Джатака о четырех вратах (о Миттавиндаке)

Перевод И.П. Минаева.

"И прежде ты, о брат, ругаясь, не поступал по словам мудрых, за что и вкусил острое колесо"… В древности в Бенаресе жил-был Миттавиндака, сын цехового начальника... Его отец и мать достигли первой степени святости, он же был дурного нрава и неверующий. Однажды, когда отец умер, мать, расхаживая по дому, сказала ему: "Милый, ты получил то, что трудно получается и не оставляется. Подавай милостыню, блюди нравственность, слушай закон, совершай обряд упосатхи". Сын ответил: "Мать, не нуждаюсь я в подаянии милостыни, не говори мне ничего, как понадобится, так и стану поступать".

Однажды в день упосатхи, полнолуния... мать сказала: "Милый, сегодня желанный день великой упосатхи, я дам тебе тысячу, если ты, совершая обряд, пойдёшь в монастырь и станешь всю ночь слушать закон". "Хорошо", - согласился сын и, вследствие страсти к богатству, позавтракав, пошёл в монастырь совершать обряд. Пробыв там день, ночью прилёг в одно место и заснул, не выслушав ни единого слова закона. На другой день, умывшись, пришёл домой, где и сел. Мать же думала так: "Сегодня сын, выслушав закон, придёт вместе с проповедником", и, приготовив угощение, поджидала его. Увидев, что сын пришёл один, мать сказала: "Милый, ты не привёл проповедника?"

"Не нуждаюсь я в проповеднике", - отвечал сын.
"Если так, то испей похлёбки", - сказала мать, на что сын возразил:
"Ты мне обещала тысячу, дай сперва, потом стану пить".
"Пей, милый, потом возьмёшь".
"Нет, когда получу, тогда и стану пить".

Мать поставила перед ним ящик с суммой денег в тысячу. Он выпил похлёбку, и, взяв деньги, стал торговать. В короткое время увеличил капитал до ста двадцати тысяч. И пришло ему на ум: "Стану торговать, снарядив корабль". Исполнив это, он обратился к матери: "Матушка, хочу торговать на кораблях". "Милый", - стала удерживать его мать, - "ты один сын, в этом доме много богатств, море полно опасностей, не ходи". "Пойду, не можешь ты меня удержать", - отвечал сын. "Удержу, милый", - говорила мать и взяла его за руку. Сын же, оттолкнув руку, ударил мать, бросил её, запер и на корабле отправился в море. Корабль, оттого что на нём плыл Миттавиндака, на седьмой день стал недвижим, и когда бросили жребий, кто причина несчастья, жребий три раза падал в руки Миттавиндаки. "Ради одного, да не погибнут многие", сказали пловцы и, дав ему доску, бросили его в море, а корабль быстро понёсся по морю.

Миттавиндака, держась за доску, приплыл к некоему острову и там в кристальном дворце увидел четырёх претов. Эти преты испытывали семь дней радость, семь дней скорбь, и с ними он насладился семидневным небесным довольством. Уходя испытывать семидневную скорбь, преты сказали ему: "Господин, на седьмой день мы вернёмся, в ожидании нашего прихода не грусти, поживи здесь". Но Миттавиндака, будучи во власти желания, сел на доску и, плывя по морю, достиг другого острова, где в серебряном дворце увидел восемь претов, таким же образом на третьем острове в алмазном дворце увидел шестнадцать, на четвёртом в золотом дворце увидел тридцать два прета, вкусив с ними от небесного наслаждения, в то время, когда они отправились испытывать скорбь, Миттавиндака вновь поплыл по морю и увидел некий город, обнесённый стенами, с четырьмя вратами. То был ад... Миттавиндаке же он показался красивым городом, а потому он подумал: "Войду в этот город и сделаюсь царём". Войдя туда, он увидел некое мучимое адское существо с острым колесом на голове. Миттавиндаке это колесо показалось лотосом на голове человека, грудные пятерные узы - латами, по телу текущая кровь - мазью красного сандала, жалобный крик - сладким пением, он подошёл к тому человеку и сказал: "О, человек, давно ты носишь этот лотос, отдай мне его". Тот отвечал: "Милый, то не лотос, а острое колесо". "Ты говоришь так, потому что не желаешь отдать мне его". "Моё дело, - подумало адское существо, - окончится, сей же, прибив мать, пришёл сюда - да будет с ним то же, что со мной". И подумав так, сказало: "Возьми лотос". И с этим вместе бросило на голову Миттавиндаки острое колесо. И стало то колесо вращаться, растирая голову Миттавиндаки, он же стал жалобно причитать: "Возьми своё острое колесо, возьми своё острое колесо!" Но то существо скрылось. В это время бодхисаттва с великой свитой пришёл к тому месту. Увидав его, Миттавиндака спросил: "Господин, царь богов, возьми от меня это острое колесо, как щипцы растирают семена, так, растирая, нисходит оно [мне на голову], какой грех я совершил?" Так, вопрошая, он спел две гатхи:

"В железном городе, с крепкими столбами я заперт. Какой грех я совершил?"
"Все двери заперты; как птица я заключён. Почему колесо прибивает меня?"

Разъясняя ему причину, царь богов пропел шесть гатх:

"Получив сто тысяч, да ещё двадцать, ты не поступил по словам сострадательных родных".
"Отправился в море, в котором немного счастья, от четырёх перешел к восьми, от восьми к шестнадцати".
"От шестнадцати к тридцати двум, от желания большего вкусил колесо. Колесо вращается на голове человека, заражённого желанием".
"Те носят колёса, кто подвластен желанию разрастающемуся, с трудом побеждаемому и с новым объектом распространяющемуся".
"Кто оставил большое богатство, не исследовал пути, чья мысль незрела, тот носит колесо".
"Кто на дело смотрит и, желая великого богатства, не гонится за тем, что неразлучно со злом, поступает по словам сострадательных, - до того колесо не доходит".

Выслушав всё, Миттавиндака подумал: "Этот божий сын познал вполне совершённые мною дела, он знает, как долго мне мучиться, спрошу его". Подумав так, он пропел девятую гатху":

"...Долго ли у меня на голове будет колесо? Сколько тысяч лет? Ответь на мой вопрос".

Отвечая ему, божий сын пропел десятую гатху:

"О Миттавиндака, всякое усилие бесплодно, выслушай меня, тебе в голову всажено колесо, и до конца жизни ты не освободишься от него".

Сказав это, божий сын отправился на своё место, а Миттавиндака стал испытывать великую скорбь. Учитель в приложении к тому поучению разъяснил перерождение: "Тогда Миттавиндака был духовный ругатель. Царь же богов был я".

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ