Джатака о блеске могущества

Перевод Б.А. Захарьина.

Словами: "Твой череп сокрушён слоном..." - Учитель - он жил тогда в Бамбуковой роще - начал свой рассказ о том, как Девадатта прикидывался просветлённым в Гайасисе. Рассказывают, что, когда Девадатта утратил способность к сосредоточению, а заодно и уважение, которое к нему прежде питали, у него осталась надежда на одно-единственное средство, и он стал молить Учителя открыть ему тайну пяти основ. Получив отказ, Девадатта расколол общину и увёл с собой в Гайасису пятьсот юных бхнккху, которые прежде обучались у двоих наставников, лучших из последователей Пробуждённого. Эти юные бхиккху не успели ещё укрепиться ни в дхамме, ни в знании правил поведения. Раскольники жили отдельной общиной и кормились за счёт одного из приходов. Как только настало для монахов-раскольников время вкусить от плода истинной веры, Учитель послал к ним двоих своих самых лучших учеников. Увидев их среди своих приверженцев, Девадатта обрадовался и решил, что на вечерней службе он сравняется величием с Пробуждённым.

В тот же вечер Девадатта прикинулся просветлённым и сказал одному из посланцев Учителя: "Почтенный Сарипутта, вся наша община ещё бодрствует и не собирается отходить ко сну. Побеседуй с монахами о трудностях постижения дхаммы, а я ненадолго прилягу, у меня что-то поясницу заломило". Девадатта ушёл в свою келью и тотчас же улёгся спать. Оба лучших ученика Пробуждённого принялись наставлять заблудших монахов в истинной дхамме и, пробудив в них стремление обрести подлинный Путь и Плод, увели всех за собой в Бамбуковую рощу. Видя, что монастырь совершенно обезлюдел, бхиккху Кокалика зашёл в келью к Девадатте и сказал ему возмущённо: "Ведомо ли тебе, почтенный Девадатта, что оба тхеры откололи от тебя твоих последователей и ушли вместе с ними, а монастырь совсем обезлюдел? Чего же ты здесь валяешься, как будто ничего не случилось?" И, сказав это, Кокалика в бешенстве сорвал с Девадатты покрывало, схватил Девадатту в охапку и шнырнул об стену с такой силой, словно хотел в неё вдавить. Затем пнул Девадатту в грудь, так что изо рта у того хлынула кровь. От этих побоев Девадатта никогда уже больше не мог оправиться.

Учитель спросил у тхеры, когда тот вернулся: "Сарипутта, как вёл себя Девадатта, когда вы к нему пришли?" "Почтенный, - ответил ему Сарипутта, - едва только Девадатта увидел нас, он тотчас вознамерился сравняться с тобой величием, однако тщетно он прикидывался просветлённым, ему так никого и не удалось обмануть". "О Сарипутта, - Заметил Учитель, - не только ведь ныне Девадатта напрасно пытается идти по моим стопам, он и в прежнее время стремился мне подражать, только ничего у него не получилось". И, сказав так, Учитель, по просьбе тхеры, поведал ему о прошлом.

"Во времена стародавние, когда на бенаресском престоле восседал царь Брахмадатта, бодхисаттва жил на земле в облике гривастого льва. Обитал этот Лёв в золотой пещере в горах Гималайских. Встал лев однажды ото сна, вылез из своей золотой пещеры, огляделся кругом и с могучим рыком, который разнёсся далеко по сторонам, отправился на поиски добычи. Убив огромного быка, лев съел самые вкусные части его тела, затем спустился к ручью, вдосталь напился кристально прозрачной воды и хотел уже было вернуться в свою пещеру. А тут на него чуть не натолкнулся какой-то шакал, который рыскал по лесу в поисках пищи. Видя, что удирать уже поздно, шакал кинулся льву в ноги и почтительно перед ним распростёрся. "Чего тебе надобно?" - грозно спросил дев. "Господин, - ответил шакал, - я хочу прислуживать тебе". "Ладно, - милостиво согласился лев. - Пошли, будешь моим слугой. У меня ты сможешь кормиться отменными кусками мяса". Лев пошёл к себе в золотую пещеру, а шакал поплёлся за ним. С того времени шакал подъедал всё, что оставалось от трапез льва, и уже через несколько дней заметно раздался в теле.

Как-то раз, отдыхая в пещере, лев предложил шакалу: "Заберись на вершину горы и, глядя на лежащие внизу горные долины, проследи взглядом пути слонов, диких лошадей, буйволов - словом, любых зверей, мяса которых ты хотел бы отведать. Потом спустись и скажи мне, хочу, дескать, попробовать мяса такого-то зверя. Почтительно склонись передо мной и попроси: "Яви, господин, своё могущество!" Я тогда задеру этого зверя и попробую его мяса, а заодно и тебе дам поесть". С тех пор так и повелось, шакал взбирался на вершину горы и высматривал разных зверей, мяса которых ему хотелось поесть, потом возвращался в золотую пещеру, рассказывал льву о том, что увидел, падал льву к ногам и говорил с почтением: "Яви свою мощь, господин!" Лев тут же пускался в погоню за жертвой и неизменно её приканчивал - даже если это был огромный дикий слон в течке. Сам лев съедал лучшие части, потом делился с шакалом. Наевшись до отвала, шакал отправлялся вслед за львом в пещеру и заваливался спать.

По прошествии некоторого времени обуяла шакала гордыня. Стал он думать: "В конце концов и у меня четыре ноги, как у льва. Хватит мне быть у него на побегушках. С нынешнего дня я сам буду убивать слонов и других зверей и питаться их мясом! Ведь лев, хоть он и царь зверей, может убить дикого слона только благодаря тем волшебным словам, которые я всякий раз ему говорю: "Яви свою мощь, господин!" Пусть теперь лев говорит мне: "Яви свою мощь, шакал!" - а я сам буду убивать лучших из диких слонов и поедать их мясо!" Приняв такое решение, шакал подошёл ко льву и сказал ему: "Господин, вот уже долгое время я кормлюсь мясом убитых тобою огромных лесных слонов, теперь я сам бы хотел убить слона и поесть его мяса! Что если на этот раз я лягу на твоё ложе в золотой пещере, а ты пойдёшь высматривать дикого лесного слона, бродящего по горным долинам? Заметишь такого слона - приди и скажи мне: "Яви свою мощь, шакал!" Прошу тебя, думай не только о своей собственной выгоде". "Послушай, шакал, - ответил ему лев, - убивать диких слонов под силу только нам, львам. Не родился ещё такой шакал, который мог бы охотиться на лесных слонов. Это занятие не для тебя. Живи себе спокойно и питайся мясом от убитых мной могучих лесных слонов". Но, несмотря на все отговоры, шакал никак не хотел отказаться от своей затеи и всё время приставал ко льву с этой просьбой.

Наконец, не в силах разубедить шакала, лев вынужден был сказать; "Ладно, забирайся на моё ложе и лежи там себе!" Уложив шакала отдыхать в золотой пещере, лев отправился на поиски жертвы, высмотрел в горной долине дикого слона в течке, вернулся к входу в пещеру и крикнул: "Яви свою мощь, шакал!" Встрепенувшись, шакал выскочил из золотой пещеры, огляделся по сторонам и, взвизгнув трижды, кинулся на слона, намереваясь вцепиться зубами ему в голову, однако промахнулся и упал прямо под ноги разъярённому великану. Слон поднял правую ногу и, опустив её на голову шакала, раздавил ему череп. Затем превратил его тело в кучу костей и кровавого мяса, нагадил на эту кучу, задрал хобот и, громко трубя, побежал в лес. Бодхисаттва, который всё это видел, сказал тогда: "Вот и являй теперь свою мощь, шакал!" И он спел по этому случаю такую гатху:

Твой череп сокрушён слоном, 
Разбрызганы все мозги. 
Видать, явил ты мощь свою, 
Устрашены враги. 

Так спел бодхисаттва. Он прожил после этого ещё много лет, а с истечением отпущенного ему срока перешёл в иное рождение в согласии с накопленными заслугами". Завершая своё наставление в дхамме, Учитель так истолковал джатаку. "В ту пору, - молвил он, - шакалом был Девадатта, львом же - я сам".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ