Джатака о посрамлении шести(брахманских) учителей

Так было однажды услышано мной. Победоносный, пребывал в Раджагрихе, в роще Венувана, где обитали птички календаки. Вместе с ним находилась многочисленная община, состоявшая из тринадцати с половиной сотен монахов высокого ранга.

В то время царь Бимбисара, обретший первый духовный плод, еще более, чем прежде, утвердился в помыслах о вере и о почитания монашества дарами. Поэтому он постоянно подносил Победоносному и монашеской общине четыре рода жертвенных предметов, отчего множество людей также прониклись любовью к подобным добродетельным поступкам.

Жили в той местности шестеро [брахманских] учителей во главе с учителем по имени Пурана Кашьяпа. Учители эти, превратно излагая окружающим ложные воззрения, завлекли множество людей и сделали их последователями своих дурных взглядов. Поэтому ширилось и множилось число греховных сект.

Даже младший брат царя, поверив этим шести учителям, стал придерживаться их ложных воззрений. Он и Путь опасения* перестал почитать за таковой, и свое имущество жертвовал этим учителям. Когда же Будда Победоносный, явив себя, подобно солнцу, запредельной мудростью все кругом озарил, то у младшего брата царя, ослепленного ложными воззрениями, не возникло и мысли почтить Победоносного.

- Напрасно царь Бимбисара, исполненный любви к своему брату, неоднократно уговаривал его почтить Будду, тот, приверженный ложным воззрениям, не выполнял повелений царя. Еще и еще раз увещевал своего младшего брата царь Бимбисара, говоря:

- Соверши пожертвование Будде.

- У меня есть учители, - отвечал тот, - поэтому мне нет нужды оказывать почести Гаутаме.

Однако все же нельзя было нарушать распоряжений царя, поэтому его младший брат решил устроить большую жертвенную раздачу пищи духовным лицам, объявив при этом:

- Жертвенную еду будут получать пришедшие без приглашения.

Когда же все было подготовлено для жертвенной раздачи пищи и расставлены сиденья, он послал пригласить шестерых учителей. Те сразу же пришли и заняли места во главе стола.

Поскольку Будда и монашеская община без приглашения не явились, то милостынедатель* пошел к царю и сказал:

- Ты не раз повелевал мне пригласить на угощение Готаму. Я устроил жертвенную раздачу пищи, но наступил полдень*, а Гаутама не пришел!

Тогда правитель сказал:

- Если ты сам не можешь пойти и пригласить его, то пошли кого-нибудь с приглашением, и пусть этот человек скажет Будде, что полдень уже наступил.

Когда младший брат правителя послал приглашение, то Победоносный явился вместе с благородной монашеской общиной, и они заняли следующие по порядку сиденья [после учителей]. Но тут силой благословения Победоносного шестеро учителей, восседавших на сиденьях во главе стола, оказались на сиденьях в конце стола. Пристыженные, они, однако, поднялись и пересели на верхние сиденья, но тут же сами собой очутились на нижних сиденьях. Так повторялось трижды: они пересаживались во главу стола и неизменно оказывались в его конце, пока не устали и не остались сидеть там, сгорая со стыда.

Милостынедатель поднес воду для омовения рук сидящим во главе стола. Но Победоносный сказал:

- Сначала поднеси воду своим учителям.

Тогда милостынедатель взял сосуд с водой и поднес воду шестерым учителям. Но горлышко сосуда само собой закупорилось, и вода не потекла из него. Когда же очередь дошла до Будды, то вода потекла из сосуда, и все омыли руки.

После омовения рук милостынедатель взял блюдо с жертвенной пищей и попросил Будду произнести молитву.

- Поскольку все это устраивалось не ради меня, - сказал Победоносный милостынедателю, - то проси своих учителей произнести молитву.

Милостынедатель подошел к шестерым учителям и попросил их произнести молитву. Но тут рты всех шестерых учителей так свело, что они не могли вымолвить и слова, лишь показали жестами: "Проси Будду".

Тогда Победоносный мелодичным голосом, подобным голосу Брахмы, произнес молитву. После этого милостынедатель начал распределять жертвенные блюда среди сидящих в начале стола.

- Начни распределение пищи со своих учителей, - сказал Победоносный.

Раздатчики поднесли было блюда шестерым учителям, но яства тут же поднялись в воздух и скрылись из глаз. Когда же раздача началась с Победоносного, то яства сами собой попали в руки каждому из присутствующих.

После того как яства были розданы и Будда с монашеской общиной закончили вкушать их, все совершили полоскание рта и омовение рук, а затем снова уселись на свои места.

После этого милостынедатель попросил Будду наставить присутствующих в Учении.

И опять сказал ему Победоносный:

- Проси наставления у своих учителей.

Но у шестерых учителей снова свело рты, и они только жестами показали: "Проси у Будды".

Тогда Победоносный заговорил чрезвычайно приятным и мелодичным голосом. Он раскрыл многочисленным окружающим философию Дхармы и произнес наставления, отчего сердца их преисполнились удовлетворения. Все, кто выслушал слова Будды, поняли их и осознали их суть. И младший брат царя Бимбисары также посмотрел чистым дхармическим глазом на Учение Будды.

В результате проповеди Будды одни окружающие обрели духовные плоды от первого до третьего и, вступив в монашество, очистились от скверны. Другие, породив помысел о несравненном духовном пробуждении, в дальнейшем стали пребывать на уровне невозвращения. Каждый разобрался и понял, где истина, и все стали верить в три драгоценности и почитать их, перестали верить шестерым учителям и чтить их подношениями.

Тогда шестеро учителей в полном душевном смятении и вне себя от гнева удалились в пустынное место поразмыслить о случившемся. Тут греховный Мара подумал так: "Вот уже длительное время я стараюсь мешать шраману Гаутаме. Вплоть до сего времени не было такого подходящего случая. Но сейчас я во что бы то ни стало учиню ему помеху".

И, подумав так, греховный Мара принял облик главного учителя Пураны Кашьяпы и отправился туда, где находились Маскарин Кошалакапутра, Саньджаин, Вераттикапутра, Аджита Кашакамбалин, Какуда Катьяяна, Нигрантха Джнятапутра*.

Придя к ним, он изверг огонь, излил воду, сверкнул молниями и показал другие магические превращения. Те спросили его:

- Пурана Кашьяпа, ты воистину обрел множество таких чудесных качеств?

- Да, воистину обрел, - последовал ответ.

Тут каждый из учителей подумал: "Все, кроме меня, в великой магии наставлены".

Спустя некоторое время шестеро учителей во главе с Пурана Кашьяпой сошлись в своем общинном доме для собраний и повели такие речи: "Прежде царь, сановники, брахманы, богатые домохозяева, купцы и торговые гости во имя нас совершали религиозные церемонии, оказывали нам почтение и подносили дары. Поэтому мы имели одежду, еду, места отдохновения, целебные снадобья и все необходимое. Сейчас же религиозные церемонии совершаются во имя шрамана Готамы, сына Шакьев, и ему оказывается почтение, а нам не предоставляют больше ни одежды, ни еды, ни мест отдохновения, ни целебных снадобий, ни прочих необходимых вещей. Поэтому давайте вступим в состязание со шраманом Готамой по магическим превращениям, основанным на Учении наставника людей. Если шраман Готама покажет одно магическое превращение из Учения наставника людей, то мы покажем два. Шраман Готама покажет два, мы - четыре. Шраман Готама четыре, мы - восемь. Шраман Готама - восемь, мы - шестнадцать. Шраман Готама - шестнадцать, мы - тридцать два. Сколько магических превращений из Учения наставника людей ни покажет шраман Готама, мы покажем в два, в три раза больше подобных магических превращений из Учения наставника людей".

Затем шестеро учителей пошли к царю Бимбисаре. Придя к царю, они приветствовали его словами:

- Да сопутствуют тебе победы и долголетие! - А затем сказали: - Государь Мы можем утверждать, что нам ведомо искусство магических превращений. Если шраман Готама также может утверждать, что и ему ведомо искусство магических превращений, то будет справедливо, чтобы утверждающие стороны вступили в состязание по магическим превращениям из Учения наставника людей. Мы бросаем вызов!

Рассмеялся на это царь Бимбисара и сказал:

- Глупости болтаете. Будда не имеет равного ни в своих великих совершенствах, ни в способности творить чудеса, ни в искусстве магических превращений. Сравнивать вас с ним - то же самое, что сравнивать светлячок с солнцем, воду в следе от копыта - с морем, трусливую лисицу - со львом, высоту кучки кошачьего помета с высотой горы Меру. Тут-то и выявится различие между величием и ничтожеством, и вы с вашими ложными воззрениями окажетесь полными дураками.

Но шестеро учителей возразили:

- Пусть царь наперед не загадывает, истина выяснится потом. Когда потягаемся в искусстве великих магических превращений, тогда и ясно будет, во время состязания и победитель определится.

Тогда царь сказал:

- Если хотите состязаться, то я приду посмотреть. Боюсь только, что вы опозоритесь. Так что, если решитесь состязаться в магических превращениях, то имейте в виду, что я также буду наблюдать ваши магические превращения.

Шестеро учителей ответили на это:

- Через семь дней, от сего дня считая, устроим состязание в магических превращениях. Пусть чисто подметут землю на месте состязания.

С этими словами шестеро учителей покинули царя Бимбисару. Царь же направился к Победоносному и, придя к нему, сказал:

- Шестеро учителей вызывают Победоносного на состязание в магических превращениях. Я хотел воспрепятствовать этому, но не смог. Поэтому, Победоносный, прошу тебя, покажи свою чудесную магическую силу, отврати их от ложных воззрений и утверди во благе. Прошу также, позволь нам узреть, как ты будешь показывать магические превращения.

На это Победоносный сказал царю Бимбисаре:

- Я знаю время состязания. Прикажи подмести просторную площадку, где оно будет происходить.

И царь Бимбисара отдал своим многочисленным советникам следующий приказ: "Хорошенько подметите удобную, просторную площадку, поставьте львиный престол, водрузите штандарт победы и стяги с шелковыми лентами, чтобы площадка была красивой".

Все желали посмотреть в назначенные день и время состязание в искусстве магических превращений. Но тем временем Татхагата в сопровождении монашеской общины покинул Раджагриху и ушел в Вайшали. В Вайшали Татхагату встретили правящий род Личчхавов и множество простого народа.

Как только люди Раджагрихи узнали, что Победоносный ушел в Вайшали, они стали обсуждать эту новость, а шестеро учителей тут же заявили:

- Мы говорили, что шраман Готама не может тягаться с нами в магических превращениях, но нам не верили. И вот до начала состязания он удрал в Вайшали.

Обрадовались и безмерно возгордились шестеро учителей и отправились вслед за Победоносным.

Царь же Бимбисара приказал приготовить пятьсот колесниц и необходимые дорожные припасы, а затем в окружении четырнадцати тысяч советников также последовал за Победоносным в Вайшали.

Шестеро учителей, прибыв в Вайшали, обратились к правящему роду Личчхавов со следующими словами:

- Если нам будет разрешено состязаться со шраманом Готамой в магических превращениях, то через семь дней мы будем готовы к этому состязанию.

Тогда Личчхавы пришли туда, где находился Победоносный, и сказали:

- Прибыли шестеро глупцов учителей, полагающих, что они обладают высочайшими добродетелями, и вызывают Татхагату на состязание в магических превращениях. Просим Победоносного развеять в прах их гордыню.

На это Победоносный отвечал:

- Я сам знаю время.

После этого Личчхавы и жители Вайшали устроили все необходимое для состязания, как раньше то сделал царь Бимбисара.

Но, к примеру, назавтра было назначено состязание, а сегодня Победоносный вместе с монашеской общиной ушел в Каушамби. Царь Каушамби, которого звали Уттраяна, вместе со своими советниками встретил и принял Татхагату.

Когда на следующий день жители Вайшали пришли поприветствовать Татхагату, то они услышали, что он ушел в Каушамби. Шестеро учителей, узнав об уходе Победоносного, возгордились еще больше и отправились вслед за ним. Личчхавы также приготовили пятьсот колесниц и вместе с семитысячной свитой, а также с царем Бимбисарой и его окружением отправились в Каушамби посмотреть на состязание в магических превращениях Будды и шестерых учителей.

Шестеро учителей, придя в Каушамби, повели перед царем Уттраяной прежние речи. Они говорили:

- Шраман Готама не мог нам противостоять и убежал от нас. Царь, мы просим тебя, назначь время состязания в искусстве магических превращений.

Царь Уттраяна пришел к Будде и сказал:

- Знает ли Победоносный, что шестеро учителей хотят состязаться с ним в искусстве магических превращений?

- Я сам знаю время, - отвечал на это Победоносный.

Тогда царь Уттраяна все приготовил, как ранее царь Бимбисара, но Победоносный вместе с общиной монахов ушел в страну Ватса. Царь Ватсы, которого звали Шунцзингла, со множеством народа также встретил и принял Победоносного.

Как только обитатели страны Каушамби узнали, что Татхагата удалился в страну Ватса, шестеро учителей также последовали за ним. Царь Уттраяна со свитой в восемьдесят тысяч человек вместе с царем Бимбисара и другими царями также отправился в страну Ватса.

Тем временем шестеро учителей обратились к царю Шунцзингла со следующими речами:

- Просим устроить нам состязание со шраманом Гаутамой в искусстве магических превращений.

Царь, как было и прежде, спросил об этом Победоносного, на что тот отвечал:

- Я сам знаю время.

Когда же царь приготовил все необходимое для состязания, Победоносный вместе с общиной монахов ушел в страну Такшашила. Царь страны Такшашила по имени Индравами вместе с многочисленной свитой встретил и принял Победоносного.

Тогда царь Шунцзингла вместе с пятидесятитысячной свитой в сопровождении царя Бимбисары и всех остальных отправились в страну Такшашила. Шестеро учителей также последовали туда. Придя к царю Индравами, они высокомерно и громогласно заявили:

- Устрой нам состязание со шраманом Готамой в искусстве магических превращений.

Царь Индравами пошел к Победоносному и передал ему это требование. Но Победоносный ответил:

- Я сам знаю время.

Тогда тот царь приготовил все необходимое для состязания, но, когда наступило время, Победоносный вместе с общиной монахов удалился в страну Варанаси. Царь этой страны по имени Брахмадатта вместе с многочисленной свитой также встретил и принял Татхагату.

Как только в стране Такшашила узнали, что Победоносный удалился оттуда, шестеро учителей снова последовали за ним. Царь же Индравами в сопровождении шестидесятитысячной свиты вместе с царем Бимбисарой и другими царями также прибыли в ту страну.

Шестеро же учителей, прибыв в страну Варанаси, обратились к ее царю со своим прежним требованием. Царь, в свою очередь, обратился к Победоносному, на что тот ответил:

- Я сам знаю время.

Тогда царь Брахмадатта приготовил все необходимое для состязания, но Победоносный вместе с монашеской общиной удалился в Капилавасту. Члены рода шакьев в Капилавасту, известив один другого, собрались вместе и встретили Татхагату.

Как только в стране Варанаси узнали об уходе Татхагаты, шестеро учителей последовали за ним. Царь же Брахмадатта в сопровождении восьмидесятитысячной свиты вместе с царем Бимбисарой и остальными пятью правителями также отправились за Победоносным.

Придя в Капилавасту, шестеро учителей нагло заявили членам рода шакьев:

- Назначались состязания со шраманом Гаутамой в искусстве магических превращений, но он уклонялся, зная наше превосходство.

Тогда члены рода шакьев обратились к Победоносному, но он по-прежнему ответил:

- Я сам знаю время.

Члены рода шакьев также приготовили все необходимое для состязания, однако Победоносный вместе с монашеской общиной удалился в Шравасти - столицу Кошалы. Царь страны Кошала Прасенаджит вместе со свитой встретил и принял Татхагату.

Как только стало известно об уходе Татхагаты, шестеро учителей пустились за ним вдогонку.

Шакьясцы же с девяностотысячной свитой, с царем Бимбисарой, с другими царями и их свитой прибыли в Кошалу и заполнили всю округу.

Шестеро учителей обратились к царю Прасенаджиту со следующими словами:

- Назначалось время состязаний в искусстве магических превращений между нами и шраманом Гаутамой, но, когда наступал срок состязаний, он уклонялся и убегал. Сейчас же в стране царя собралось множество людей. Разреши нам поэтому, о великий царь, вступить в состязание.

Царь Прасенаджит рассмеялся на это и сказал:

- Достоинства Победоносного на удивление велики и уму непостижимы. Как же вы, обычные, ни в чем не сведущие людишки, будете состязаться в искусстве магических превращений с великим царем Учения?

Однако пыл шестерых учителей был непреодолим, и они высокомерно стояли на своем. Поэтому царь Прасенаджит пошел к Победоносному и обратился к нему с такими словами:

- Поскольку шестеро учителей настойчиво требуют состязания в искусстве магических превращений, пусть Победоносный повергнет их в прах и покажет, каковы должны быть истинно магические превращения.

- Я сам знаю время, - ответил на это Победоносный, и царь Прасенаджит отдал своим советникам такой приказ:

"Выровняйте и подметите площадку, где будут проходить состязания, Уберите это место цветами и щедро воскурите там благовония, поставьте на площадке львиный престол, украсьте ее стягами с шелковыми лентами, штандартами победы и всем прочим, и пусть там соберется много народу",

И вот первого числа первого месяца весны Победоносный прибыл на место состязания в искусстве магических превращений. Царь Прасенаджит приготовил все необходимые жертвенные предметы, а также вкусные яства и поднес Победоносному шелковый шарф*. Победоносный взял деревянную зубочистку и воткнул ее в землю. И как только он воткнул зубочистку в землю, она тут же стала расти и превратилась в огромное дерево, высотой в пятьсот йоджан, с раскидистыми ветвями и густой листвой. Ветви и листья тоже покрыли пространство в пятьсот йоджан. В мгновение ока на дереве распустились цветы размером с колесо телеги и появились плоды величиной в пятилитровый кувшин.

Затем корни, ствол, ветви и листья этого дерева оказались состоящими из семи родов драгоценностей, которые сверкали столь ярким, разноцветным сиянием, что затмили собой свет солнца и луны. Отведавшие тех плодов нашли, что вкус их гораздо лучше вкуса пищи богов. Даже те, кто обонял сладчайший запах чудесного благоухания, стали сытыми и довольными. Когда ветерок налетал на благоухающие ветви и листья, они издавали чрезвычайно мелодичное звучание Дхармы. И дерево то породило у присутствующих помыслы о вере. А когда Победоносный изложил Учение, то всем оно пришлось по душе. Многие обрели благодатный плод и благо рождения на небесах.

На следующий день устраивал угощение и раздачу пожертвований царь Уттраяна. В этот день Татхагата чудесным образом сотворил справа и слева от себя две очень высокие и красивые горы из драгоценностей, сверкавших пятицветным блеском. На этих горах росли самые разнообразные деревья, усыпанные плодами, цвели цветы и раздавались очень мелодичные звуки. Вершина одной горы изобиловала сочными и сладкими плодами отменного вкуса, и множество людей вволю наелись их. На вершине другой горы росла очень мягкая и вкусная трава, которой до отвала насытились обитатели мира животных. После этого Победоносный надлежащим образом изложил присутствующим Учение, отчего их мысли полностью очистились и родились помыслы о наивысшем духовном пробуждении, а очень многие обрели благо рождения на небесах.

На следующий день устраивал угощение и раздачу пожертвований царь Шунцзингла. Победоносный, прополоскав водой рот, выплюнул воду на землю, и вода тут же разлилась драгоценным прудом окружностью в двести йоджан, изукрашенным драгоценностями семи родов, которые сверкали радужным блеском, а вода пруда обладала восьмью чудесными свойствами. Дно пруда было усыпано песком, также состоящим из семи различных драгоценных материалов, а поверхность его покрывали лотосы размером с колесо повозки. Были те лотосы разного цвета: синего, желтого, белого, красного, бледно-красного, алого, и источали они необычайно приятный аромат. Сияние, исходившее от этих великолепных лотосов, озарило вокруг небо и землю. Все многочисленные окружающие, видя драгоценный пруд, возрадовались и вознесли хвалу.

После совершения жертвоприношения Победоносный изложил и разъяснил многочисленные аспекты Учения, в результате чего некоторые породили помыслы о наивысшем духовном пробуждении, а другие обрели благой плод рождения в высокой сфере богов. И не счесть стало тех, которые пошли стезей совершения деяний, порождающих благие заслуги.

На следующий день царь Индравами, приготовив все необходимое для совершения жертвоприношения, пригласил на него Победоносного. В этот день Победоносный на каждой из четырех сторон драгоценного пруда сотворил по восемь больших каналов. Вода тех каналов, вытекая из пруда, огибала его и снова вливалась в пруд. И в журчании текущей воды слышались звуки, говорящие о разнообразных сторонах Учения: о пяти трансцендентных способностях, о пяти трансцендентных силах, о семи членах духовного пробуждения, о восьмичленном благородном пути, о трех [вратах] освобождения, о шести трансцендентных способностях [архата], о шести парамитах, о великом милосердии, о великой доброте, о четырех безмерных качествах. Многие восприняли этот голос Дхармы и прониклись им, в результате либо стали на стезю становления буддой, либо обрели благо будущего рождения в высшей сфере богов, либо пошли путем совершения деяний, порождающих благие заслуги.

На следующий день царь Брахмадатта приготовил необходимое для жертвоприношения и пригласил всех на угощение. В тот день Победоносный, испустив из уст своих луч золотистого цвета, озарил сферу великой тысячи миров. И те живые существа, которых коснулся этот луч, избавились от трех ядов, пяти омрачений, обрели телесное и душевное спокойствие, уподобившись монаху, погруженному в третью дхьяну.

Многочисленные окружающие почтили чудесные качества Будды, а когда Победоносный изложил Учение, то многие либо породили помыслы о наивысшем духовном пробуждении, либо обрели благо рождения в высокой сфере богов, либо стали на стезю совершения деяний, порождающих благие заслуги.

На следующий день Личчхавы приготовили необходимое для жертвоприношения и пригласили всех на угощение. В тот день Победоносный сделал так, что многочисленные окружающие проникли в мысли друг друга и узнали про благие и неблагие дела каждого. Возрадовались все этому и восславили чудесные способности Будды. Из тех, которые внимали святому Учению Победоносного и проникли в его суть, многие вознесли моления об обретении буддства, об обретении духовного плода или о возрождении в высокой сфере богов.

На следующий день Победоносного пригласили на угощение члены рода шакьев. В тот день Победоносный силой волшебства сделал так, что каждый из присутствующих осознал себя вселенским монархом Чакравартином, обладающим семью различными драгоценными атрибутами и тысячью сыновей; монархом, которому высказывают глубокое уважение вассальные князья и сановники. Зря себя вселенским монархом Чакравартином, каждый преисполнился несказанной радости, и, когда им, радующимся, Победоносный всесторонне раскрыл и преподал Учение, все получили глубокое удовлетворение. Кто породил мысль о наивысшем духовном пробуждении, кто обрел благой плод, кто - будущее рождение в высокой сфере богов. И таких было несчетное число.

На следующий день Победоносного пригласил Индра. Был поставлен львиный трон, и Победоносный воссел на него. С правой стороны жертвенное подношение совершал Индра. С левой стороны жертвенное подношение совершал Брахма. Многочисленные окружающие сидели в полном молчании. Тогда Победоносный надавил рукой на львиный трон, тотчас оттуда раздался рев, подобный реву слона, и появились пять ракшасов, которые выхватили сиденья из-под шестерых учителей и разбили их вдребезги. А Ваджрапани, сжимая ваджру, наконечник которого извергал пламя, поднял его над головами шестерых учителей. Охваченные страхом, шестеро учителей бросились врассыпную. В трусливом смятении прыгнули они в реку, и им тут же настал конец.

Девяносто тысяч человек из окружения шестерых учителей прибегли к защите Будды и попросили - принять их в монашество.

- Придите во благе, - сказал им Победоносный.

И тут же волосы на их головах и лицах сами собой сбрились, и они стали монахами. Победоносный должным образок преподал им Учение, после чего они полностью очистились от скверны грехов, избавились от всех страданий и стали архатами.

Затем Победоносный из восьмидесяти тысяч пор своего тела испустил лучи, которые заполнили все небо. На кончике каждого луча он сотворил силой волшебства по большому лотосу. На каждом лотосе Победоносный силой волшебства сотворил нирманического будду с окружением, и каждый из этих будд проповедовал святое Учение.

Многочисленные окружающие, видя проявление таких сверхъестественных способностей, с большей силой, чем прежде, укрепились в мыслях о вере. И когда Победоносный должным образом преподал им святое Учение, одни породили помыслы о наивысшем духовном пробуждении, другие обрели духовный плод, третьи накопили духовные заслуги, предопределяющие божественное или человеческое, высшее, рождение. И таких было множество.

На следующий день Победоносного пригласил на угощение Брахма. Магической силой сотворил Победоносный свое тело необычайно большим. И сидел он, сверкающий, достигая сферы мира бога Брахмы, а его яркие лучи озаряли небо и землю, высветив все вокруг. Узрели окружающие это чудо и услышали слова Победоносного, который должным образом раскрыл и изложил им различные стороны Учения, в силу чего многие, породили помысел о наивысшем духовном пробуждении, обрели духовный плод. И не счесть было тех, кто заложил в себе основу для божественного или человеческого рождения, высшего из всех рождений*.

На следующий день угощение устроили четыре великих царя. В этот день Победоносный сделал многочисленных окружающих очевидцами того, как в каждой из стран четырех великих царей возникло по нирманическому телу Победоносного. Эти тела, испускавшие яркие лучи, заполнили собой области великих царей, вознесясь вплоть до вершины мира. Окружающие ясно увидели и отчетливо услышали, как нирманические будды должным образом преподали святое Учение. Возрадовались они еще больше и в силу должным образом преподанного Учения породили помысел о наивысшем духовном пробуждении и обрели духовный плод. И не счесть было тех, кто заложил в себе основу для божественного или человеческого, высшего, рождения.

На следующий день угощение для Будды устроил домохозяин Анантхапиндада. В тот день Победоносный сел, погрузившись в Майтрейя-самадхи. Восседая на львином престоле золотистого цвета, он сделал невидимым свое тело и, испустив сильный луч света, в чрезвычайно мелодичных словах раскрыл и подробно изложил святое Учение. Многочисленные окружающие, видя подобное, породили в себе помысел о наивысшем духовном пробуждении. Некоторые обрели плод пребывания на стадии невозвращения, некоторые произвели благую заслугу, предопределяющую их божественное или человеческое, высшее, рождение.

На следующий день пригласил Будду на угощение домохозяин Читра. В этот день Победоносный, сидя в позе Майтрейя-самадхи, испустил золотые лучи света, которые заполнили пространство сферы тысячи великих миров. Все живые существа, которых коснулись те лучи, полностью укротили помыслы, связанные с тремя ядами, и, породив мысль о милосердия, стали относиться друг к другу с любовью, подобной родительской или братской. Когда же Победоносный изложил различные аспекты Учения, то в силу этого окружающие породили помысел о наивысшем духовном пробуждении и бесчисленное множество их или стало пребывать на уровне невозвращения, или обрело духовный плод, или заложило благую основу для божественного или человеческого, высшего, рождения.

На следующий день пригласил Будду на угощение царь Шунцзингла. В тот день Победоносный, сидя на львином престоле, испустил из своего пупка два луча света.

На конце каждого луча появилось по лотосу. На каждом лотосе восседал нирманический будда. Каждый нирманический будда, в свою очередь, выпустил из пупка, по лучу света, которые, раздвоившись, также явили по лотосу с восседавшими на них нирманическими буддами. Так продолжалось до тех пор, пока вся сфера тысячи великих миров не заполнилась подобными магическими превращениями.

Многочисленные окружающие, видя такое, преисполнились великого удивления. Когда же Победоносный должным образом преподал им Учение, то множество присутствующих или породило помысел о наивысшем духовном пробуждении и стало пребывать на стадии анагаминов или обрело духовный плод, или благо божественного или человеческого, высшего, рождения.

На следующий день Будду пригласил на угощение царь Уттраяна. Царь Уттраяна рассыпал перед Победоносным цветы. Эти цветы тут же превратились в тысячу двести пятьдесят колесниц с драгоценными каменьями, которые озарили огромную сферу трех тысяч великих миров, и все воочию узрели это чудо. И тут Победоносный с той же непреложностью, как врач дает больному лекарство, изложил окружающим святое Учение.

В силу этого некоторые, породив помысел о наивысшем духовном пробуждении, стали пребывать на стадии анагаминов, а многие обрели благо божественного или человеческого, высшего, рождения.

На следующий день Будду пригласил на угощение царь Бимбисара. Победоносный перед этим сказал ему:

- Царь! Приготовь только посуду для кушаний.

Когда наступил полдень, посуда для кушаний сама собой наполнилась отменно вкусными, разнообразными яствами. Этих яств хватило на всех многочисленных присутствующих, которые, насытившись, обрели великий телесный и душевный покой.

Тогда Победоносный, ударив рукой оземь, сделал видимыми безмерные страдания, которым подвергались живые существа в восемнадцати адах для живых существ. И возопили те страдальцы:

- За какие грехи в прошлом мы терпим такие муки?

Многочисленные окружающие, видя и слыша подобное, так перепугались, что от страха у них волосы на теле встали дыбом, и все они породили мысль о сострадании. Когда же Победоносный должным образом преподал им Учение, сердца их преисполнились удовлетворения. Некоторые, породив помысел о наивысшем духовном пробуждении, стали пребывать на уровне невозвращения, многие заложили благую основу для божественного или человеческого, высшего, рождения.

В силу того что обитатели ада живых существ также узрели Будду и услышали его Учение, они также породили мысли о вере, благодаря чему истек срок их пребывания в аду и все они возродились бегами или людьми.

Тогда царь Бимбисара, преклонив оба колена, обратился к Победоносному с такими словами:

- Победоносный обладает тридцатью двумя [главными телесными] признаками. Соблагоизволь явить окружающим знак чакры, имеющейся на подошве ступни Татхагаты, поскольку другие телесные признаки видны воочию.

Тогда Победоносный вытянул ногу, и все многочисленные окружающие совершенно ясно увидали на ступне Победоносного знак магического буддийского колеса, так, словно оно было там нарисовано. Смотрели все довольные и не могли насмотреться. Тогда царь снова обратился со словами к Победоносному:

- Что за благую заслугу произвел Победоносный в прежнем рождении, если стал обладателем такого знака чакры? На это Победоносный отвечал:

- В давно прошедшее время, я сам практиковал десять правил, нравственного поведения и других также побуждал к этому, потому-то и стал обладателем такого ясно выраженного телесного признака.

Тогда царь опять спросил Победоносного:

- Будь милостив, Победоносный, и поведай, как ты сам практиковал десять правил нравственного поведения и каким образом побуждал к этому других.

- Слушайте внимательно, - отвечал на это Победоносный, - и хорошенько запоминайте, а я поведаю вам об этом.

Давным-давно, бессчетное число калп назад, в стране Джамбудвипе жил царь по имени Шинданимо. Подчинялось тому царю восемьдесят четыре тысячи вассальных князей, он владел ста тысячами городов, и было у него десять тысяч великих советников и двадцать тысяч жен и наложниц. Но не было у царя сына, и это чрезвычайно огорчало его. "Нет у меня престолонаследника", - думал он, подавленный горем.

Приносил царь жертвы всем богам и духам-хранителям, отчего хоть и поздно, но понесла все же его главная жена по имени Суливала. По истечении должного числа месяцев она родила сына - необычайно красивого мальчика замечательного телосложения. Волоски на его теле испускали лучи света, и он выделялся среди прочих своим благородным обличьем. Царь проникся нежной любовью к сыну и не мог на него наглядеться.

Когда ребенка показали толкователю примет, то тот, сопоставив хорошие и дурные признаки, сказал, исполненный радости:

- Ребенок этот поистине чудесен. Приметы мальчика свидетельствуют о том, что он станет господствовать над четырьмя сторонами света.

Царь безмерно обрадовался и сказал толкователю примет:

- Дай ребенку имя!

Тогда толкователь спросил царя:

- Какие примечательные знамения явились в то время, когда мальчик находился в утробе матери? Царь отвечал:

- Мать ребенка в тот период стала необычайно умной, мягкосердечной и находила радость в наставлении всех на путь благих деяний.

И толкователь примет нарек ребенка именем Шерэпъо, или "Луч мудрости". Царь назначил сына престолонаследником. Ребенок рос понятливым, умным и превосходил других своими достоинствами.

Пришло время, и истек срок жизни царя-отца. Советники попросили царевича стать на царство, но тот сказал:

- Я не могу быть царем. Но советники взмолились:

- Царевич! Только что умер великий царь, и некому, кроме тебя, стать царем. Кого же посадить на престол, если не царевича?!

И сказал им царевич:

- Обитатели этого мира следуют неправильному, греховному учению мары. Если я буду карать их наказаниями да казнями, то возьму на себя немало греховных дел. Так вот, если все люди станут следовать пути десяти правил нравственного поведения, то я соглашусь быть царем.

- Это очень хорошо, - сказали советники, - взойди на трон и властвуй, а мы отдадим приказ, чтобы все люди следовали пути десяти правил нравственного поведения.

Тогда царевич вступил на престол, а все люди его страны по приказу сановников единодушно стали следовать пути десяти правил нравственного поведения.

Не по себе тут стало владыке демонов-мар. Чтобы сделать порочным царское правление, он написал вассальным князьям от имени царя письмо, где было сказано: "Ранее был отдан приказ о практике нравственного поведения. Нравственное поведение хотя и практиковалось, но результатов не принесло, и, кроме страданий, никакой пользы не было. Поэтому впредь свободно и в соответствии со своими желаниями практикуйте десять правил безнравственного поведения"*.

Получив такое послание, вассальные князья удивились и подумали: "Почему же великий царь побуждает к совершению греховных деяний? Это недостойно". Недовольные, они высказали свои мысли царю. Царь, услышав подобные речи вассальных князей, удивился и испугался.

- Я не отдавал такого распоряжения, - сказал он, - откуда взялось подобное?

Как-то раз царь следовал к себе, размышляя по пути: "Изменилась ли карма моих многочисленных подданных?" В это время владыка демонов-мар принял обличье человека, сидевшего в огромной пылающей яме около дороги и издававшего жалобные звуки от нестерпимых страданий. Услышал эти звуки царь, подошел к яме и спросил:

- Ты кто?

И человек ответил следующее:

- В прежнем рождении я наставлял людей на путь десяти правил нравственного поведения. Ныне терплю за это столь жестокие мучения.

Тогда царь сказал:

- Учение не имеет отношения к тому, что побуждающий к практике нравственного поведения оказался терпящим такие мучения. Пусть ты и терпишь подобные мучения из-за побуждения к практике нравственного поведения, но обрели ли духовный плод те, кто после побуждения к практике нравственного поведения претворяли это поведение в жизнь?!

- Да, - прозвучал ответ, - они обрели духовный плод. Лишь тот, кто призывал к практике нравственного поведения, терпит такие муки.

Услышав это, царь возрадовался и сказал:

- Если известно, что другие люди обрели духовный плод, то мучения терпеть легко и нет причины раскаиваться в содеянном.

Царь демонов-мар, услышав такие слова, моментально сделал невидимым свое наваждение.

С тех пор царь стал повсеместно призывать жителей своей страны следовать пути десяти правил нравственного поведения. Царские подданные в свою очередь, к благу прилепились. Они не грешили ни телом, ни речью, ни помыслом и громко восхваляли достоинства своего царя.

Уже тогда стал тот царь обладателем золотого магического колеса и прочих семи драгоценностей*. Он посетил все четыре континента и с усердием наставлял живые существа на путь добродетели.

Великий царь того периода, отец царевича, - это ныне мой отец Шудходана. Мать царевича того периода - это ныне моя мать Махамая. Царевич же Шерэпъо, который множество людей наставил на путь десяти правил нравственного поведения, - это ныне я сам.

В то время, в том рождении, я сам следовал пути десяти правил нравственного поведения и других побуждал идти по этому пути. Поэтому на подошвах моих ног появился образ магического колеса с тысячью спиц.

После этого царь Бимбисара снова обратился к Победоносному со следующими словами:

- Шестеро учителей, будучи привержены к подношениям и славе, завистливые помыслы в себе породили. Не соразмерив сил, они вызвали Победоносного на состязание в искусстве магических превращений, сказав при этом: "На одно магическое превращение, Победоносным сотворенное, мы покажем два".

Но Победоносный показал столько магических превращений, что уму непостижимо, а шестеро учителей не смогли показать и одного. Изумленные и пристыженные, они бросились в реку [и погибли]. Мне думается, что покойные, охваченные великим безумием, пребывали в ослеплении.

И сказал тогда Победоносный:

Великий царь! Это не единственный случай, когда шестеро учителей, ради подношений и славы желая со мной состязаться, потеряли свои жизни. И в давно прошедшие времена они пытались со мной состязаться и тоже расстались с жизнями.

Тогда царь Бимбисара преклонил колени и обратился к Победоносному с такой просьбой:

- Прошу поведать нам, как в давно прошедшие времена Победоносный состязался с этими шестерыми учителями.

- Великий царь, - отвечал Победоносный, - сохрани услышанное навсегда в своей памяти.

В давно прошедшие времена, бесчисленное количество калп назад, в стране Джамбудвипе жил царь по имени Махашакули, которому подчинялось пятьсот вассальных князей. У того царя хотя и было пятьсот жен, но не было сына - продолжателя рода и наследника. Поэтому царь, охваченный скорбью, постоянно думал: "Я уже состарился, но нет у меня сына - продолжателя рода и наследника. Если я умру, то вассальные князья не захотят подчиняться один другому и пойдут друг на друга войной. И живые существа безвинно погибнут, и в царстве наступит смута".

Владыка богов Индра, издали увидав, что тот царь погружен в скорбь и задумчивость, спустился с небес и, приняв обличье лекаря, пришел к царю.

Царь, почему ты так мрачен и нерадостен? - спросил он. И царь рассказал ему о своих печальных думах. - Тогда божественный лекарь сказал царю:

- Царь, не печалься! Я схожу ради тебя на снежную гору и соберу там различные снадобья. Если дать эти снадобья женам, то каждая тут же понесет.

Услышав такие речи, царь подумал: "Эти слова рассеивают мою скорбь" - и сказал:

- Лекарь! Если ты сможешь совершить такое чудо, то будет просто замечательно.

Тогда божественный лекарь пошел на снежную гору, набрал там много различных лекарственных растений, принес их во дворец, вскипятил эти растения в молоке и дал то молоко главной супруге царя. Сам же вернулся в небесную обитель.

Главная супруга царя понюхала лекарство, оно ей не понравилось, и она не стала, его пить. Снадобье выпили младшие жены, и каждая в скором времени понесла.

Рассказали они об этом главной супруге царя, та раскаялась и, сокрушаясь, - спросила:

- Осталось сколько-нибудь того снадобья?

- Нет, не осталось, - ответили ей.

- А не осталось ли немного осадка после того снадобья? - снова спросила она.

- Осадок остался, - сказали главной супруге царя младшие жены.

Тогда главная супруга царя вскипятила в молоке осадок снадобья и выпила его, после чего вскоре также понесла.

Другие жены царя, которые выпили лекарство раньше, по истечении должного числа месяцев родили каждая по одному на редкость красивому мальчику. Чрезвычайно обрадованный царь только и думал, когда же и главная супруга родит царевича.

По истечении должного числа месяцев главная супруга царя также родила сына, мальчика очень нескладного и некрасивого, похожего на обрубок дерева. Опечаленные царь и царица дали своему сыну имя Дондум, что означает Чурбан.

Когда царские дети достигли положенного возраста, они поженились, только царевич Дондум оставался холостым.

Как-то раз один иноземный царь во главе войска приблизился к границе царства царя Махашакули. Пятьсот царевичей, также собрав военные отряды, выступили против иноземного войска. Но в сражении они были разбиты и, спасаясь бегством, вернулись во дворец. Царевич Дондум спросил старших братьев:

- Почему вы бежали в таком страхе? Старшие братья ответили:

- Вместе с войсками мы вышли против иноземной армии, но в завязавшейся битве были разбиты и потому бежали. Тогда царевич Дондум сказал:

- Такой враг не может взять над нами верх. Принесите мне лук и рог нашего деда, которые лежат на жертвеннике. Я выступлю против них.

А дед царевича был Чакравартином. За луком пошло множество людей. С огромным трудом они надели тетиву на лук* вселенского монарха и принесли его царевичу. Царевич взял лук, натянул тетиву и спустил ее. Громом на сорок йоджан в округе отозвалась спущенная тетива. Затем царевич Дондум взял рог и лук и нашел на врагов. Не доходя до вражеского стана, он затрубил в рог. И как только иноземные враги услышали могучие, точно гром с небес, звуки рога, они пришли в ужас и в панике разбежались кто куда.

Когда царевич Дондум вернулся во дворец, желанным и любимым стал он царю и царице, и они подумали о том, чтобы найти для него жену.

В те времена у царя по имени Лишивадза была дочь. Прослышав, что эта девушка на редкость хороша, царь Махашакули послал гонца просить ее к себе в невестки. При этом он велел сказать отцу девушки, что его зятем будет самый красивый из царевичей. И царь согласился отдать свою дочь

Обрадованный царь Махашакули приготовил все необходимое для приема невестки. Он послал царевича Дондума навстречу ей, однако приказал ему:

- Днем не показывайся своей жене, бывай с ней только ночью.

Как-то раз та девушка встретилась с другими невестками, и каждая из женщин стала рассказывать о достоинствах своего мужа. Жена царевича Дондума тоже похвалила своего мужа, сказав при этом:

- Мой муж отважен и силой не уступит лучшему воину, и вместе с тем у него очень нежная кожа.

- Ну, ты уж нам не рассказывай, - обрушились на нее другие невестки, - твой муж безобразен, похож на чурбан, так что если ты увидишь его днем, то испугаешься.

Жена царевича Дондума запомнила слова невесток. Ночью, когда муж заснул, она зажгла лампу, посмотрела и увидала, сколь безобразен царевич. Придя в ужас, она тут же собралась и убежала в страну своих родителей.

Ранним утром Дондум узнал о бегстве молодой жены. Опечалился он, взял рог и лук и отправился за женой в ее страну. Придя туда, он поселился у одного советника.

Тем временем шестеро вассальных князей, прослышав, что у царя Лишивадза красавица дочь, прибыли каждый в сопровождении войска домогаться царевны. Удрученный царь Лишивадза, собрав советников, сказал:

- Если отдать дочь одному князю, то другой придет в ярость. Как сделать так, чтобы избавиться от всех врагов? Один советник сказал:

- Надо разрубить дочь на куски и послать каждому князю по куску, тогда все будут довольны. Другие советники заявили:

- Лучше обнародовать указ, гласящий: "Тот, кто сможет выгнать вражескую рать, получит в жены дочь и полцарства в придачу".

Царь внял этому совету и обнародовал такой указ. Тогда царевич Дондум взял лук и рог, вышел за город, где находилось вражеское войско, и едва он натянул лук, затрубил в рог, как все пришедшие рати объял такой ужас, что они потеряли всякую способность вести бой. Тут царевич ворвался в ряды иноземных войск, отрубил головы шестерым князьям, забрал их короны, а войска взял под свою руку.

Обрадованный, царь Лишивадза отдал царевичу дочь в жены и титуловал его великим царем. А тот, объединив владения шести вассальных князей, вместе с войском и женой возвратился в свою страну.

Отец царевича, прослышав про возвращение сына, вышел его встречать и намеревался вручить царевичу бразды правления. Но царевич отказался и зажил, как прежде, со своей женой.

Как-то раз Дондум спросил жену:

- Почему ты меня бросила и убежала?

- Ты настолько безобразен, что я подумала, что ты не человек, испугалась и убежала, - отвечала та.

Тогда царевич взял зеркало, посмотрелся в него и, узнав, сколь он безобразен, не захотел больше видеть своего тела, опечалился и пошел в глубь леса, намереваясь покончить с собой.

Владыка богов Индра, издалека увидав все это, явился перед царевичем и спросил:

- Почему ты собираешься умереть? Рассказал ему царевич все как есть. Тогда Индра ободрил его и вручил ему драгоценный талисман, сказав при этом:

- Носи этот талисман всегда на темени и будешь так же красив, как и я.

Царевич положил талисман на темя и тут же обрел тело, ничего общего не имеющее с прежним своим телом.

После этого Дондум вернулся во дворец и взял лук и рог, собираясь идти на прогулку. Жена, не узнав его, крикнула:

- Кто ты? Не трогай эти вещи! Придет мой муж, худо тебе будет.

- Я и есть твой муж, - сказал царевич жене. Жена не поверила,

- Мой муж очень безобразен, - сказала она, - а ты выглядишь таким красавцем. Как же ты можешь быть моим мужем?

Царевич снял талисман с темени и тут же снова стал безобразен. Увидав это, его жена очень обрадовалась и спросила:

- Как это случилось?

Царевич подробно поведал ей обо всем, и с этого времени зажили супруги в любви и согласии. Царевич же изменил свое имя Дондум, или "Чурбан", на имя Солешэн, или "Ото всех отличный".

Как-то раз подумал царевич: "Построю-ка я себе с помощью войска дворец". Подумав так, он выбрал ровную и широкую площадку и приказал построить там дворец. Тогда четверо царей нагов обернулись людьми и спросили:

- Из чего ты будешь строить дворец?

- Из земли, - отвечал им царевич.

- А почему не из драгоценных материалов? - опять спросили четверо царей нагов.

- Дворец должен быть очень большим, - сказал им царевич, - откуда же я возьму столько драгоценных материалов?

- Мы подарим, - промолвили четверо царей нагов. С четырех сторон постройки сотворили они с помощью волшебства четыре родника и сказали:

- Все, что зачерпнешь из восточного родника, превратится на стройке в ляпис-лазурь. Все, что зачерпнешь из южного родника, станет золотом. Все, что зачерпнешь из западного родника, превратится в серебро. Все, что зачерпнешь из северного родника, превратится в хрусталь.

Так оно и случилось. Царевич черпал воду из родников, а она, как и говорили цари нагов, превращалась в драгоценные материалы.

Сначала построили околодворцовую стену длиной в четыреста йоджан. В пределах стены возвели дворец окружностью в сорок йоджан. Потом построили дома, насадили деревья, из четырех драгоценных материалов устроили пруд для омовений. И был тот дворец необыкновенной красоты, подобный дворцу богов.

Сразу же после завершения строительства дворца превратился царевич в обладателя семи драгоценностей*, правящего четырьмя континентами и распространяющего повсюду добродетели.

Великий царь! Царь Махашакули того времени есть ныне мой отец, царь Шудходана. Царица же та - моя мать Махамая. Безобразный царевич - это ныне я сам. Его жена - это ныне Праджапати. Отец жены - будда Кашьяпа. Шестеро вассальных князей, которые привели войско, домогаясь дочери царя Лишивадза, - это и есть шестеро нынешних учителей. В то время, в тот период жизни, они также вступили со мной в схватку, но я их всех умертвил, а их войско взял под свою руку. И вот ныне из-за подношений и славы они завистью воспылали, захотели со мной состязаться. Но, не свершив ни одного магического превращения и видя, что их желания не сбылись, они утопились в реке. А их нынешние последователи численностью в девяносто тысяч человек также пришли под мою руку и стали моими духовными последователями. Тогда царь Бимбисара спросил Победоносного:

- В силу какого состояния благих заслуг в прошлом царевич Дондум был и могуч и безобразен?

- Все имеет свою причину и следствие, - сказал Победоносный, - и я укажу их.

Давным-давно, бесчисленное и безмерное количество калп тому назад, в стране Джамбудвипе, в земле Варанаси, в местности, именуемой "Гора отшельников", обитал один пратьекабудда. Как-то раз пратьекабудда заболел, и ему потребовалось для лечения болезни лить сурепковое масло. Пришел пратьекабудда в семью маслодела и попросил сурепкового масла. Маслодел разозлился на пратьекабудду и скверно обругал его, сказав:

- Ты, с головой как чурбан, с ногами и руками как чурки, ни к какому делу не приспособленный, существуешь только нищенством.

Однако дал ему все-таки отстой от масла. Пратьекабудда взял отстой от масла и, выходя из ворот, встретился с женой маслодела. Жена маслодела, чтя пратьекабудду, спросила его:

- Достойнейший, ты откуда идешь и что собираешься делать с этим отстоем от масла?

Пратьекабудда все ей откровенно рассказал. Тогда жена маслодела позвала пратьекабудду назад, ввела его в дом, взяла у него чашу для сбора подаяния, наполнила ее маслом и, вручив чашу пратьекабудде, сказала своему мужу:

- Ты совершил большой грех, дав этому достойному человеку лишь отстой от масла. Чистосердечным раскаянием искупи свою вину!

Муж осознал вину и чистосердечно раскаялся, чтобы очиститься от греха. После этого супруги в один голос обратились к пратьекабудде со следующими словами:

- Благородный! Если тебе и впредь понадобится масло, то всегда приходи к нам.

Пратьекабудда постоянно стал брать масло в той семье и, чтобы отблагодарить супругов за содеянное, показал им различные магические превращения.

Поднявшись в небесную высь, он изверг воду, испустил огонь, показал другие магические превращения. Супруги, преподнесшие пратьекабудде масло, видя подобное, еще больше обрадовались и преисполнились веры. Маслодел сказал своей жене:

- Да будет нашей совместной та благая заслуга, которую ты обрела, поднеся масло. Где бы ни родились, да будем мы всегда мужем и женой.

- В силу того что ты этого великого человека обозвал скверными словами, дал ему лишь отстой от масла, чувства веры к нему не имел, в любом рождении будешь крайне безобразным. Как же выйду я за тебя замуж?

На это маслодел возразил:

- Всю жизнь я тяжело тружусь, изготовляя масло. Почему же ты не хочешь разделить со мной благой плод твоего деяния? Нет, как бы то ни было, мы всегда будем супругами.

Жена маслодела сказала:

- Но если мы и станем супругами в будущем рождении, то из-за твоего великого безобразия я тебя оставлю и ночью убегу.

- Если ты убежишь, - возразил ей муж, - то я последую за тобой, снова заполучу тебя и вернусь с тобой назад.

Так поговорив друг с другом, они препоручили пратьекабудде свою телесную и духовную судьбу, выразив глубокое раскаяние в содеянном. Тогда пратьекабудда сказал супругам следующее:

- Вы, оба супруга, дали мне масло и вылечили мою болезнь, поэтому произнесите желание, и оно сбудется.

Супруги очень обрадовались и, преклонив колени, выразили следующее горячее желание:

- Пусть мы оба - муж и жена - во исполнение этого желания, где бы ни родились, в мире ли людей или в мире богов, всегда будем соединены друг с другом.

Великий царь! В той жизни, в то время, маслодел тот и был царевич Дондум. Жена маслодела была супруга царевича. Маслодел из-за того, что в то время непристойно выразился, уподобив пратьекабудду чурбану, и дал ему лишь отстой от масла, во всех следующих рождениях имел крайне безобразный облик. В результате последующего раскаяния и подношения хорошего масла позднее во всех рождениях облик его стал красивым и привлекательным. Вместе с тем из-за пожертвования масла он во всех рождениях был наделен великой силой, которой никто не мог противостоять. Благодаря той благой заслуге он стал вселенским монархом - Чакравартином, владыкой четырех континентов и наслаждался всеми благами, которых он только желал. Отсюда видно, что последствия как благих, так и дурных деяний никогда не исчезают. Поэтому надо строго следить, чтобы не согрешить ни телом, ни речью, ни мыслью.

После того как царь Бимбисара и другие цари, сановники и свита, боги и наги услышали эту историю, поведанную Победоносным, некоторые обрели духовный плод вступления в поток одного возвращения, невозвращения и архатства, некоторые взрастили благие корни для становления пратьекабуддой, некоторые, породив помысел о наивысшем духовном пробуждении, стали пребывать на стадии анагаминов. И все окружающие несказанно радовались словам Победоносного.

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ