Джатака о царе по имени Кацин-Ценпо, или Великий Кацин

джатаки, буддаТак было однажды услышано мною. Победоносный пребывал в Шравасти, в саду Джетавана, который предоставил ему Анантхапиндада. В то время в той местности правил царь по имени Прасенаджит. На юге его царства находилась страна под названием Сергиса, или "Золотая земля", где правил царь, которого звали Кацин. Царского сына же звали Кацин-ценпо, или "Великий Кацин".

Когда умер царь Кацин, то царевич взошел на престол. Новый царь отличался острым и ясным умом, доблестью и большой физической силой. Войско его насчитывало тридцать шесть тысяч отрядов. И в наступлении то войско было подобно смерчу, никто не мог противостоять ему. С центральной страной у Великого Кацина не было никаких сношений.

Как-то раз в Золотую землю прибыли купцы и поднесли в подарок царю четыре куска прекрасной мягкой хлопчатобумажной ткани. Царь принял ткань и спросил купцов:

- Откуда вы взяли такой замечательный товар?

- Привезли из центральной страны, - отвечали те.

- Что это за центральная страна и как называются [царства] центральной страны? - спросил царь.

- В центральной стране есть [царства] под названием Раджагриха, Шравасти и многие другие, - отвечали купцы.

- Почему же те цари не приходят поклониться мне и вручить дань? - спросил опять царь.

- Те цари правят каждый своим владением и занимаются делами своей земли, поэтому и не приходят сюда, - сказали купцы.

"Если я своим могуществом и величием могу все страны привести в покорность, - подумал царь, - то почему же эти цари не приходят поклониться мне и вручить дань? Обрушусь-ка я на них всем своим могуществом и величием". И он спросил купцов:

- Кто из царей центральной страны самый могучий?

- Самый могучий - царь Шравасти, - ответили те.

После этого тот царь направил посланца в Шравасти, к царю Прасенаджиту, с письмом, где было сказано: "Своим могуществом и величием я подчинил все страны Джамбудвипы. Почему ты не шлешь послов? Сейчас я отравил к тебе посла. Поэтому, если лежа мое имя услышишь, то сесть [тебе] должно; если сидя мое имя услышишь, то встать должно; если во время еды мое имя услышишь, то не глотать, а выплюнуть пищу должно; если, моясь и распустив волосы, мое имя услышишь, то снова волосы собрать в пучок должно; если стоя мое имя услышишь, то бежать [тебе] должно. Через семь дней прибудь сюда встретиться со мной! Если не сделаешь так, то войско приведу и опустошу твою землю".

Прочитав это послание, царь Прасенаджит стал угрюм и гневен. Он отправился к Победоносному и подробно рассказал ему обо всем.

Победоносный ответил так:

- Царь, скажи посланцу: "Из всех царей я не самый могучий, есть царь более могучий, чем я".

В соответствии с наставлением Победоносного царь Прасенаджит сказал посланцу:

- Здесь пребывает явившийся в мир царь магических превращений, ступай к нему и вручи ему послание своего царя! И, услышав это, посланец пошел в сад Джетавана. Тем временем Победоносный магическим способом превратил себя во вселенского монарха - Чакравартина, а Маудгальяну - в своего драгоценного советника* и воссел обладателем семи различных драгоценностей. Сад Джетавана он так же превратил в драгоценный сад. За оградой сада магическим путем появились семь рвов из драгоценностей, в промежутках между рвами высились деревья из семи различных драгоценностей, бесчисленные лотосы сверкали и переливались всеми цветами радуги. В саду, во дворце, сотворенном из различных драгоценностей, сидел величественный царь.

Когда посланец подошел к волшебному дворцу и увидал великого царя, его охватил ужас. "Величием и благими заслугами мой царь уступает этому, - подумал он; - но царское письмо надо вручить". И, подумав так, он вручил письмо.

Нирманический царь* взял письмо, наступил на него и сказал посланцу:

- Я - великий царь, повелитель четырех континентов, с какой стати буду слушать распоряжения твоего глупого царя! Быстрее возвращайся и передай ему следующее: "По возвращения твоего посланца слушай мой приказ. Если будешь при этом лежать, сесть [тебе] должно; если будешь при этом сидеть, встать должно; если будешь при этом идти, бежать должно. Если через семь дней не явишься сюда поклониться, нарушишь приказ, то будешь строго наказан!"

В соответствии с полученным приказом тот гонец отправился назад и, прибыв в свою страну, подробно рассказал царю Золотой земли о том, что видел и что было поручено ему передать.

Услышав слова послания, раскаялся Великий Кацин и подумал: "Придется идти со всеми вассальными князьями к великому царю. Однако не следует действовать напролом, пошлю-ка я еще одного посланца".

И он послал вперед посланца со следующим уведомлением: "Великий царь, я иду поклониться тебе. Под моей властью находится тридцать шесть тысяч вассальных князей. Прийти со всеми или только с половиной?"

"Приходи с половиной!" - повелел в ответ нирманический царь.

После этого царь Золотой земли с восемнадцатью тысячами вассальных князей прибыл в Шравасти к этому царю и поклонился ему. При этом он подумал: "Этот великий царь превосходит меня своим внешним обликом, однако уступает мне в силе".

Только он так подумал, как нирманический царь приказал своему драгоценному советнику:

- Дай царю Золотой земли свой лук!

Великий Кацин попытался взять лук, но не смог его поднять. Тогда нирманический царь подцепил лук мизинцем и подал его царю Золотой земли со словами:

- Натяни этот лук!

Но тетива не поддалась усилиям царя Золотой земли. После этого нирманический царь поднял лук, натянул его и только отпустил тетиву, как от ее вибрации затряслась и задрожала вся область тысячи великих миров.

Затем нирманический царь взял стрелу и пустил ее. Тут же эта стрела превратилась в пять стрел, наконечники которых испускали бесчисленные лучи света. А на концах стрел возникло по лотосу, размером с колесо колесницы, а на лотосе восседал вселенский монарх - Чакравартин, обладатель семи драгоценностей.

Лучи, испускаемые стрелами, озарили район трех тысяч великих миров, и не было ни одного живого существа во всех пяти мирах, которому не было бы сотворено благо.

Так, когда увидали эти лучи в обители богов и там прозвучала проповедь Учения, то полностью очистились боги телесно и духовно. Некоторые из них обрели блага от вступления в поток до архатства, другие породили помыслы о наивысшем и совершенном духовном пробуждении. Третьи же стали пребывать на стадии анагаминов.

Увидав лучи, сотворенные Буддой, и выслушав его проповедь Учения, необычно возрадовались живые существа, относящиеся к разряду людей. Некоторые из них обрели духовный плод вступления в поток, а вступившие в монашество стали архатами. Бесчисленное число живых существ, помысел о наивысшем и совершенном духовном пробуждении породив, стало пребывать на стадии анагаминов.

Когда лучи, сотворенные Буддой, коснулись тех, кто принадлежал к претам, и преты услышали проповедь Учения, то все насытились едой*, избавились от телесных и духовных страданий, стали в довольстве пребывать. Все преты породили помысел о милосердии и, почтив Будду, полностью освободились от бытия претами и обрели рождение в мире богов или людей.

Когда живые существа, рожденные животными, увидали лучи, сотворенные Буддой, то полностью успокоились их помыслы, направленные к похоти и гневу, рассеялось духовное невежество, в котором они пребывали. Возрадовались и поверили они Будде, отчего полностью избавились от рождения в мире животных и возродились в мире богов или людей.

Когда лучи, сотворенные Буддой, коснулись живых существ ада, то страдавшие от холода согрелись, а мучившиеся от жары обрели прохладу. Их страдания прекратились, и, возрадовавшись телом и духом, они уверовали в Будду и, освободившись от рождения в аду, возродились в мире богов или людей.

Царь Великий Кацин и вассальные князья Золотой земли, увидав подобные магические превращения, прониклись великой верой, отчего освободились от грязи и скверны и обрели истинный дхармический глаз на Учение.

Глубокого удовлетворения преисполнились сердца восемнадцати тысяч вассальных князей, а магические превращения, сотворенные Буддой, тут же исчезли, и он явился в своем телесном облике, восседающий в окружении монашеской общины.

Тут царь Золотой земли попросил Победоносного принять его в монашество.

- Приди во благе! - сказал Победоносный. И сразу же волосы на голове и лице Великого Кацина сами собой сбрились, а одежда превратилась в оранжевое одеяние монаха. Он сосредоточил все свои помыслы на Учении, исчезли его прегрешения, и Великий Кацин стал архатом. Тогда Ананда спросил Победоносного:

- Что за благая заслуга была в прошлом у царя Золотой земли, почему он происходил из столь знатного и высокого рода, обладал великими благородными достоинствами, а при встрече с Буддой Победоносным тут же снялись его прегрешения?

И рассказал на это Победоносный Ананде следующее.

В соответствии с поступками живых существ полностью созревают и плоды их деяний. В давно прошедшие времена в мир пришел будда Кашьяпа. Когда этот будда ушел в нирвану, то один домохозяин соорудил ступу, учредил странноприимный дом для монахов и обеспечил его четырьмя видами необходимых вещей и продуктов.

Прошло длительное время, ступа разрубилась, и прекратилось снабжение странноприимного дома такими жизненно необходимыми вещами, как одежда, пища, сиденья и ложа.

У того домохозяина был сын - монах. Он поведал многим людям об Учении, отчего те восстановили ступу и возобновили снабжение странноприимного дома одеждой, едой, питьем, сиденьями и ложами. Эти люди, которые от всего сердца снабжали странноприимный дом необходимыми жизненными средствами, произнесли такое моление: "В грядущие времена да будем мы знатными, богатыми и долго живущими! Да встретимся мы с приходом Будды в мир и, выслушав Учение, да обретем необычный плод!"

- Ананда! В той жизни, в то время, тем монахом, сыном домохозяина, и был нынешний царь Золотой земли Великий Кацин. Те же, кто восстановил ступу и снабжал необходимыми жизненными средствами странноприимный дом, были нынешние восемнадцать тысяч его вассальных князей.

Когда Победоносный произнес свое поучение, многочисленные окружающие породили помысел о невозвращении и от всей души возрадовались словам Будды.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ