусару. Биндусара был отцом Ашоки.

Матерью Ашоки была Субхадранги — дочь бедного брамина по имени Чампаканагар. По легенде, отец отдал её в гарем потому, что получил предсказание, что сын его дочери станет великим правителем. Статус Ашоки в гареме был весьма низким, у него было много братьев от более знатных жён царя и ещё старший брат от той же матери.

В детстве Ашока был резвым ребёнком, и сладить с ним было очень трудно. Единственное к чему у него лежало сердце — это охота, вскоре он стал искусным охотником.

Ашока не отличался внешней красотой. Но ни один принц не превосходил его в доблести, храбрости, достоинстве, любви к приключениям и искусности в управлении. Поэтому Ашоку уважали чиновники и простой люд. Биндусара заметил его способности к управлению, и хоть Ашока был молод, назначил его наместником Аванти.

Приход ко власти

Прибыв в Удджайн, столицу Аванти, Ашока показал себя как превосходный правитель. В этом городе он женился на Шакья Кумари — красивой дочери богатого торговца Видишанагара. Она родила ему двоих детей, которых звали Махендра и Сангхамитра.

Граждане Таксилы восстали против правления Магадхи. Старший сын Биндусары по имени Сусема не смог успокоить народ. Тогда Биндусара послал Ашоку подавить восстание. Ашока смело подвёл войска к городу и осадил его. Граждане Таксилы вместо противостояния устроили новому правителю великий приём.

Восстание в Таксиле показало неспособность Сусемы управлять страной. На собрании советников стало ясно, что если Сусема по традиции станет царём, то в империи не будет справедливости, и она придёт в упадок. Поэтому Ашоке дали понять, что после смерти отца именно он вопреки традиции возглавит империю. Император Биндусара умер в 272 до н. э. Ашока, который прибыл в Паталипутру из Удджайна по просьбе Радхагупты, главы правительства, был коронован как царь Магадхи. Официальная коронация Ашоки состоялась только спустя четыре года после захвата им власти — в 268 года до н.э.

Ашока был очень образованным государственным деятелем. Он управлял Магадхой мудро и умело. Совет советников и чиновников государства был предан императору. Восемь лет в государстве царили мир и спокойствие.

Война с Калингой и раскаяние Ашоки

Через восемь лет после восшествия на трон Ашока объявил войну маленькому государству Калинга (Орисса). Калинга имела богатую и плодородную землю между Годавари и Манханди, поэтому была важным стратегическим и торговым объектом. Но люди Калинги были патриотами и готовились сразиться и умереть в защиту родины.

Армия Калинга воевала с армией Магадхи, проявляя чудеса храбрости, но Ашока всё же одержал трудную победу. Во время битвы было взято в плен 150 тысяч и убито более 100 тысяч человек. Калинга оказала Ашоке упорное сопротивление. Суровые меры наказания применялись и к простому народу, и к знати, которая тоже не захотела смириться с властью Мауриев.

Традиция считает, что, увидев на поле боя множество трупов людей и животных, осознав причинённые страдания и разрушения, Ашока почувствовал сильное раскаяние: «Что я сделал? - Это ужасно! Я, будучи главой обширной империи, стремился захватить маленькое царство и обрёк на смерть тысячи солдат; я стал причиной того, что овдовели тысячи женщин и осиротели тысячи детей».

Это раскаяние привело его укреплению веры и последующему принятию буддизма. Калингская война, которая была первой войной Ашоки, стала его последней войной. Мощь оружия склонилась перед властью справедливости и Дхармы. Ашока поклялся, что никогда снова не возьмёт оружие и никогда не совершит подобных преступлений.

Учение, которое передал ему Ученик Будды Упагупта, принесло покой Ашоке.

«Из всех побед, победа Дхармы наивысшая. Можно завоевать часть земли. Но добротой, любовью и жалостью можно завоевать сердца людей. Из острого меча бьёт фонтан крови, а из Дхармы бьёт фонтан любви. Победа при помощи оружия приносит мимолётную радость, а победа Дхармы приносит вечную радость».

Внутренняя политика

Деятельность Ашоки внутри империи была уникальной. Он запретил жертвоприношения и упразднил принудительные работы. Был составлен список охраняемых животных, запрещена охота ради удовольствия и бесцельное выжигание лесов.

Развлечениям прежних правителей Ашока предпочитал паломничество, раздачу подарков и встречи с простыми людьми. Он посещал святые места в течение многочисленных поездок. Ашока так объяснил цель паломничеств: «…чтобы встречать брахманов и шраман и делать им подношения. Встречаться со старейшинами и одаривать их золотом. Встречаться с людьми и проповедовать закон Дхармы, разговаривать о Дхарме».

По всей империи Ашока инициировал строительство университетов. Наланда – самый известный университет того времени – стал центром образования в Магадхе.

Все деньги из государственной казны расходовались на благосостояние людей. Он развивал сельское хозяйство, торговлю и различные ремёсла. Строились каналы для ирригации и шлюзы для торговых кораблей. Ашока прокладывал добротные дороги по всей стране, чтобы помочь росту торговли и развитию ремёсел. Для блага путешественников он сажал деревья с обеих сторон дороги. Вырывались колодцы, строились навесы и дома отдыха.

Была распространена бесплатная медицинская помощь – и для людей, и для животных. Ашока – первый в мире, кто построил больницы для лечения животных. Он брал лекарственные растения и разнообразные плодоносные деревья из определённых мест и сажал там, где их не было. В одной из надписей-эдиктов он даже выразил желание, чтобы обитатели леса в его империи жили счастливо.

Продвижение Дхармы и эдикты Ашоки

Самой большой своей заслугой Ашока считал деятельность, направленную на исправление нравов, которую он развернул среди подданных. «Вдоль дорог я посадил баньян, чтобы давал тень, и заложил манговые рощи. Через каждые восемь кроса устроил колодцы и гостиницы, и в разных местах водные резервуары для людей и зверей. Но это лишь малые достижения. Подобные блага творили и прежние цари. Я же сделал это для того, чтобы люди следовали дхарме».

Ашока полагал, что послание Дхармы не должно быть неподвижным. Он хотел, чтобы она распространялась повсюду в Индии и за её пределами. Поэтому он повелел, чтобы слова Дхармы наносились на скалы и колонны по всей стране. Эти надписи –эдикты Ашоки – внедряли Дхарму в социальную этику и мораль жителей страны. Ашока желал, чтобы его послание достигло людей всех стран и дало возможность им следовать и распространять Дхарму для блага всего мира.

К настоящему времени сохранилось более 150 эдиктов. Основную их часть составляют различные местные версии 14 Больших наскальных эдиктов, а также двух Особых наскальных эдиктов, Малого наскального эдикта и семи колонных эдиктов. Такие надписи можно найти сегодня в Индии и за её пределами. В Индии они были обнаружены в Мадхья Прадеш, Гуджарат, Уттар Прадеш, Махараштра, Орисса, Андхра Прадеш и в районе Сиддапура Читрадурга, а также в Коппала и Маски в Райчуре района Карнатака. Вне Индии они были найдены в районе Пешвар в Пакистане, а также около Кандагара в Афганистане и на границе Непала.

«Дхарма приумножилась двумя средствами: благодаря основанным на дхарме повелениям, и благодаря переубеждению. Из этих двух, повеления дают мало, тогда как переубеждение даёт много. Основываясь на дхарме, я повелел защищать животных и многое другое. Но именно благодаря переубеждению в народе возросла дхарма не убивать живых существ и не вредить им».

Круг вопросов, освещённых в эдиктах, включал принятие и распространение буддизма, нравственные и религиозные законы, послушание родителям, заботу царя о благополучии подданных и защите животных. Моральные правила, освещённые в эдиктах, не были специфическими ни для буддизма, ни для брахманизма или какого-либо другого религиозного течения. Ни о каких религиозно-философских категориях буддизма в эдиктах не говорится. Это были традиционные этические положения, хорошо понятные различным слоям населения независимо от этнической и религиозной принадлежности. Принципы дхармы, которые отражались в эдиктах Ашоки, должны были стать общими для населения всей империи и как бы подняться над дхармами варн, объединений и разных социальных групп.

«Должное отношение к рабам и слугам, уважение к учителям – доброе дело; воздержание (от убиения) живых существ – доброе дело; брахманам и шраманам даяния – доброе дело. Это и иное подобное – и есть церемония дхармы. О ней должны говорить и отец, и сын, и брат, и хозяин, и друг, и близкий – вплоть до соседа: вот что такое – доброе дело, вот какая церемония должна совершаться, пока не будет достигнута цель».

Большая часть его эдиктов была обращена не к монахам, а к мирянам. Поэтому в надписях не упоминается о нирване, четырёх благородных истинах, восьмеричном пути и других специальных понятиях буддизма.

Для распространения принципов Дхармы Ашока даже создал нечто подобное институту правозащитников. Для этого он расширил состав верховных государственных чиновников махаматр, добавив к ним дхарма-махаматр. Эти чиновники встречались с людьми различных религий и жили среди них. Они помогали преодолевать ошибочные идеи относительно других религий. Обязанностью дхарма-махаматров также было наблюдать, чтобы деньги, предназначенные для религиозных целей, были потрачены должным образом. Они совершали поездки по империи и посещали суды, где пересматривали дела и, обнаружив ошибки, изменяли наказание. Подобных чиновников никогда более не существовало в истории. Помимо них, другие чиновники также совершали поездки по империи каждые пять лет и распространяли Дхарму среди людей.

Распространение буддизма и Третий буддийский собор

Точка зрения о том, что буддизм при Ашоке был государственной религией, не является верной. Оказывая буддийской общине особое покровительство, Ашока не превратил буддизм в государственную религию. Главной чертой его религиозной политики была веротерпимость, и он придерживался этой политики в течение почти всего периода своего царствования.

«Тот, кто восхваляет свою религию, по причине излишней преданности, и порочит другие, имея мысль: «прославлю так свою религию», только вредит собственной религии. Поэтому полезно дискутировать. Следует слушать и уважать доктрины, проповедуемые другими. Деванампия Пиядаси повелевает, чтобы все разбирались в коренных доктринах других религий».

В своих эдиктах Ашока выступает за объединение всех сект, но не путём насилия, а в результате развития главных принципов их учений. Судя по эдиктам, Ашока дарил пещеры адживикам, которые были в этот период одними из главных соперников буддистов и пользовались значительным влиянием в народе. Из эдиктов известно и о том, что царь посылал своих представителей в общины джайнов и к брахманам. Именно политика религиозной терпимости при умелом контроле государства над жизнью различных религиозных сект позволила Ашоке избежать конфликта с сильной прослойкой брахманов, с адживиками, джайнами и вместе с тем особенно усилить буддизм. Когда же в последние годы царствования Ашока отступил от политики веротерпимости и стал проводить явно пробуддийскую политику, это вызвало решительную оппозицию у приверженцев других религий и привело к тяжёлым для царя и его власти последствиям.

После семнадцати лет правления Ашоки, взаимоотношения буддистов с представителями других религий резко осложнились. Трудности возникали и среди самих буддистов: источники рассказывают о столкновении последователей разных буддийских школ. Было много ленивых и плохих монахов, подававших плохой пример. Учение Будды теряло свою силу. Ашока почувствовал это и издал специальный указ о борьбе против раскольников – он выгнал многих ленивых монахов из монастырей и лишил их сана. Он пригласил достойных и серьёзных монахов в Ашокарама, близ Паталипутры, на Третий буддийский собор. Моггалипутра Тишья был главой на соборе монахов, которые пришли со всей страны. Ашока сидел с Великими Учителями и спрашивал каждого монаха-бхикшу: «Чему учил Будда?» После собора учение Будды получило новый импульс.

Ашока не был похож на других царей, которые посылали свои армии, чтобы победить соседние страны. Он говорил, что победа Дхармы – наивысшая победа, и посылал в другие страны буддийских монахов нести свет, который он получил от Учения Будды. Проповедники Учения Будды были в Сирии, Египте, Македонии, Бирме и Кашмире. На остров Цейлон (Шриланка) он послал своих собственных детей Махендру и Сангхамитру. В результате таких деяний Учение Будды распространилось во все страны Восточной Азии.

Последние годы правления Ашоки и судьба империи

Ашока, который был воплощением сострадания, доброты и любви, много страдал в старости. Так как его сыновья – Махендра, Кунала и Тивала – занимались распространением Учения Будды, его внуки Дашарата и Сампрати начали ссориться за право наследства трона.

Если верить поздним буддистским писаниям, к концу своего правления царь Ашока, преподнося щедрые дары в пользу буддийской общины для процветания учения Будды, разорил государственную казну. В этот период внук Ашоки — Сампрати стал наследником престола. Царские сановники сообщили ему о чрезмерных дарах императора и потребовали их немедленно отменить. По приказу Сампрати распоряжения Ашоки о пожалованиях буддийской общине более не выполнялись.

Немного известно относительно последних десяти лет жизни Ашоки и об обстоятельствах его смерти. Некоторые источники говорят: «император чувствовал отвращение к жизни, и поэтому он совершил паломничество как буддийский монах со своим наставником, чтобы успокоить свой ум. В конце он пришёл в Таксилу и остался там. Ашока оставил землю в возрасте семидесяти двух лет».

Наследникам Ашоки не удалось сохранить единство империи. На основании источников можно предполагать, что империя распалась на две части — восточную с центром в Паталипутре и западную с центром в Таксиле. После смерти Ашоки империя Мауриев постепенно пришла в упадок и пала в 180 году до н. э. вследствие заговора.

Уникальность Ашоки в истории человечества

В течение тридцати семи лет Ашока управлял огромной империей как способный император, умелый законодатель, герой, не знающий поражений, монах среди царей, благородный проповедник Дхармы и как друг своих поданных. В истории человечества он единственный, кто назвал себя «Дэванамприя» и «Пиядаси» во многих своих надписях. Дэванамприя означает Любимый Богами, а Пиядаси — Радость Видящих. Эти имена соответствовали характеру Ашоки. Он стал своим собственным учителем и желал только одного – быть настоящим учеником Будды. Он посвятил свою жизнь счастью и благосостоянию своих людей.

Некоторые историки говорят, что Ашока следовал Учению Будды настолько преданно, что стал монахом. Хотя Ашока был императором, он часто посещал монастыри и строго соблюдал обеты, аскезы и предписания. В течение своего пребывания там он тщательно изучал Учение Будды.

Ашока покинул мир две тысячи лет назад, но его империя справедливости, Дхармы, отказа от насилия, сострадания и доброты к подданным осталась идеалом для мира и в наши дни. Как сказал английский историк Г.Д. Уэллс: «В истории человечества были тысячи царей и императоров, которые называли себя «Моё Величество», «Моё Высочество» и «Моё Августейшество» и так далее. Они недолго сияли и быстро исчезли. Но имя Ашоки сияет даже сегодня, и его сияние подобно яркой звезде».

Смотреть видео сериал «Ашока»