Измени себя — изменится Мир вокруг

Джатака об одолевшем врагов

«Вот это да…» — это поведал Учитель в отношении брата, который поддерживал свою мать. Эта история похожа на повествование, которое рассказывается в Джатаке о Саме1. Но на этот раз Учитель сказал: «Мудрецы древности отказались от белого зонта с золотым венком ради помощи своим родителям», и после этих слов он поведал о былом.

Давным-давно в городе Уттарапанчала, в царстве Кампилла, жил царь по имени Панчала. Его жена зачала и родила сына. В прошлой жизни её соперница в гареме, будучи в гневе, сказала, что когда-нибудь съест её детей. Она стала молиться об этом и превратилась в демоницу (якшини). Затем она незаметно пробралась во дворец, схватила ребёнка прямо на глазах у царицы, проглотила его, словно кусок мяса, и убежала. Во второй раз она поступила точно так же, но в третий раз, когда царица забеременела, царь приказал страже тщательно охранять дворец. В тот день, когда царица родила в третий раз, демоница снова появилась и схватила ребёнка. Царица закричала: «Демоница!», и вооруженные солдаты прибежали и бросились в погоню за ней. Не успев съесть ребенка, она убежала и спряталась в сточной канаве. Ребёнок, приняв демоницу за свою мать, прижался губами к её груди — и она ощутила материнскую любовь к младенцу. Вернувшись на кладбище, она спрятала его в каменной пещере и стала его воспитывать.

Когда он подрос, она стала приносить ему человеческое мясо, и они оба питались такой пищей. Мальчик не знал, что он человек, но, хотя он и считал себя сыном демоницы, он не мог стано-виться невидимым. Чтобы он получил такие способности, она стала давать ему специальный корень. Благодаря этому корню он мог скрывать свой облик и продолжать питаться человеческой плотью. Однажды демоница отправилась выполнить поручение великого царя Вайшраваны2 и погибла.

Тем временем царица в четвёртый раз родила мальчика. Демоница была мертва и не могла причинить ему вреда — он был в безопасности. Его назвали Джаяддисой (Побеждающим Врагов). Когда он вырос и в совершенстве овладел науками, над ним был поднят зонт3, и он стал управлять царством. Его супруга родила ему Бодхисаттву, и они назвали его царевичем Алинасатту (Свободным от Врагов). Когда он вырос и обучился различным наукам, его назначили наместником.

Однажды приёмный сын демоницы по неосторожности уничтожил корень, и теперь он больше не мог скрывать свой облик. Он жил на кладбище, пожирал человеческую плоть, и люди однажды увидели его. Напуганные, они отправились к царю: «Государь, мы видели демона (якшу), пожирающего человеческое мясо на кладбище. Рано или поздно он станет ходить в город и начнёт убивать там людей. Его нужно поймать». Царь согласился с ними и отдал при-каз поймать демона.

Множество солдат были посланы на кладбище. Сын демоницы, голый и страшный на вид, от страха громко закричал и бросился в гущу солдат. Они с криком «Демон! Демон!» испугались и разбежались во все стороны. А демон сбежал из кладбища, спрятался в лесу и больше не приближался к городу. Он поселился у подножия баньянового дерева, неподалеку от главной дороги через лес, и, когда люди проходили по ней, он хватал их, убивал и съедал. Как-то раз один брахман, возглавлявший караван, дал тысячу монет лесным стражникам, чтобы те охраняли его, и отправился по дороге с пятьюстами повозками. Демон в человеческом обличье с рёвом прыгнул на них. Люди в ужасе разбежались и в страхе упали на землю. Он схватил брахмана, но из-за ранения во время бега, преследуемый стражниками, он бросил брахмана и вернулся к баньяновому дереву.

На седьмой день после этого происшествия царь Джаяддиса отправился на охоту. Как раз в тот момент, когда он начал свой путь, к царю явился уроженец Такшашилы, брахман по имени Нанда, который поддерживал своих родителей, принёс четыре четверостишия, каждое из которых стоило сто монет. Царь остановился послушать их и приказал выделить брахману жилище для ночлега. Затем он отправился на охоту и сказал: «Тот человек, с чьей стороны убежит зверь, заплатит Брахману за его стихи». Царская стража стала преследовать пятнистую антилопу, но она смогла вырваться из окружения со стороны царя. Придворные дружно рассмеялись над этим. Царь схватил свой меч и, преследуя животное, настиг его, ударом меча разрубил его надвое и повесил тушу на шест. Возвращаясь, он подошёл к тому месту, где сидел демон, и, немного отдохнув на траве куша, поднялся с намерением идти дальше. Тогда людоед поднялся и закричал: «Стой! Куда это ты собрался? Ты моя добыча!» — и, схватив его за руку, произнёс гатху:

«Вот это да! После моего семидневного голода
Наконец-то появилась богатая добыча!
Скажи мне, кто ты такой и откуда направляешься?
Я хочу знать твой род и твоё имя.

Царь пришёл в ужас при виде демона и, замерев от страха, не мог убежать, но, придя в чувства, он произнёс вторую гатху:

«Возможно, тебе знакомо имя Джаяддиса,
Я повелеваю царством Панчалы,
Охотясь на болотах и в лесу, я сбился с пути,
Съешь эту газель, а меня отпусти на свободу».
Демон, услышав это, произнёс третью гатху:
«В нужде торгуешь ты чужим товаром —
Ты предлагаешь мне съесть антилопу.
Я прежде съем тебя, а ею закушу,
Не отбивай мне аппетит пустой беседой».
Услышав это, царь вспомнил о брахмане Нанде и произнёс четвёртую гатху:
«Если я не могу купить освобождение,
Тогда позволь исполнить своё слово,
Я должен брахману вернуть свой долг,
А после обещаю я к тебе вернуться».
Услышав это, людоед произнёс седьмую гатху:
«Ты дал обещание Брахману
И должен выполнить свой долг.
Я дам тебе на это один день.
Выполни обещание и возвращайся обратно».

И, сказав это, он отпустил царя. Тот сказал ему: «Не беспокойся обо мне, я вернусь на рас-свете», и, найдя дорогу по некоторым знакам, он вернулся к своему войску, и отправился в город. Там он позвал брахмана Нанду, усадил его на великолепный трон и, выслушав его гатхи, вручил ему четыре тысячи монет. Он велел посадить брахмана на колесницу и отправил его в сопровождении своих слуг обратно в Такшашилу. На следующий день, желая поскорее вернуться, он позвал сына и дал ему такое наставление.

Учитель, чтобы разъяснить повествование, произнёс две гатхи:

«Освободившийся от жестокого демона,
он целенаправленно вернулся в дворец.
Своё слово брахману он сдержал,
Но теперь он заговорил со своим сыном:
«Сын мой, сегодня ты станешь царём.
Справедливо правь друзьями и врагами,
Не допускай в своём царстве несправедливости,
Мой час пробил, и я должен идти к злобному демону».
Царевич, услышав это, произнёс десятую гатху:
«Хотел бы я услышать, каким поступком
Я потерял милость моего господина,
Ты хочешь возвести меня на трон,
Но мне он без тебя не нужен».
Царь, услышав это, произнёс следующую гатху:
«Дорогой сын, я никогда не видел от тебя
Дурного слова или недостойного поступка,
Но нынче, когда я заплатил свой долг,
Я должен сдержать клятву, данную демону».
Услышав это, царевич произнёс такую гатху:
«Нет, я пойду вместо тебя,
От демона живым не возвратиться,
Но, если ты пойдёшь, последую я за тобой.
Тогда обоих нас настигнет гибель».

Услышав это, Царь произнёс гатху:

«Ты всегда следуешь нравственному закону,
Но жизнь потеряет для меня всякий смысл,
Если этот жестокий демон тебя убьёт,
Поджарит и съест кусочек за кусочком».

Царевич ответил:

«Твою жизнь я обменяю на свою,
Я не могу допустить твоей гибели,
Если я смогу спасти тебя от смерти,
То мне и умереть нестрашно».

Услышав это, царь, признав добродетельность своего сына, сказал ему: «Ну хорошо, ступай, дорогой сын». И тогда царевич попрощался с родителями и покинул город.

Учитель, чтобы разъяснить повествование, произнёс первую половину гатхи:

«Тогда храбрый царевич низко поклонился своим родителям
И сказал им последние прощальные слова».

Родители царевича, его сестра, жена и придворные вышли из города вместе с ним. Здесь царе-вич спросил у своего отца дорогу, и, сделав все необходимые приготовления и наставив остальных, он с бесстрашием отправился прямо к жилищу демона. Мать, глядя ему в след, не смогла себя сдержать и упала без чувств на землю. Отец, возведя к небу руки, громко заплакал.

Учитель, продолжая своё повествование, произнёс вторую половину гатхи:

«Его отец, рыдая, умолял сына остаться,
Его мать, сражённая горем, упала без чувств».

И, рассказывая молитву, произнесённую отцом, и выражение истины4, произнесённое матерью, сестрой и женой, Учитель произнёс такие гатхи:

«Но, когда его сын совсем исчез,
Терзаемый горем, отец,
Воздел руки к небу и вознёс молитву богам:
«О великие цари Варуна и Сома,
Праджапати5 и владыки дня и ночи,
Сберегите мне моего сына,
Защитите его от злого демона».
«Как прекрасная мать Рамы добилась6
Спасения для своего отлучившегося сына,
Когда тот искал леса Данаки,
Так и для моего сына я хочу свободы.
Этим выражением истины я прошу,
Чтобы боги сохранили ему жизнь».
«Мой брат ни тайно, ни открыто
Никогда не совершал дурного.
Этим выражением правды я заклинаю,
Чтобы боги сохранили ему жизнь».
«Я никогда не знала от тебя обид
И всегда любила тебя всем сердцем,
Этим актом правды я заклинаю:
Пусть боги вернут тебя обратно ко мне».

Тем временем царевич смело шагал по дороге к жилищу демона. Демон в это время размышлял: «Кшатрии хитры, и никогда не знаешь, что от них можно ожидать. И он взобрался на дерево и стал ждать прихода царя. Увидев царевича, он подумал: «Сын пришёл сюда вместо своего отца. Но он совсем не выглядит напуганным». И, спустившись с дерева, он сел к нему спиной. Когда юноша приблизился к нему, демон произнёс такую гатху:

«Откуда ты пришёл, благородный и прекрасный юноша?
Неужто ты не знаешь, что этот лес принадлежит мне?
Видимо, не ценят свои жизни те, кто приходит туда,
Где демоны нашли себе пристанище».
Услышав это, юноша сказал:
«Я знаю, жестокий демон,
Что ты обитаешь в этом лесу.
Сын Джаяддисы стоит перед тобой,
Я пришёл сюда, чтобы заменить отца».
Тогда демон произнёс такую гатху:
«То, что ты сын Джаяддисы, я понял сразу,
Мне стоило лишь взглянуть на тебя.
Признайся, нелегко тебе
Расстаться с жизнью, чтобы спасти отца?»
Благородный юноша ответил ему:
«Я не считаю это большой заслугой —
Умереть ради отцовского блага,
Расстаться с жизнью ради любви матери
И завоевать этим блаженство на небесах».

Услышав это, демон сказал: «Нет на свете существа, что не боялось бы смерти, почему же ты не боишься её?» Тогда царевич произнёс такие гатхи:

«Я за свою жизнь ни разу
Не совершил ни одного злого поступка,
Мне не зачем беспокоиться о своей жизни,
Ни в этом, ни в других мирах.
Поэтому соверши то, что должно свершиться,
Не медли больше и съешь меня скорей.
Я заберусь на дерево и спрыгну оттуда,
И ты сможешь съесть мою плоть».

Демон испугался, услышав его слова, и подумал: «Нельзя мне есть этого праведного человека, надо дать ему возможность убежать». И он сказал:

«Если ты так стремишься принести себя в жертву,
Чтобы сохранить жизнь своему отцу,
Тогда собери побольше хвороста,
Чтобы я смог развести большой костёр».
Юноша выполнил распоряжение демона и вернулся обратно.
Учитель, чтобы разъяснить произошедшее, произнёс такую гатху:
«Тогда храбрый царевич собрал дрова,
Развёл огромный костер
И закричал: «Ты можешь готовить еду,
Смотри, я выполнил твоё поручение!»

Людоед, увидев, что царевич вернулся к нему, подумал: «У этого юноши сердце льва, смерть нисколько не страшит его. Я ни разу не встречал ещё такого бесстрашного человека». И он с удивлением стал время от времени поглядывать на юношу. Тогда царевич обратился к нему:

«Зачем ты смотришь на меня в изумлении,
Прошу, убей и съешь меня поскорее,
По какой причине ты медлишь
И заставляешь меня напрасно ждать?»
Тогда людоед, услышав его слова, произнёс такую гатху:
«Ты слишком правдив, добр и справедлив,
И я не могу причинить тебе вреда,
Боюсь, у того, кто убьёт такого праведника, как ты,
Голова расколется на семь частей».

Царевич, услышав это, сказал: «Если ты не хочешь меня съесть, тогда зачем ты велел мне собрать хворост и развести костер?», — «Я это сделал, чтобы испытать тебя, я полагал, что ты воспользуешься случаем и убежишь», — ответил ему демон. «Как же ты хочешь испытать меня, если, пребывая в теле животного, я даже самому царю небес Шакре не позволил испытать меня?»

И он произнёс такие строки:

«Однажды, когда Шакра принял облик брахмана,
Заяц в качестве пожертвования предложил ему своё тело,
В знак признательности царь богов изобразил
На поверхности Луны фигуру зайца7».
Демон, услышав это, отпустил царевича и сказал:
«Как ясная Луна освобождается из пасти Раху8
И переливается на небе чарующим сиянием,
Так и ты, могучий властитель Кампиллы, радуйся,
Потому что я отпускаю тебя на свободу.
Утешь друзей своим благодатным присутствием
И верни радость своим скорбящим родителям».

И, сказав: «Ступай, бесстрашный юноша», он отпустил Махасаттву. Таким образом, смягчив сердце людоеда, царевич обучил его пяти нравственным принципам. Он подумал: «У демонов красные глаза, и они никогда не моргают. Они не отбрасывают тени и свободны от всякого страха. Это не демон, а человек. Говорят, что у моего отца было три брата, похищенных демоницей, двоих из них она съела, но третьего она не успела проглотить. Вероятно, она воспитала его как собственного сына. Я возьму его с собой и попрошу моего отца сделать его царём». И, подумав так, он воскликнул: «Послушай, ты не демон, а старший брат моего отца. Пойдём со мной во дворец. Над тобой поднимут зонт как символ царской власти, и ты станешь управлять государством». Демон засомневался в его словах, тогда царевич спросил его: «Есть ли какой-нибудь человек, которому бы ты смог поверить?», — «Да», — ответил демон, — «в таком-то месте живёт аскет, обладающий божественным видением». Махасаттва вместе с демоном от-правился в это место. Как только аскет увидел их, он сказал: «С какой целью двое потомков одного славного рода пришли ко мне?» И с этими словами он рассказал им об их родстве. Демон поверил аскету и сказал: «Дорогой племянник, возвращайся домой. В одном этом воплощении я дважды родился. Мне не нужна царская власть, я хочу стать отшельником». И он попросил аскета посвятить его в духовную жизнь. Затем царевич поклонился ему и вернулся в город.

Учитель, чтобы разъяснить это, произнёс такую гатху:

«Тогда отважный царевич Алинасатту,
Оказав почтение людоеду,
Целый и невредимый,
Отправился счастливый во дворец».

Учитель продолжил повествование, произнеся последнюю гатху:

«Когда царевич приблизился к городу,
Жители в восторге приветствовали его:
Они выкрикивали имя отважного героя,
Ехали вслед за ним на колесницах или шли пешком,
Чтобы сопроводить победителя домой».

Царь услышал, что царевич вернулся, и, радостный, выбежал ему навстречу. Он спросил сына: «Дорогой, как тебе удалось спастись от ужасного людоеда?», — «Дорогой отец, это не людоед, а твой старший брат и мой дядя». И он рассказал ему о произошедшем: «Ты должен навестить моего дядю». Царь тотчас же приказал бить в барабаны и отправился с большой свитой навестить аскетов. Аскет, обладавший мистическими способностями, рассказал им всю историю: как демоница похитила ребенка и как вместо того, чтобы съесть его, она воспитала его как демона. Царь сказал: «Брат, пойдём вместе со мной, и ты сможешь занять трон, принадлежащий тебе оп праву», — «Мне не нужен трон», — ответил тот. — «Тогда поселитесь в нашем парке, а я предоставлю вам все четыре необходимых предмета9». Но его брат снова отказался. Тогда царь основал поселение на горе, неподалёку от их хижины, приказал выкопать озеро, создать поля и привёл туда тысячу семей с большим богатством. Там была основана большая деревня и установлена система подаяний для аскетов. Эта деревня со временем выросла и стала называться городом Куллакаммасадамма. А место, где Бодхисаттва Сутасома10 усмирил демона, было названо городом Махакаммасадамма.

Учитель, завершив повествование, разъяснил арийские истины и определил перерождения та-ким образом: «В то время отец и мать были членами царской семьи Шакьев, аскетом был Ша-рипутра, демоном был Ангулимала, младшей сестрой была Утпалаварна, супругой царевича была мать Рахулы, царевичем Алинасатту же был я сам». В конце повествования монах, кото-рый поддерживал свою мать, обрёл плод вошедшего в поток (сротапанны).