Учебник офицеров царской армии (1897г.). Сущность жизни. Мир Людей

Учебник офицеров царской армии (1897г.). Сущность жизни. Мир Людей

Создавши так премудро мир духовный, Бог помыслил создать мир людей. До сотворения людей Бог уготовил им обиталище, в котором каждый мог бы найти все то, что удовлетворило бы его и сделало бы счастливым.

Для проявления жизненной деятельности людей Господь Бог создал миры материальные, всевозможных состояний материй, от самого грубого до полуматериального и даже до совершенно эфирных разреженностей.

Эти материальные миpы были созданы Богом столь совершенными, как Сам Бог совершен, и столь разнообразными, как разнообразны потребности жизненных испытаний, призванных к жизни существ. Условия жизни на этих мирах способны были удовлетворить всевозможным развитиям существ, всевозможным добродетелям и даже святости. Число материальных миров неисчислимо велико, ибо они в состоянии вместить в себе целый сонм сотворенных Богом существ и дать каждому возможность жизни и все средства к самоусовершенствованию и к достижению Богоподобия.

Поэтому так и обширна вселенная со всеми ее видимыми и невидимыми нами мирами. Для нас она безконечна, неизмерима, непостижима и необъятна.

Взгляните на небо в темную, чистую, звездную ночь и чем внимательнее будете вы вглядываться в небесную глубь, темь большее число звезд будет притягивать ваш взор. Одна звезда будет покрывать другую, а местами вы разглядите целые сотни звезд, слитых вместе, и небо в этих местах покажется вам сплошь усеянным разными, более или менее сильными, огнями. Самые отдаленные звезды, которые удавалось видеть астрономам при сильном вооружении глаза, находятся в некоторых туманных пятнах. Свет их достигает земли через 5 миллионов лет, пробегая ежесекундно 300.000 верст. Это пространство очень велико— нет сил представить ceбе его. Все самое пылкое человеческое воображение и самые высокие умы не в силах вместить в себе понятие о таком пространстве. Однако, эти, хотя и очень отдаленные звезды, не составляют предела небесных расстояний - эти звезды показывают лишь предел познаваемости человеком вселенной, но далеко не самый предел вселенной.

За этими звездами мы уже дальше не видим, ибо не имеем к тому достаточно средств, ни наш взор, ни телескопы не в состоянии открыть нам звезд, лежащих по ту сторону этих туманных пятен. Но несомненно, что вселенная ими не ограничивается и идет неизмеримо дальше, во много миллионов раз дальше, и мы, положительно, не имеем возможности никакими своими средствами дойти до конца этого безконечного звездного пространства.

Однако, как бы ни была велика вселенная, можем ли мы допустить, чтобы она была безконечна в том строгом математическом и абсолютном смысле, в котором принято понимать слово: "безконечность?" Математическую безконечность нельзя составить из конечных величин, она не соизмерима никакой большой величиной и как бы величина или число ни были бы огромны, они все же никогда не составят безконечности, ибо безконечностъ не имеет ни предела, ни конца... Поэтому понятно, что вселенная не может быть безконечна в этом абсолютном смысле. Чтобы измерить вселенную, надо определить количество вещественных миров и измерить реальное между ними расстояние; как число этих миров, так и расстояние между ними может быть исчислено, если не людьми, то существами, стоящими выше людей. Складывая эти величины между собой, мы всегда будем получать числа, но никогда не безконечность. Если бы силы знания людей, их разум, чувства и инструменты были бы совершеннее, они безспорно могли бы определить величину вселенной. Может быть, у людей не достало бы бумаги для исчисления величины вселенной, может быть, на всей земле не нашлось бы достаточно места, чтобы написать столь длинную цифру, как объем и поперечное сечение вселенной,— но эти величины еще не были бы безконечностью, ибо не измерялись бы цифрами. Одним словом, как ни велика вселенная, однако, она должна занимать одно определенное место в пустом пространстве, которое окружает ее, она должна иметь предел и границу, дальше которой ее нет, нет и миров, и нет жизни.

Совершенно тоже мы должны сказать о числе сотворенных Богом духовно-разумных существ, для которых сотворены миры. Число этих существ, получивших жизнь от начала веков, получающих ее в настоящее время и имеющих получить в будущие времена—велико, поражающе велико... оно, в полном смысле, неисчислимо и необъятно не только что для нас, но и для ангелов! Однако, оно не может быть безконечно, говоря о безконечности в абсолютном смысле, ибо оно состоит из единиц. Если люди и ангелы не в силах написать его, то это еще не значить, что оно безконечно, ибо Бог знает в точности число Им облагодетельствованных существ и знает, в какое время каждый из них достигнет блаженных обителей и вернется к Нему, Творцу своему.

Как планеты духовного миpa окружают со всех сторон обитель Бога Живого—это сосредоточие всего сущего, и цель стремления всего доброго и разумного,—так точно и вселенная окружает Ее со всех сторон, но отстоят только от Нее на громадном пространстве. Ближайшие материальные солнечные системы отстоят от планет духовного мира в тысячи раз дальше, чем каждая из солнечных систем вселенной отстоит от своих соседок, таких-же солнечных систем, как она сама. Таким образом, все видимое нами небо образует гигантский звездный купол храма Господня и не менее обширное шарообразное подножие ног Его, в центре которого пребывает Сам Бог, Творец вселенной, во всей славе Своей, окруженный легионами слуг и ангелов Своих.

Этот второй, уже гораздо менее лучезарный, ореол славы Божьей так велик, что никаких средств человек не имеет себе представить и охватить его величину. Однако как бы ни был он велик, но как всякое вещество, сколько бы его ни было, как бы его количество ни было велико, обширно, неисчислимо и необъятно — оно должно подчиняться условиям времени и пространства. Оно должно иметь начало и конец своего существования, оно должно иметь предел своей протяженности. Предел протяженности вселенной, действительно существует. Как есть границы, ближе которых материальные солнца не приближаются к Святая Святых вселенной, так и есть такая предельная по всем направлениям отдаленность, дальше которой они не удаляются от нее и где кончается небосклон видимых, нам людям, звезд. Дальше этого предела нет Божественного благословения, дальше следуют безконечные пустые пространства, дальше царствует непроглядный мрак, леденящий холод и вечная смерть.

Все видимые нами звезды на небе еще не дают нам понятия о числе обитаемых людьми материальных планет. Все эти звезды суть солнца своих планетных систем и ни одно из них не обитаема людьми, но каждое это солнце, как и наше солнце, окружено материальными планетами всевозможных степеней плотности, и на них то именно и переживают свои жизненные испытания духовно-разумные существа всевозможных духовных, нравственных и умственных качеств и развитий. Число материальных планет, окружающих каждое солнце, весьма различно, наше солнце окружено восемью большими планетами, совершающими свой правильный кругооборот вокруг него, в других солнечных системах их больше, есть системы, где их меньше.

Вообще говоря, ни одна солнечная система не похожа на другую, все имеют свои особенности, отличающие их одну от другой и от нашей. Есть системы с двумя и тремя солнцами, есть солнца, светящие другим огнем, есть солнца, периодически изменяющие силу своей теплоты, есть солнца потухающие, есть разгорающиеся, и все это разнообразие очагов планет не может не отражаться на условиях жизни людей. Ибо каждая особенность изменяет весь характер физических, химических и метеорологических явлений и дает жизнь на каждой планете свою собственную, совершенно не схожую с другими планетами. Нет во вселенной двух одинаковых планет, как нет двух одинаковых листьев на одном и том же дереве. Планеты также разнообразны, как свойства характера и развития духовно-разумных существ, предназначенных для жизни на них.

Вместе с тем все эти планеты имеют очень много схожего между собой— это их назначение и та основная цель, для которой они созданы и так премудро, разнообразно устроены. Поэтому, разбирая планеты с чисто философской точки зрения, мы должны сказать, что они абсолютно тождественны, ибо принцип самоусовершенствования составляет причину их существования.

Так как человеку не дано знать всех тайн премудрости Божьей, то он должен ограничиться одним общим пониманием природы вещей. Общее же понимание о каждой отдельной солнечной системе он может получить, изучая свою собственную солнечную систему. Вот о ней чрезвычайно важно человеку уметь составить себе ясное представление, ибо поняв ее, он поймет все остальные.

К сожалению надо сказать, что даже из весьма интеллигентных людей, знающих основные начала астрономии, найдутся такие, которые не составляют себе наглядного представления об огромнейших межпланетных расстояниях и об относительной разнице их. Всякий раз, когда имеешь дело с биллионами, триллионами и квадриллионами верст, то все эти громадные величины оставляют в воображении впечатление какой-то роковой пустоты и сливаются в какую-то однозначащую ничего нашему представлению не открывающую величину, а на многих они производить впечатление чего-то чуждого человеческой ограниченной природе—какое-то головокружение.

Поэтому, чтобы напомнить читателю, не ясно себе представляющему строй солнечной системы, мы позволим себе дать скромный миниатюр солнечной системы в величину доступную нашему представлению: Он, конечно, не расширить знания, но не может не восстановить в памяти то, что давно знал каждый, чего мы, именно, в настоящее время и добиваемся.

Чтобы нагляднее представить себе отношение величин и расстояний между различными частями солнечной системы, сделаем геометрический чертеж.

Выберем ровное место, но достаточно просторное, например, большой красивый луг, поместим посреди него шар, имеющий 2, 1/2 аршина в диаметре и вообразим себе, что это солнце. Кругом его представим себе двигающимися восемь планет. Если мы приняли солнце в 2, 1/2 аршина в диаметре, то, сохраняя тот же масштаб, мы должны изобразить ближайшую к нему планету Меркурий не более, как просяное семя, летящим кругом солнца в расстоянии 10 сажень.

Вторая планета солнечной системы есть Венера. Сохраняя везде тот же масштаб, мы должны изобразить ее не более, как горошиной, вертящейся кругом солнца, в расстоянии 17 сажень.

На окружности, начертанной радиусом в 25 сажень, поместим горошину немного покрупнее. Это может изображать нашу тщеславную землю, жители которой так еще недавно думали, что все Творчество Всемогущего Бога ограничивается только ими одними, и что будто бы обитаема она одна, полагая, что на других планетах не может быть жизни, ибо нет таких условий, при которых они привыкли видеть жизнь.

Продолжая чертить наши круги дальше, опишем следующую окружность радиусом в 40 сажень и поместим очень малую горошину или перечное зерно. Это будет четвертая планета—Марс.

На окружности 130 саженого радиуса положим апельсин—это Юпитер.

Между Марсом и Юпитером нам надо было бы провести до сотни кругов и положить на каждую по песчинке — это были бы астероиды, или одна когда то разорванная планета.

На окружности радиуса в 250 саженъ положим мандарин — это будет Сатурн.

Уран изобразим крупной вишней, вертящейся кругом солнца на расстоянии одной версты.

Последнюю планету солнечной системы нам придется отдалить от нашего солнца на расстоянии полутора верст и заменить ее обыкновенной сливой.

Если бы желали выразить в таком масштабе расстояние от нашего солнца до ближайшей звезды (звезда А в созвездии Центавра) или солнца другой самой близкой от нас солнечной системы, то пришлось бы поставить шар в 1,1/2 аршина в диаметре на расстоянии 22000 верст от нашего солнца. Так удалены одна от другой солнечные системы, и все они несутся с необыкновенной быстротой в строгом порядке по величественным пространствам вселенной, и Одному Богу известно направление этого рокового полета. Один Бог знает, куда Он направит каждую из них, люди же до сих пор еще не могут себе составить ни малейшего о том предположения.

Таков вид в миниатюре того уголка вселенной, который предназначен для жизни нам людям земли, и на котором, мы обязаны выказать наши добрые качества, наше смирение и покорство Богу. Все планеты находятся в непрерывном движении кругом солнца в плоскости его экватора с разными скоростями. В нашей миниатюре это движение выразилось бы следующим образом: Мекурий совершал бы свой путь кругом солнца в l,1/2 минуты, Венера в 3, 2/1, минуты, земля в 6 минут, Марс в 11,1/2, минут, Юпитер в 1 час и 12 минут, Сатурн 3 часа, Уран в 8,1/2 часов, Нептун в 16,3/ 4 часа *.

Живя на нашей земле, этой малейшей песчинке вселенной, мы видим ближайших соседок наших, планет нашей системы, Меркурия, Венеру, Марса, Юпитера, Сатурна роскошнейшими светилами, блистающими на небосклоне, наравне с постоянными звездами или солнцами других систем. Мы любуемся или задумываемся над ними и спрашиваем себя: обитаемы ли эти планеты? есть ли люди на них? похожи ли они на нас? какие условия сопровождают жизнь этих существ? и всевозможные подобные вопросы остаются непременно без ответа, если захотеть отыскать ответы на эти вопросы в нашей позитивной науке. Наш позитивизм неумолим в этом отношении, он никогда не занимался обитаемостью планет и не знает даже, есть ли органическая жизнь на них. Он рассматривает планеты, как неорганические тела, получившие некогда толчок, который сообщил им самостоятельное движение совершенно независимое от окружающей их среды и с тех самых незапамятных времен летят они со страшнейшей быстротой, находясь будто бы, безусловно, под влиянием этого толчка. Это поступательное движение планет превращается в круговращательное вокруг солнца другой силой, притягивающей планеты к солнцу. Наука утверждает, что только эти две силы служат причиной полета планет и что болыших сил в природе и других причин, влияющих на полет и на направление полета, совершенно нет. Одна сила толкнула планету миллиарды лет тому назад и будто бы по одной инерции летит она до сих пор и будет вечно лететь. Другая сила будет вечно держать планету как бы на привязи и не позволить ей удалиться от солнца.

Как ни проста эта научная теория, как ни кажется она наглядной на первый поверхностный взгляд, однако, она заключает в себе целый ряд недоразумений, если мало-мальски вникнуть в суть дела. Она даже в научном смысле, не логична и абсолютно невозможна в действительности, в чем легко убедится каждый, кто только позволить себе критику ее и здраво посмотрит на факты. Наука же не будет даже отвечать вам на ваши возражения или на возрождающиеся в нашей голове сомнения. Она самым циническим образом будет указывать на математическую формулу тяготения, подобранную Ньютоном, и скажет, что: „математика не в силах ошибаться - следовательно, теория наша верна и никаким сомнениям нет места". И под защитой подобного рода принципа уже 3 столетия коснеет в науке все тот же взгляд на тяготение планет. И никто из посвященных в позитивизм не смеет прикасаться к нему, несмотря на ежедневный прогресс науки в других параллельных отраслях знания, открывающий еще яснее всю несостоятельность этого застарелого учения о тяготении.

Ньютон, действительно, дал математическое разъяснение силы тяготения, он сделал то великое обобщение, которое существует между падением яблока и движением луны и планет, но он никогда не высказывал, чтобы сами силы могли произвольно одна толкать, другая притягивать. В совершенную противоположность тому он выразился, что „естественные законы природы представляют постепенно и во всем следы мудрейших целей, но нигде и, ни в чем не удавалось нам подметить и следа необходимости". Следовательно, причину движения планет он видел не в математической формуле, но в высшей Воле, управляющей вселенной.

Позитивисты говорят, что Ньютон открыл: „гармонию мирового целого". Это совершенно, правда, но это целое надо понимать совершенно не так, как они понимают. Ньютон говорил, что движение атомов производится через посредство всепроникаемой тончайшей материи по законам удара, причина которого скрыта от нас. Еще со времени самого Ньютона, это его учение было принято учеными того века так, что будто бы частицы масс направляют свое движение, следуя сами, автоматично, математическому закону без всякого посредства материального посредника и без всякой разумной причины, управляющей движением. Такое разъяснение силы тяготения Ньютон считал „такою великой безсмыслицей, которой не может вместить ни одна философски мыслящая голова" — как выразился он сам в своем письме к Бентли в 1693 году. И эта великая безсмыслица еще не исправлена наукой до сих пор и, совершенно в том виде, как она была при Ньютоне, служит не зыблимым основанием для дальнейших научных выводов. И на ней до сих пор ученые устанавливают свое мировоззрение на движение планет, на их плотность и на все условия их существования.

И в самом деле, как можем мы понять, что тело, которое летит с быстротой 108000 верст в час или в 75 раз быстрее пушечного ядра, не сбрасывает со своей поверхности все неплотно прикрепленное к ней? Как можем мы представить себе, чтобы при этой скорости полета части летящего тела не распределялись по степеням своей плотности; впереди должно лететь все, что более тяжело, затем все, что легче, а в хвосте газы и воздух? В природе мы видим совершенно обратное явление:— воздух, облегающий землю, расположен совершенно концентрично слоями одинаковой плотности, по всей поверхности земли, что самыми очевидным образом доказывается явлениями оберации и показаниями барометра. Наука ответить вам, что: „легкие части, облегающие землю остаются не оторванными от поверхности, ибо земля летит в абсолютно пустом пространстве." — Но как, же это так, когда науке надо, чтобы междупланетное пространство было абсолютно пустым, то она утверждает, что оно пусто. А когда надо выяснить себе какие-либо явления, которые без посредственной среды не могут быть выяснены, то она утверждает, что все пространство между планетами заполнено очень разреженной материей. Такой прием должен быть назван окончательно не научным.

Междупланетное пространство действительно все заполнено разреженной материей и иначе это и быть не может, ибо, в противном случае, мы не могли бы себе объяснить многих явлений. Без наполненности междупланетного пространства мы никогда не могли бы видеть солнца и звезд, мы не могли бы получать солнечной теплоты, не могли бы объяснить самой силы тяготения, которая опять-таки через пустое пространство не имела бы причины влиять на тела, ибо сила тяготения не может действовать там, где нет — это ясно.

Если же междупланетное пространство заполнено материей, то, как бы эта материя ни была разрежена, она должна препятствовать полету планеты, ибо скорость этого полета неимоверна; а чем больше скорость, тем и сопротивление среды больше и возростает пропорционально квадрату возростания скорости. Из этого мы должны заключить, что если бы планета летела, повинуясь только одному первоначальному толчку, то она не летела бы вечно с тою же самою скоростью, но должна бы постепенно уменьшать скорость своего полета. Цели же этого нет, и мы видим, что планета летит с тою же скоростью, то должны допустить вмешательство еще других сил, поддерживающих этот полет и таких именно сил, о которых наука до сих пор и понятия не имеет.

Но, кроме того, полет тела, состоящего из веществ разной плотности, почти ничем не связанных между собой, в сопротивляющейся среде, не может, совершаться без того, чтобы среда эта не действовала на каждую точку поверхности тела. Сопротивление это должно неминуемо оказывать большое влияние на, те тела, у которых, плотность меньше, а, следовательно, и инерция меньше, а потому скорее должны лететь те тела, которые тяжелее, затем более легкая. А, следовательно, если бы земля летела не по законам Божьим, но по объяснениям наших астрономов, то это не была бы земля - это был большой ком пыли, это быль бы вечный водо-камне-воздуховорот или что либо в этом роде, эти быль бы хаос, но никогда ничего стройного и цельного выйти при подобных условиях не могло.

Однако мы видим землю в строгом порядке. Мы видим ее чрезвычайно нежной и неустойчивой. Мы признаем всю землю состоящей из огненной жидкой массы такой высокой температуры, какой мы на поверхности земли не в состоянии получить ни в одной из плавленых печей. Твердая поверхность земли совершенно ничтожна, она гораздо тоньше, чем кожица яблока, если мы представили бы себе землю в масштабе яблока. Эта кожица не есть нечто твердое и крепкое, образующее как бы крепкий свод над огнем; наоборот, она чрезвычайно слаба и неустойчива и состоят из разрозненных частиц земли, камней и воды, покоящихся на жидком, огненном ядре, которое при малейшей неравномерности полета планеты, по законам механики, должно бы было поглотить надтреснувшуюся кожицу. В этом случаи никакой речи быть не может ни о каком толчке, или сотрясении земного шара, так как тогда вся твердая кора земли поплатилась бы огнем, и моментально все было бы расплавлено.

Далее от поверхности земли начинается воздух. Он совершенно ровными концентричными пластами облегает землю, причем каждый слой, удаляющийся от земли, становится все более и более разреженным. Это разряжение, вследствие малой тяжести воздуха, идет крайне медленно, и можно с уверенностью сказать, что следы воздуха в междупланетном пространстве должны находиться за много тысяч верст от поверхности земли. Эту даже разреженную среду верхнего слоя воздуха мы должны признавать концентрично облегающей землю, ибо иначе явления операции и показание барометра были бы на разных местах земного шара разные — чего до сих пор никогда не было замечено.

Ненарушимость разрозненных частиц, составляющих нашу столь нежную и неустойчивую землю, возможна единственно при условии совершенной материальности и плотности той среды, которая окружает землю. Присутствие ее мы, конечно, не можем уловить ни чувствами нашими, никакими инструментами, ни даже расчетом, ибо эта среда вне, познаваемости людей. Но не потому мы не познаем ее, что она очень эфирна, она совсем не эфирна, говоря в относительном смысле, она более материальна, чем многие наши не только газы, но и довольно плотные тела. Но не познаем мы ее, ибо у нас нет тех чувств, через которые мы могли бы познать ее; у нас нет тех средств, которые могли бы показать нам степень материальности ее. В наших весах она ничего не весит не потому, что она так легка и разрежена, что мы не могли бы взвесить материя такой же плотности, но потому, что она сама есть причина веса, весомых на наших весах предметов.

Среда эта достаточно материальна, чтобы держать в своем повиновении всякий атом, составляющий нашу земную материю. Она проникает все частицы материи, со всех сторон сдавливает, каждую из них, толкает ее к центру, что образует, частичное сцепление атомов, явление тяжести, вес и силу тяготения. Эта среда окружает землю на много миллионов верст, и она то именно и несется сплошной массой с тою скоростью кругом солнца, которую мы приписываем нашей земле. В действительности же несется не земля, но вся среда, в которой плавает земля; земля же в этой среде находится в абсолютном покое по отношению к этой среде и нисколько не ощущает, никаких следствий этого полета.

Каждая частица земли в отдельности и весь земной шарь вместе взятый, покоится в объятиях и в крепких узах этой среды; при этом только условии понятно: 1) отчего слабая, ничем между собой не связанная и сыпучая кожица охлажденной поверхности земного шара, может спокойно покоиться на огненном жидком ядре; 2) отчего последние частички воздуха так равномерно и спокойно парят над поверхностью воздушного океана и в 3) отчего мы, люди, живя на поверхности земли, не ощущаем следствий скорого передвижения ее и, охотно руководствуясь нашими чувствами, признали бы ее спокойно и неподвижно стоящей в пространстве. В сущности это так и есть, земля находится в совершенно неподвижном состоянии в сферах другой менее материальной материи нам не видимой, не ощущаемой и не улавливаемой, которая совершает свой кругооборот вокруг солнца и увлекает своим потоком нашу землю, всегда и во всем послушную этой второй сфере.

Все состояния нашей земной материи зависит от того воздействия, которое производить эта вторая среда, окружающая землю. Она производить не только явление тяжести, веса, притяжения, тяготения, но и все явления электричества, магнетизма, света и теплоты. В ней кроются причины движения атома, составляющего частичку вещества, она образует род этих движений - силу, скорость и форму движения. Которые оставляют в нас те впечатления, вследствие которых мы отличаем один вид вещества от другого и называем один воздухом, другой водой, третий камнем и т. д. Явления кристализации, явления роста органических тканей, явления состояния тел — все зависит от состояния материи второй среды или сферы, облекающей каждую частичку нашего вещества. Например: при известном состоянии второй среды известные части нашего вещества производят на нас впечатление воды и твердого тела, но вот состояние это меняется, атомы второй среды начинают увеличивать движение своих частиц внутри тела, частички нашей материи принуждены расходиться, вода и твердые тела увеличиваются в объеме, и мы говорим, что температура повышается. Если эта внутренняя работа частичек второй сферы будет увеличиваться, мы будем чувствовать все большее возвышение температуры, при котором, менее устойчивые тела нашей материи могут один за другим нарушать свое состояние и из твердого переходить в жидкое, из жидкого переходить в газообразное. Можно себе представить, какая работа частичек второй среды происходить в центре земли, где температура доведена до непостижимых, нам высоких состояний, где век самые тугоплавкие металлы и минералы находятся не только в жидком, но и газообразном состоянии под невероятной тяжестью облегающих их огненных и расплавленных толщ материи, составляющих нашу землю. Такова действительная картина природы нашей земной материи и вся подчиненность ее второй среде материи, окружающей ее.

Каждая материальная планета облечена своей собственной сферой, которая имеет свою особую разреженность и разные специальные для каждой планеты условия существования, соответствутствующие степени разряжения материальной планеты. Это несходство между собой планетных сфер присвоило им еще издревле название астральных сфер, так как каждая планета или каждая астра имеет свою особую сферу, не схожую с астральной сферой другой планеты.

Астральная сфера, окружающая нашу землю, есть среда, в которой помещается наш загробный мир. Она и есть именно среда жизни тех духовно-разумных существ, которые, прожив на земле в своих грубо-материальных телах, умерли и принуждены за гробом продолжать свои жизненные испытания в астральных сферах земли, так как они недостаточно еще очистились через свою жизнь на земле и не имеют еще достаточной чистоты начать жизнь в более блаженных сферах.

Материя астральной сферы земной жизни имеет также три состояния: твердое, жидкое и газообразное. Из нее образовано множество больших и малых и мельчайших планет, окружающих землю. Плотность этих планет совершенно различна: есть планеты малой плотности, но есть и такие, твердое ядро которых очень большой плотности и только не многим уступающей нашей земной грубой и весомой материи. Если бы возможность познания материи зависела бы от одной плотности ее, то мы, люди, совершенно свободно могли бы познавать ее всеми нашими пятью чувствами и могли бы легко взвесить ее. Но, в действительности, это совершенно иначе, взвесить ее мы не можем, ибо эта материя состоит из того вещества, которое составляет причину нашего веса. И как бы она ни была плотна и груба, она не в состоянии действовать на наши весы, чувства же наши не имеют соответствующих способностей, при которых они могли бы видеть, слышать или осязать эти материи. Главная причина, отчего мы никакими нашими чувствами не можем уловить их, есть та, что Бог ослепил вас к познанию их. Плотность комет, например, в миллионы раз меньше плотности материи, составляющих наш земной загробный мир, а мы видим их.

Плотность Урана и Нептуна тоже гораздо меньше плотности материи нашей астральной среды, а они тоже видимы нам.

Бог не признал полезным открыть человеку познание его ближайшего будущего, а потому лишил его всех соответствующих средств и способностей. Бог дал человеку ум и здравый смысл, руководствуясь которыми он должен, через анализ своих внутренних и внешних чувств, доходить до правильного решения задач своего бытия и до познания своего загробного мира, окружающего его, связанного с ним атом за атом и сопровождающего его по пятам всюду и везде.

Прозрение загробного мира дается людям редко, и лишь в исключительных случаях, причем, каждое подобное прозрение происходит по воле Божьей и, притом, каждый раз с Его личного на то святого произволения, ибо прозрение загробного мира разрешается Богом, только для особого назидания людей для их пользы и для успеха самоусовершенствования.

Планеты астральной среды тяготеют так же, как и наша земля, но к своим собственным известным центрам, не имеющим ничего общего с центрами тяготения материальной части земли, и все движения этих планет не находятся ни в какой зависимости от нашей видимой среды, но, обратно, наша земля находится в полной, подчиненной от них, зависимости.

Каждая видимая нам планета солнечной системы: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун, всё окружены материальными астральными сферами более разреженной материи, чем они сами, от которых они находятся в такой же точно зависимости и относятся к ним совершенно так же, как и наша земля. Все эти сферы суть сферы жизни духовно-разумных существ, проживающих на каждой планете и не имеющих еще возможности удалиться из ее сфер. Хотя, конечно, на каждой планете задачи жизни иные, а, следовательно, и отношение существ к их загробному миру на каждой планете нисколько несхожее между собой.

Все эти астральные сферы связаны между собой третьей сферой еще более тонких материй, окружающих их, проникающих и связанных с ними атом за атом. Эта третья сфера материи есть такая же причина существования второй сферы, как вторая есть причина существования первой. Она управляет, всеми внутренними движениями атомов вторых сфер, производить все физические, химические и метеорологические явления, управляет мировыми движениями сфер планет и солнца, и нет предела Премудрости Божьей, в глубину тайны которой не дано человеку проникнуть.

Лично для человека вопрос о том, что такое материя, какова ее плотность и какую она играет, роль во вселенной— менее существен, чем вопрос о том, какое впечатление производить на него то вещество, которое его окружает, в котором он живет и из которого состоит его тело.

Общее впечатление, которое производить вещество на всех, есть впечатление гнета или удручения; оно стесняет движения людей, тормозить проявления их свободной воли, привязывает к поверхности земли и не позволяет им удаляться от нее ни в глубь земли, ни в воздух. Однако далеко не в одинаковой степени чувствует каждый из нас этот гнет своего тела, это удручение или всю тяжесть его. Сила этих ощущений находится в прямой зависимости от особенностей каждого. Одно и то же вещество нашего тела в молодости кажется нам легким и приятным; оно совсем почти не стесняет нас, но обратите внимание, как под старость то же самое тело, с тем же самым количеством материи становится невыносимо тяжелым. Мы еле- еле влачим его и положительно падаем под его тяжестью. Есть люди крепкие, сильные, грубые; другие, наоборот, слабые, нежные, впечатлительные, чувствительные и все ощущают материи своего тела особенным образом. Наконец, ощущение вещества много зависит от настроения человека. Например: приходить рабочий вечером, после дневного утомительного труда, он такт, усталь, что с трудом передвигает свое тело, ему не только трудно шевелиться, но, несмотря на мучающий его голод, ему трудно жевать и подносить ложку супу ко рту. Но вдруг крикнули: „пожар! мы горим“, и сразу переменяются отношения этого рабочего к его материи. Теперь уже не она командует, но он. И этот изнеможенный человек вскакивает и часа два или три показывает чудеса своей силы и ловкости: таскает ушаты воды, целые бревна и бегает так скоро, что угоняться за ним трудно.

В большинстве случаев отношения человека к материи меняются с внутренним настроением его существа или силой его желания достигнуть чего либо, или степенью энергии, с которой стремится он осуществить какую-либо свою идею. Воин, в пылу сражения, оратор на трибуне, актер на сцене—никогда не чувствуют тяжести своей материи и даже серьезно беспокоившие иногда недуги в это время исчезали бесследно, вследствие того, что все существо человека поглощалось занявшей его идеей. Вообще, если бы человек относился энергичнее к исполнению своих обязанностей и более энергично преследовал намеченные им цели жизни, он, меньше был бы рабом своего тела и меньше чувствовал бы свою материальность.

Мы считаем весы непогрешимыми мерилами веса материи. По ним мы проверяем наши ощущения ее. Разберем, одинаков ли всюду вес материй? - Один и тот же кусок материи на экваторе тяжелее, чем на полюсах, на горе он легче, чем у подножья горы. Перенесите его мысленно к центру земли, он совсем потеряет свой вес; поднимите его над поверхностью земли только на 150 верст — он уже потеряет 5° „ своего веса. На расстоянии земного радиуса от поверхности земли все предметы будут в 4 раза легче; на точке равного притяжения земли и луны материя опять веса иметь не будет; перенесите ваше четырех пудовое тело мысленно на луну, оно бдеть весить только 2' ., фунта. Вот до какой степени вес материи непостоянен. Материя имеет наибольший свой вес на поверхности земли, т. е. на том, как раз, месте, где единственно могут жить люди, как будто Господь Бог преднамеренно увеличил вес материи на этом месте, чтобы дать людям почувствовать всю тяжесть ее.

Плотность или удельный вес каждого рода вещества есть величина более постоянная, чем вес. Куда бы мы ни перенесли кусок камня, металла, земли, воды или какого бы то ни было другого рода вещества, он всегда для своего существования будет требовать того же вида и того же самого количества энергии, которые должны быть ему переданы астральной средой, без которой он существовать не может. Опустим ли мы кусок камня к центру земли, подымем ли мы этот кусок за облака, перенесем ли мы его на луну, плотность его останется все одна и та же. Единственно, одна температура может изменять плотность тела. С увеличением температуры всякое тело, увеличиваясь в объеме, теряет свою плотность. Большое увеличение температуры способно превратить всякое твердое тело в жидкое, а, затем, и в газообразное, но как только температура спадает и переходить в нормальную, то и тело охлаждается, мало по малу, приобретает свою прежнюю плотность и все свои прежние качества и свойства.

Самое плотное тело на земном шаре это металл — платина. Она заключает, в себе материи в 22 раза больше, чем заключает ее вода, находящаяся в том же самом объеме. Наш воздух имеет в 770 раз меньше материи, чем вода, а наш водород имеет ее еще в 14 раз меньше, чем воздух. Из этого надо заключить, что в одном объеме платины заключается в 237.160 раз более материи, чем в одном объема водорода.

Средняя плотность твердого ядра нашего земного шара (не считая воздуха) есть 5,45; т. е. в ней в 5,45 раз более материи, чем в том же объеме воды.

Но какова плотность материи, из которой состоят другие планеты солнечной системы? Плотности планет идут в убывающем порядке по мере того, как эти планеты удаляются от солнца. Самая плотная материя это та, которая составляет планету Меркурий; вторая планета Венера состоит из материи менее плотной; третья это наша Земля, ее материя менее плотна, чем обе предыдущие планеты; Марс состоит из материи еще более разреженной и т. д. до Нептуна, разрежение материи которого достигает чрезвычайной тонкости и эфирности.

Постоянная разреженность материй, из которых состоят планеты, по мере удаления их от солнца — есть естественное следствие порядка сотворения их. Чтобы пролить свет на степень плотности материи, из которой состоят планеты, нам придется несколько остановиться на истории сотворения их.

Господь Бог не удостоил открыть людям многое из истории сотворения вселенной, ибо мы бы не вместили бы ее. Познавательные способности людей не распространяются далеко за пределы осознания их грубой и весомой материи. В назидание людям Бог открыл им. лишь начало сотворения и конец, т. е. порядок сотворения материального мира. Анализируя этот порядок и прилагая к нему математические расчеты, мы ниже, выведем в цифрах приблизительное отношение плотностей материй, образующих планеты солнечной системы. В настоящее же время выслушаем, что именно открыто Богом людям из всего премудрейшего сотворения Вселенной.

Сотворивши так премудро мир духовный. Бог помыслил создать вселенную, миры людей и человека, и Его Трехъединая мысль стала делом. Вселенная наполнилась Его присутствием в каждом даже самом отдаленном уголке ее, и, вместе с тем, по всей вселенной разлился тот, же самый безконечно тонкий и безконечно чистый первообраз материи, из которой состоит и обитель Бога Вседержителя, и основание, и причина бытия миpa духовного. Бог и в этом случае не лишил человека того, чем владеет Сам, ни того, что дал ближайшим Своим слугам и ангелам. Вся вселенная, все среды и сферы жизней и каждый атом даже нашей грубо материальной материи состоит сам, пронизан, пропитан и окружен святейшим, могущественнейшим и чистейшим первообразом вещества, на котором и создал Бог все остальное. С момента, как предрешил Бог создать вселенную, Он более ни на один миг не покидал ее и не лишал Своего Святейшего Личного присутствия. Его забота об исполнении Им же Самим предначертанного плана творения стала так же подробна и так же безконечно тщательна, как безконечны все дела Рук Его.

Мысль Всемогущего Бога, как призывный трубный глас раздался по всему духовному миру. Содрогнулись небеса, заколыхалось все необъятное, неисчислимое воинство небесное, и легионы небесных сил, высших духов и ангелов, всегда послушных первому призыву Божественной Мысли покинули духовный мир, чтобы явить свое присутствие в тех местах вселенной, которые были предназначены каждому для его деятельности. Они, как метеоры, как падающие иногда на землю звездочки, по всем направлениям, пронизывая с необыкновенной быстротой безконечные пространства, ринулись во вселенную, и безконечно премудрая работа по созиданию всего мира в один миг была уже в полном ходу. В этом безконечном поле деятельности было достаточно труда и забот каждому, и каждый изъ помощников и сподвижниковъ Божьихъ старался наперерыв, по указанию старшихъ и высшихъ себе духовъ, принести свой посыльный трудъ, свою ревность, свои знания и свою долю пользы в деле созидания вселенной под личным на каждом месте Святым указанием Самого Бога.

Бог безконечен в Своем вездесущии и в Своем могуществе. Его премудрой предусмотрительности нет предела, а потому от сотворения веков никогда еще ни один атом не образовался сам, ни одно самое ничтожнейшее движение не произошло произвольно, ни одна самая незначительная сила или энергия не проявилась сама от себя автоматично и безпричинно, но каждое самое малейшее явление природы происходит по строго обдуманному Богом плану, направляется Им Самим, выполняется и сохраняется Его святыми помощниками и сподвижниками в деле созидания и устроения вселенной.

Для Бога, как существа безконечного, нет ничего ни малого, ни великого. Он одинаково имеет возможность присутствовать, а потому присутствует и печется с совершенно одинаковой заботливостью как о движении каждого атома, как о дуновении каждого ветерка, так и о движении целых, миров всей вселенной, ибо Вездесущию Его и Могуществу нет ни пределов, ни границ.

Не может существовать в мире другой необходимости возникновения фактов и явлений природы, кроме необходимости исполниться воле Божьей, нет другого „закона природы“, кроме осуществления Божественной Мысли. Существа, духовно развитые, составляющие себе понятие, хотя отчасти, обо всей безконечности качеств и свойств Божьих и обо всем вездесущии и могуществе Бога, не могут, говоря: «необходимость в явлениях природы» не представлять себе, что, в сущности, эти слова значат: исполнение воли Божьей; или говоря слово: „закон природы" они не могут не представлять себе, что, в сущности, это значить: „осуществление Божественной Мысли". Только слепые для духовного понимания природы вещей люди, не умеющие вдумываться в истинную причину возникновения фактов, а потому относящиеся ко всему поверхностно—могут полагать возможным допустить, чтобы „необходимость", сама по себе, командовала миром и чтобы „закон природы", сам по себе, руководил явлениями. Чтобы допускать это, надо приписать им разум и целесообразность — что окончательно нелепо; ибо разум и логику могут проявлять только разумные существа. Всякое разумное действие должно иметь свою разумную причину, без разумной причины нет целесообразного действия, и чему-нибудь неразумному мы не можем приписать разумных и целесообразных действий. Никто не смешает звука колоколов на колокольне, если случайно раскачал их ветер, с тем звуком, который получается в тех. случаях, когда разумной рукой человека приводятся веревки в движение для призыва молящихся или когда она бьет в набат. В общежитии каждый назвал бы другого сумасшедшим, если бы он ему сказал: что ветер, раскачав случайно веревки колоколов, сыграл на них, например, арию из Трубадура, т. е. произвел разумные и целесообразные действия.

Те же самые люди, анализируя явления природы, признавая в них разумнейшие и целесообразные действия, считают возможным приписывать причину возникновения их неразумным и безсмысленным деятелям. Такие заключения может делать только человек, судящий слишком поверхностно о природе вещей и относящийся слишком легкомысленно к священным и глубочайшим тайнам бытия. Он видит, что известные причины вызывают постоянно одни и те же явления или факты в природе и только на этом основании, не углубляясь далеко в суть дела, он заключает, что иначе и быть не может, что в этом, будто бы, есть какая то необходимость, а потому, что это есть закон природы и должен вечно существовать, совершенно не думая о том, что неразумные и безсмысленные деятели, сами по себе, не могут производить разумных и целесообразных действий. Например: люди видят, что когда соберутся тучи, то идет дождь; из этого они заключают, что это есть закон природы и что он руководить миром. Всякий дождь, говорят они, идет из тучи, стало быть, он должен идти из тучи и иначе быть не может, это необходимо, и пока будут существовать тучи, будет идти из них дождь, и делается это само собою без всякой разумной причины. Но, спросим себя, из всякой ли тучи идет дождь? Почему он идет так целесообразно, давая жизнь всему растущему на земле? Откуда взялись тучи, и кто собрал их и собрал именно на этом, а не на другом месте? Отчего так благотворно действует влага, даваемая тучами и отчего она так прекрасно гармонирует со всем строем так премудро созданной вселенной? Если бы только люди обратили внимание на разумность и целесообразность всех явлений природы. Если бы они постарались разобрать общую гармонию, существующую в мире, они никогда не могли бы остановиться на каком-нибудь поверхностном заключении и удовлетвориться им. Тайны бытия несравненно премудрее, чем полагают люди, видя явления природы с одной их внешней стороны.

Всякая сила и всякая энергия, в каком бы виде она ни проявлялась во вселенной, есть сила Самого Бога. Бог Один есть Сила, и никто во вселенной не в состоянии произвести никакой силы и никакой энергии. Бог Один есть Святейший и неистощимый Источник Сил и Энергии, которая послужила для создания всей видимой и невидимой вселенной и которая будет, служить до конца веков для поддержания и для сохранения всего сущего. Бог внес Свою силу в мир Своим Личным в нем присутствием, вызванным Его Безпредельным желанием создать вселенную, как средство, дающее возможность вести все сотворенные Им духовно-разумные существа к счастью, блаженству и к Богоподобию.

Нет другой основной первородной неразложимой материи, кроме святейшего и чистейшего первообраза материи, разлитого Самим Богом по вселенной, наполняющий собой каждый уголок ее и служащей местом пребывания в каждом своем атоме — Бога Вседержителя и Творца ее.

Нет другого закона в природе и нет другой необходимости совершиться чему-нибудь, кроме необходимости осуществиться Воле Божьей. Предначертания Божьи Святы и неизменны, а, следовательно, нет причины меняться Желаниям Божьим. Постоянство есть одно из святейших качеств Бога. Вот отчего одни и те же причины, проявляются в природе, порождают от начала веков и будут порождать до конца их, всегда одни и те же следствия, одни и те же явления или факты. Пока Бог существует—огонь будет всегда жечь, вода будет всегда течь, все реагенты будут порождать одни и те же реакции, и дождь будет идти из туч,— ибо такова есть Воля Божья.

Разлив по вселенной чистейший первообраз материи и присутствия в нем всегда, Господь Бог, однако, Своей Личной волей не производить ни одного явления природы, ни одного движения материи и, бывши Сам Источником всей безконечной мировой энергии и силы, не проявляет Сам Лично никакой энергии, никакой силы и, вообще, никакого давления и никакого насилия ни на явления природы, ни на духовно-разумные существа, сотворенные Им. Его Святейшее и Премудрейшее желание состоит в томъ, чтобы добрая воля сотворенныхъ Имъ духовно-разумных существъ, под Его Святымъ указанием сама создала вселенную, сама устроила бы ее, сама сохраняла бы ее, сама улучшала бы существа и сама довела бы ихъ до Богоподобия. Он предоставил всем духовно-разумным существам пользоваться силой, заключающейся в Нем, вызывая ее помощью свободной воли, дарованной каждому и этой вызванной из Него Силой, действуя на материи, производить все явления природы, творить миры, создавать все средства к достижению самоусовершенствования и через них доходить до блаженства и Богоподобия.

Желания Божьи известны каждому. Нет ни одного духовно-разумного существа во вселенной, которому не был бы известен закон Божий, каждый знает, чего требует от него Бог. Каждому существу даны все средства к познанию Бога применительно его духовного и разумного развития в форме совершенно доступной для его понимания. У каждого духовно-разумного существа есть свободная воля, а, следовательно, свободный выбор поступков, есть разум, есть совесть и ответственность за поступки. Каждому предоставил Бог поступать в жизни, как ему угодно. Он может вести свою жизнь в Боге, т. е. поступать согласно закона Божьего или, иначе говоря, он может помогать Богу в скорейшем осуществлении Его предвечного желания, заключающегося, главным образом, в том, чтобы всех сотворенных Им духовно-разумных существ довести до добра и до Богоподобия. Но каждый может одинаково, в силу дарованной ему свободной воли, пользуясь всеми данными Богом ему преимуществами, делать зло или дела, противящиеся цели Божьей.

Из этой общей программы Божественных целей не изъято ни одно духовно-разумное существо вселенной, как бы низко оно ни стояло в уровне своего развития. Исключения не делаем не только мы, люди Земли, но и люди планет, на которых уровень духовного и разумного развития стоит несравненно ниже нас.

Все, что только существует во вселенной, все сотворено непринужденно, следуя желаниям и указаниям Бога, самой доброй и свободной волей духовно-разумных существ. Пользуясь Божественной Силой, в личном присутствии Бога, самые Святые и Высшие Духи, владея чистейшим первообразом материи, вызывают в нем целесообразные явления, соответствующие этой сфере бытия, клонящиеся к управлению вселенной и направляются явления других низших сфер жизни, они преобразовывают первообраз материи в другие виды материи более плотные и простирают свои заботы о вселенной на все мира, на все явления и на всех существ.

Более плотные материи составляют предмет забот других духов и небесных сил, пользующихся указаниями высших духов. В личном присутствии Бога они устраивают разные сферы жизни, полуматериальные, невидимые нам планеты, или наши грубоматериальные, сохраняют их и подготовляют поле деятельности для существ, стоящих еще ниже в иерархии развития. Они так же, как и высшие духи, черпают свои силы в Общем Источнике сил, вызывают явления природы и назидают и поощряют к деятельности духов, стоящих в их подчинении.

Вообще, все духовно-разумные существа вселенной, сообразно степени своего развития, пользуются тем, что дает им их планета, или сфера жизни, или, вообще, та среда, в которой они пребывают, хотя и временно. Все могут вызывать в этих средах явления природы, пользуясь силой Божьей и через то улучшать условия жизни ни на своей планете и, кроме того, имеют случай выказывать направления своей деятельности, через что совершенствоваться и улучшаться как духовно, так и разумно.

Например, мы, люди Земли, обращаясь со своей грубоматериальной материей на каждом шагу, совсем не подозревая этого, при каждом вызванном, нами явлении, при каждом совершенно незначительном усилии, водя например карандашом по бумаге, расходуем уже силу Божью и вызываем Его Святое присутствие. Наша воля, желая подвинуть руку, держащую карандаш, уже вызывает некоторую силу из Общего Источника сил, т. е. Бога. Мы, слепые к пониманию великих тайн природы, но тщеславные до мозга костей люди, уверены, что это мы сами владеем рукой и пользуемся своей собственной силой и очень мало озадачивает нас, что сила эта не наша, что в нас, если бы не было Бога, не было бы никакой ровно силы и что владеем мы силой только потому, что желание Самого Бога таково, чтобы воля наша могла вызвать Его силу из того первообраза материи, который окружает и пронизывает каждый атом нашей материи. Вызывая силу Божью, мы уже возбуждаем мысль Божью о нас, находящуюся в постоянных заботах о наших действиях; Он уже наблюдает за нами и обсуждает, что я пишу, какая цель писания и взвешивает, на весах правосудия, куда это писание ведет, к добру или злу. Не можем мы ступить ни одного шага, не вызывая силы Божьей и Его праведного суда, осуждающего или благословляющего этот шаг.

Как мы заботимся об улучшении нашей планеты, расширяем свою науку, строим свои дома, кладя постепенно камень на камень, вперед озабочиваясь, чтобы все необходимое было на лицо, устраняем все препятствия, могущие мешать нашему делу, и наблюдаем, чтобы все рабочие были на месте и исполняли правильно свою работу. Так точно и высшие духи, под руководством старших и назидая младших, и в личном присутствии Самого Бога, исполняют постепенно и своевременно работы созидания видимых и невидимых миров, направляют явления природы и предусматривают вперед все самые мелочные детали своего труда, ибо ничего в природе само не делается; всякое дуновение ветерка требует разумной воли какого-либо духовно-разумного существа, чтобы его вызвать и направить. Всякое сочетание материи, всякое движение целой ли планеты или отдельного атома, всякое образование минерала, всякое изменение температуры, погоды, одним словом, какое бы ни усмотрели мы самое малейшее и ничтожнейшее явление природы, оно непременно вызвано разумной волей, управляется и поддерживается ею же. Сила Божья не может быть вызвана никем другим, кроме духовно - разумных существ, никому кроме них такая власть не дана, им же вверена вся вселенная всецело, и отчет за нее придется нам нести перед Самим Богом.

Все вышесказанное достаточно уясняет, как должна была быть сотворена вселенная, и как этот великий для мира факт быль действительно совершен.

Услыхав голос Мысли Божьей, возвещающий всему миру о том, что настало время сотворить вселенную—все доброе в мире и послушное святой воле Божьей ринулось по этому призыву, и каждый начал свой неутомимый, целесообразный труд в той области и в той сфере, которая была ему доступна. Сперва было создано небо, т. е. все тончайшие астральные сферы нам невидимых материй, а затем уже, когда вся почва была подготовлена и достаточно устроена для возможности вместить в себя материальный мир, — была создана земля и все другие планеты.

От людей, конечно, сокрыты все тайны премудрого сотворения неба, ибо людям они окончательно недоступны, и те пространства, которые переполнены жизнью и деятельностью, кажутся им пустыми.

Когда небо было сотворено, Мысль Божья обратилась к созданию видимого мира, а вместе с тем, направилась на них и деятельность могущественнейших, и разумнейших Его помощников и сподвижников. Поспешая исполнить Божественные Предначертания, они начали свою работу с центров будущих солнц, как основание для бытия каждой будущей солнечной системы.

Вызывая Божественную силу в атомах астральной материальной среды, окружающей каждую планету нашей солнечной системы, неутомимые Божественные помощники образовывали целесообразные явления природы, через которые создавалась грубоматериальная материя, из которой со временем должен был образоваться весь видимый мир. Образование этой материи начиналось с центра солнца и постепенно наполняло все окружающее его пространство туманной массой. Эта туманность разрасталась и распространялась далеко по небу и скоро образовала из себя шарь в несколько тысяч раз больший, чем расстояние от земли до Нептуна.

Могущественные и разумные деятели вызвали в нем движение кругом его оси и придали ему поступательное движение по небесным пространствам. Они, вместе с тем, обжимая туманность внешним давлением ее астральной среды, устраивали и образовывали само вещество.

Вещество стало быстро образовываться; вся масса—уплотняться, и под искусной рукой невидимых деятелей, давление извне, возвышая температуру, доводило материю до накаливания и до огня. Таким образом, в первый раз сначала веков заблестел во вселенной материальный, все сжигающий и все разрушающий огонь и свет, так сильно отличающийся от все восстановляющего и все оживляющего небесного огня и света добродетели и высоких качеств Бога и Его слуг.

Внутренний огонь и давление извне способствовали постоянному уменьшению объема всей туманной массы, и она делалась все более и более плотной.

Когда расстояние от центра этого обширнейшего шара до ее поверхности сделалось равное расстоянию от солнца до Нептуна, то произошла первая планета солнечной системы — Нептун. Невидимые устроители вселенной образовали обширнейший вихрь астральной среды Нептуна, который вынес из общей массы нашего солнца, с необычайной быстротой, такое количество материи, какое было необходимо для образованы планеты Нептуна. Они придали направление его полета вокруг поверхности солнца в плоскости его экватора и сферическую форму. После этого материя начала остывать, подготовляться для принятия на себе жизни существ и людей.

Между тем солнце все уменьшалось в своем объеме. Количество однажды созданной Богом материи не изменялось, но она сама по себе делалась более плотной компактной и тяжелой.

Каждый раз, когда расстояние от центра солнца до поверхности его, делалось равно расстоянию от солнца до одной из планет солнечной системы, вихрь материи астральной среды делал громадный подпочвенный переворот и уносил столько материи, сколько необходимо было для образования данной планеты. Тот же самый вихрь придавал каждой планете круговращательное движение всей массы около своей оси и около солнца по его экватору. Невидимые устроители вселенной направляли на каждой планете явление природы, преследуя идею о скорейшем ее подготовлении к жизни.

Таким образом, образовался сперва Нептун, затем Уран, Сатурн, Юпитер. После Юпитера образовалась еще одна планета, которая очень скоро после своего отделения от общего солнца, была разорвана внутренними силами на 180 малых планет. Они названы одним общим именем, астероиды. После астероидов образовался Марс, затем Земля, Венера и последним образовался Меркурий.

Мы не будем следовать за темь, как устраивались и заселялись планеты. На столько, на сколько это полезно знать людям, эго уже открыто им в бытовой книге Моисея и в научных гипотезах, которые все в общих чертах согласны между собой и достаточно подробно передают нам действительность,— но вопрос, на котором мы остановимся, это вопрос о степени плотности видимых планет солнечной системы. Мы спросим себя, если из одинаковой материи сделаны все планеты нашей системы, то могут ли они значительно разниться в своей плотности, и от чего именно это могло произойти?

Причина различных плотностей материи, из которых, состоять планеты солнечной системы, весьма ясна. Она зависит от разных, степеней плотностей материи, из которой состояло солнце во время образования каждой из планет. Количество материи, из которой создана солнечная система, есть величина постоянная. Это количество материи заключалось сперва в шаре, у которого радиус быль равен расстоянию от центра солнца до Нептуна. Земля же, например, была создана тогда, когда весь этот запас материи сжался в несравненно меньший шар, а именно в такой, у которого радиус быль равен расстоянию от Земли до Солнца. Расстояние Нептуна от солнца в 30 раз больше, чем расстояние земли от солнца, следовательно, объем первого шара в 27.000 раз больше второго. Из этого можно заключить, что и в каждой единице объема земли материальных атомов в 27.000 раз больше, чем в той же единице объема на планете Нептун.

Представить себе эту материю, конечно, человек не может, как очень много, что переходит, за пределы его познаваемости. Если мы еще к этому добавим, что материи Нептуна, имея среднюю плотность в 27.000 раз меньше, чем плотность земли—имеет так же, как и наша материя три состояния: твердое, жидкое и газообразное, то наше воображение совсем откажется себе представить что либо из бытовой стороны жизни на этой планете. Темь не менее разум должен сказать, что на основании математического расчета, основанного на логических данных мы не только можем, но и должны допустить возможность столь сильных разряжений материй. Ничего в этом невозможного нет.— Невозможно лишь одно, это человеку представить себе жизнь на таких разряженных, хотя и материальных планетах, на которых живут святые люди.

Применяя этот взгляд на вычисление плотностей всех остальных планет солнечной системы и подвергая его цифровому расчету, мы можем вывести вес человеческого тела на каждой из этих планет. В этом расчете мы приняли, что объем, занимаемый человеческими телами на всех планетах, один и тот же и что вес такого тела на Земле равен четырем пудам. При этом выходит, что на Венере человек весит 16 пудов; на Земле 4 пуда; на Марсе 25 фунтов; на Юпитере 12 фунтов; на Сатурне полтора фунта; на Уране 5 золотников; на Нептуне 2 золотника. Свободно падающее тело проходит в первую секунду на Венере 130 фут; на Земле 32,25 фута; на Марсе 4,7 фута; на Юпитере 2,36 фута; на Сатурне 10 сантиметров; на Уране 4 миллиметра, а на Нептуне полтора миллиметра. Такова разница плотностей материи, из которых состоят планеты.

Создание Богом видимого мира было венцем творения Божьим. Вся вселенная была создана Богом единовременно, т. е. в один известный период времени и с тех пор во вселенной не появлялось новых обитаемых миров. Мысль Божья, закончивши так премудро предначертанный план вселенной, обратилась к существам, заселяющим вселенную и направила Свои Святые заботы на попечение о них, на поддержание, на управление и на сохранение всего созданного Богом.

По мере того как выходили миры из рук Творца и были готовы к восприятию духовно-разумных существ, эти последние призывались Богом к жизни ними наслаждалась и заселялась каждая солнечная система. Все находили в этом безконечном обиталище те условия жизни, которые больше всего соответствовали всем особенностям самых разнообразных характеров, какие только ни появлялись бы во вновь призванных к жизни существах. Какое бы направление жизненной деятельности ни приняло бы существо, оно непременно нашло бы планету соответствующих условий и жизненные упражнения, которые принесли бы ей наиболее пользы. Бог ни для одного из своих детей не жалеет ни даров своих ни отеческих попечений, ни любви Своей; всем одинаково открыты двери к счастью и уразумению истины, но редкий из нас умеет пользоваться ими.

Вся вселенная есть ни больше, ни меньше, как величайшая школа самоусовершенствования, в которой каждый через свои старания и через поддержку Божью, доходить жизненным, практическим путем до познания добра и зла. Эта главная задача всех жизней в особенности на всех планетах вроде нашей земли. Она чрезвычайно проста, по-видимому, но дается очень трудно нам людям.

Стоит только человеку постигнуть всю прелесть Божественной любви и милосердия; и все умиротворяющие, согревающие и оживляющие следствия их, вносящие мир, тишину и уравновешенность в сердце человека, чтобы уже с ужасом и омерзением смотреть на картины жизни, которой руководит зло. Кто понял добро, тот не может не видеть все пагубные, растлевающие, раздражающие последствия зла, оледеняющие и омертвляющие сердце человека и все его существо. Поняв это, уже одно чувство самосохранения должно, казалось бы, всецело увлекать человека к добру, отвлекать от зла и искать все средства идти прямой стезей к Богу.

Главная задача всех планетных жизней сводится к тому, чтобы, во- первых, узнать, что такое добро и что такое зло; что значить хорошая жизнь и что худая; какие конечные следствия той и другой жизни; во вторых: поняв это, отвыкнуть от зла, привыкнуть к добру, приучить себя следовать именно этим добрым путем жизни и развивать и приумножать в себе это добро.

Все миры вселенной, заселенные духовно-разумными существами, вполне отвечают этой главной цели всех планетных жизней. Счастье на каждой планете находится в прямой зависимости от степени понимания добра и от преобладания добра над злом, что есть всегда результат нравственного и духовного совершенства человека. Умственное развитие меньше способствует развитию и укоренению добра, ибо ум человека может быть направлен на худые дела, чем умнее человек, тем более он имеет возможности делать зло, и он дошел бы до геркулесовых столбов зла, если бы его сердце не парализовало этого направления и не настаивало бы на изменении подобной деятельности на другую, более нравственную.

Умственное и нравственное развитие на всякой планете идут всегда параллельно, увеличиваясь в одной и той же степени, ибо нравственный человек без умственного развития не понял бы действительного значения своей нравственности. Он не знал бы, зачем он делает добро, т. е. делал бы его безотчетно, что останавливало бы его дальнейшее развитие, ибо эта нравственность не имела бы прогресса до тех пор, пока он не понял бы ее разумно и не увидал бы возможности уширения и утончения своего добра. Люди, развившись только разумно, стали бы применять свой разум к злым поступкам, зло разрослось бы быстро в такой степени, что им пришлось бы видеть вред от своего образования и чтобы парализовать его, было бы только два средства, или остановить свое образование или обратить внимание на нравственную сторону людей.

Каждая планета в каждой солнечной системе имеет свои условия обитаемости. Есть планеты с условиями жизни, схожими с землей; есть планеты несравненно труднее земли и такие, на которых жизнь протекает легко и счастливо. Эти физические условия находятся всегда в прямой зависимости от нравственного развития людей их обитающих. На мирах трудных жизней, как например Венера, на которой тело человека весит, как мы уже видели, приблизительно 16 пудов, все физические условия соответственно трудны; материя, из которой состоять предметы, естественно, груба и тяжела, вся природа не приветлива и груба, жизнь на них жестока и достается с большим трудом и лишениями. Эти физические трудности жизни находятся в прямом отношении с нравственным состоянием и развитием существ, обитающих на этих планетах. Обитатели этих планет еще больше боятся расстаться с этой трудной, жизнью, чем мы со своей, не смотря на всю непривлекательность ее; их страсти еще более привязывают их к жизни, чем наши; влияние животных инстинктов еще сильнее, чем у нас; духовные отправления души еще более стеснены и нравственные отношения между людьми находят себе еще менее места, чем на земле. По мере того как планета развивается, влияние материи на отправление души уменьшается, духовные и нравственные стороны берут все больший и больший перевес, человек чувствует себя менее стесненным своим материальным телом и начинает все более чувствовать на себе влияние отвлеченных и чисто нравственных потребностей; кругозор его умственных взглядов, вследствие расширения его знаний, увеличивается и требует более глубокого изучения природы, которое может ему дать только правильное отношение в природе, приобретаемое единственно познанием сущности жизни, т. е. познанием духа и свойственных ему способностей, т. е.— добродетели.

Каждый мир прогрессирует и улучшает свои жизненные условия, по мере возвышения среднего уровня духовного, нравственного и разумного развития существ на нем обитаемых. Вспомните нашу землю, в какой -нибудь период первобытных пещерных медведей, или условия жизни человека в каменный век. Перейдите затем мысленно к истории финикиян, владычеству римской империи, великому переселению народов, к владычеству мавров и т. д. до наших времен, когда вся земля покрылась сетью телеграфов, телефонов, железных дорог и где идеи правды, истины и милосердия уже начинают серьезно прививаться и практиковаться между людьми. Продолживши этот ряд прогресса умственного и нравственного мы уже можем представить себе, что недалеко то время, когда жизнь на земле будет довольно сносна и даже легка.

Разнообразие условий обитаемости миров определяет уже само по себе их роль во вселенной. Есть планеты, предназначенные для помещения существ первоначальных низших развитий, на которых водворяются Богом существа только что призванные к жизни. Это есть миры испытаний, представительницей которых является на нашей планетной системе Венера. Это самая трудная планета по своим жизненным условиям из всех наших планет. После нее вторая — наша земля должна быть названа миром искупления. Ее жизненные условия, несомненно, легче, чем на Венере, однако земля еще не дает счастья; она требует еще трудной работы над собой, требует радикальной ломки своего организма в борьбе с собственной порочностью. Марс есть уже планета возрождения. Люди, живущие на ней, имеют уже лишь незначительные недостатки и своей жизнью они совершенно исправляются от них. Вместе с сим они отдыхают от трудных предыдущих жизней и от тяжелой, пережитой ими борьбы со своей собственной порочностью и со своим злом. Живя на Марсе, они черпают новые силы для более успешного дальнейшего развития.

Юпитер и Сатурн суть планеты, на которых добродетель вполне укоренилась и самое незначительное зло, которое еще иногда проявляется, не оставляет последствий, ибо оно искупляется немедленно самими теми, которые его по ошибке сделал. Эти две планеты заслуживают по всей справедливости названия счастливых, ибо на них царствует мир, согласие и любовь в полной их силе.

Уран и Нептун суть планеты совершенств организации и внутренних божественных качеств. На этих планетах чистота и непорочность духа безусловна.

Приведем здесь три сообщения, сделанных в Парижском Обществе спиритов Святым Августином в назидание людям.

1) Mиp искуплений. Что мог бы я сказать Вам о мире искуплений того, чего бы Вы сами, живя на нем, не испытали?

„Значительные разумные и нравственные развития, которыми владеют многие из живущих на нем, достаточно свидетельствуют о том, что земля ваша не может быть причислена к тем мирам, на которых дух только что, вышедши из рук Создателя, живет в первый раз. Внутренние качества, которыми владеет дух при появлении своем на землю, должны служить ясным для вас указанием, что эти духи не первый раз принимают на себя тела человеческие, ибо развитое уже довольно далеко подвинуло их в сравнении с тем, что бы мы могли назвать невежеством; но многочисленные пороки, к которым они склонны, составляют признаки нравственной слабости, что и составляет главную причину, по которой Бог поместил их на вашей неблагодарной земле, на которой они через тяжкий труд и несчастья жизни, будут искупать свои предыдущее грехи, до тех пор, пока не заслужат лучшей жизни, для которой будут переведены на более легкие миры.

„Однако не все люди, живущие на земле, представляют из себя изгнанников за провинности с других более возвышенных миров: 1) коренными жителями земли могут считаться все племена, называемые вами полудикими, которые, по вашему мнению, находятся еще в детском состоянии и которые получают свое развитие и воспитание через столкновение с людьми и племенами более цивилизованными. 2) Полуцивилизованные племена, которые через свое развитие дошли уже до известных степеней зрелости, из которых, несомненно, многие отдельные личности имеют высшую образованность.

„Многие духи посылаются на землю для искупления своих грехов; они уже жили на других планетах и были исключены с них за настойчивое и упорное творимое ими зло и сопротивление Богу, причем примерь их был причиной соблазнов для других существ. Они временно водворены в мир меньших совершенств, на котором, познанье их может все-таки принести пользу, ибо они все-таки обладают более высоким развитием и задатками знаний, приобретенными в предыдущих своих жизнях. Эти, так сказать, иноземные духи, по преимуществу находятся в ваших интеллигентных и высших расах, они более чувствительны к горестям жизни, они более требовательны по отношению к жизни и вместе с тем они подвержены большим столкновениям и случайностям, чем природные уроженцы земли, более правильное и равномерное развитие которых делает их более выносливыми и терпеливыми.

„И так, земля может служить для нас типом неисчислимого количества существующих во вселенной миров искуплений, которые все, между другими своими функциями, имеют назначение служить местом ссылки для духов, выказавших в других высших мирах противление Богу и Его предвечному закону. Здесь, на земле, духи эти через упражнения в столкновении с людьми и в борьбе с трудностями природы развивают свое сердце и ум, внося свои познания на общую пользу; из чего следует, что Бог по своей доброте и премудрому своему предначертанию обращает наказание одних духов на пользу и на просвещение других".

2) Мир возрождения «Между звездами, блистающими в темноголубом небосклоне, сколько миров похожих на вашу землю назначены Богом для испытаний и искуплений. Но не все, такие как земля, есть много худших и много лучших, и есть планеты, на которых жизнь имеет временный и переходный характере, и которые могут называться мирами возрождения».

„Каждый планетный вихрь, пробегая неизмеримые небесные пространства вокруг какого-либо общего сосредоточия, увлекает с собой эти миры разных категорий, служащие пристанищем духам всевозможных развитий. Сколько раз говорили уже вам духи о тех мирах, на которых помещаются души только что созданные, в то время не зная ни добра, ни зла, они могут свободно возноситься к Богу, могут вполне располагать собой в силу своей свободной воли. Сколько раз говорили вам духи, какой обладают они обширной и мощной способностью делать добро; но, увы, не все пользуются ее, как, то дано им, как могли бы они и как бы должно было это делать — некоторые из них совращаются и Бог, желая их исправить, позволяет, переселяться в другие миры и через эти переселения из тела в тело они получают возможность очиститься и быть достойными той славы, которая им предназначена.

„Миры возрождений служат первою такою ступенью к достижению этой славы. Они служат переходной ступенью от миров искупления к мирам блаженства; кающаяся душа всегда находить в них покой и возможность окончательного своего очищения. В этих мирах человек находится еще под влиянием законов материи; он имеет одинаковые с вами чувства и желания, но страсти, которых вы можете, смело назваться рабами, обуздываются ими легче; там нет гордости вашей, заставляющей всегда замолчать сердце ваше, нет зависти, служащей предметом ваших страданий для вас, ненависти и т. д.; любовь и милосердие написаны на каждом лице и полное согласие и дружелюбие царствуют во всех отношениях, как между людьми, так и между обществами; все указывает на присутствие Божье; все манит к себе людей, исполняющих закон Его.

„Это, однако, далеко не миры счастья: на них человек видит только зарю приближающегося к нему блаженства. Он обладает еще телом, которое, хотя и легко, но все-таки склонно к слабостям, от которых избавлены только существа, обладающие высшими блаженствами и качествами. У каждого есть еще недостатки, от которых он должен избавиться, но недостатки эти уже не могут иметь сильных и резких следствий, ибо они по сравнению с нашими редки, малы и ничтожны.

„Сравнительно с землей эти миры очень счастливы и каждый из вас чувствовал бы себя на них как в настоящем раю, ибо они напоминали бы ему спокойный отдых после бури или чувство только что избавившегося от ужасной болезни, выздоравливающего человека.

„Существо, менее вас поглощенное веществом, предусматривает лучше вас будущее. Оно понимает, что есть радости, которые обещаны Богом тем, которые окажутся достойными и которым смерть еще раз возделает сердце их для принятия лучшей жизни. Только тогда душа будет в состоянии парить во всех сферах; не будет иметь более грубых и материальных воззрений, но будет владеть одними чистыми и Божественными чувствами, разливающими кругом себя аромат любви и милосердия под непосредственным присутствием Самого Бога.

Но в этих мирах возрождения, человек, увы, еще ошибается, и царство зла еще не совсем покинуло его душу. А если человек не прогрессирует, в добре, это все равно, что он отодвигается назад, следовательно, человек, не стоящий крепкой стопой на стези добродетели, может пасть и тогда он опять попадет на трудные миры искуплений, где ему еще более сильными испытаниями придется очищать себя.

,Любуйтесь же вашим прекрасным темно-голубым вечерним небосклоном, в часы вашего отдохновения и молитвы и спрашивайте себя: которая из этих блестящих, над вашей головой точек ведет к Богу, и просите Его, чтобы Он допустил одному из таких миров возрождения принять вас, после вашей смерти."

3) Прогресс миров „Прогресс есть один из законов природы; все существа вселенной, все созданное одушевленным или неодушевленным по благости Создателя подчинено этому закону, который хочет, чтобы все улучшалось и все благоденствовало. Разрушения даже, которые кажутся людям концом вещей, составляют только средство через некоторое преобразование достигнуть высших качеств, ибо все умирает для того, чтобы возродиться и ничего не уничтожается.

„В то время как живые существа нравственно развиваются, миры совершенствуются физически. Кто мог бы проследить миры, во все периоды его существования, начиная с того времени, когда начали сближаться первые атомы, послужившие центром притяжения для других, тот только мог бы заметить постепенные переходы развития материи, который делаются до того медленно, что становятся неуловимыми не только людям, но и целым поколениям; но они, тем не менее, представляют людям все более и более удобств по мере того, как сами люди, следуя тому, же закону прогресса, улучшаются сами.

„Так прогрессируют, все во вселенной: люди, животные, растения и условия жизни: ибо ничто не может оставаться постоянно на одном уровне. Как велика эта истина и как достойна она Величия Всемогущего Творца Вселенной, и как, наоборот, ничтожна, мизерна, и недостойна Его премудрости та система, которая сосредоточивает всю Его деятельность на одной песчинке Вселенной и ограничивает, все человечество вселенной несколькими только людьми, живущими на земле.

„Земля, следуя также всеобщим законам прогресса, была раньше на более низкой степени своего материального и нравственного развития, при котором она начинает приближаться к мирам возрождения, и тогда человек будет на ней счастлив, ибо тогда закон Божий будет, царствовать повсеместно" (Святой Августин. Париж, 18612).

Каждая планета имеет свой естественный ход развития, который видимым образом отражается на условиях жизни людей и может служить мерилом их среднего умственного развития. Уровень нравственного развития должен соответствовать этому общему усовершенствованию планеты. Разумные существа, обитающие эти планеты, должны соответствовать общему строю ее и степени развития, иначе они нарушали бы правильный ход этого гармонического отношения нравственности к физической природе. Поэтому те люди, которые, при жизни своей на этой планете, остались закоренелыми безверными и даже выказывали противление Богу и Его премудрому закону, удаляются с этих планет, ибо научили бы человечество противлению Бога и служили бы соблазном для людей, имеющих стремлению к нравственному развитию. Подобным, образом изгнанные духи переводятся для дальнейших своих жизней на планеты более трудные в жизненном отношении и обладающие меньшим уровнем физического и нравственного развития; там могут прилагать они свои знания и проповедовать свои противоестественные истины между теми, которых они не могут испортить примером, своим, ибо эти последние, пребывая еще в детском и относительно в полуварварском состоянии, не поняли бы их, а вместе с тем они могут искупить, загладить свои предыдущие грехи и смягчить свой упорный характер, через несколько последовательных, трудных жизней и через тот, тяжелый труд, которым придется им добывать свой насущный хлеб.

Ми всегда удивляемся, что на земле так много зла, дурных наклонностей, болезней, недугов и уродств и приходим к убеждению, что роль людской жалок и ничтожен. Нельзя не согласиться с этим, хотя надо ввести одну поправку относительно понимания слова «род людской». Нельзя не найти более правильным, говоря о нас, употреблять выражение - «земной человек» и оставить название «род людской» для разумных существ всей вселенной.

Такое невыгодное мнение о людях, говоря вообще, зависит от вполне неправильной точки зрения, с которой люди иногда смотрят на вселенную. Главная ошибка происходить от того, что они смотрят на мир с узкой точки зрения. Чтобы составить себе правильное представление, надо сперва вспомнить, что на земле мы не видим всего человечества. Под словом «род людской» правильнее было бы понимать всех разумных существ, обитающих на всем безчисленном множестве планет вселенной. Рассматривая его с этой точки зрения, мы должны признать, что мы знакомы с безконечно малой частью его.

Жизненные и нравственные условия нашей земли, в самом деле, отвратительны и мы должны были бы выразиться еще гораздо резче, если бы стали подробно разбирать вопросы о назначении земли и о природе ее жителей.

Вы всегда составите себе очень неправильное понятие о каком-нибудь городе, если будете судить о нем, увидав его пригородные грязные кварталы, места зараженные, наполненные бедным и недужным людом. В каждом городе есть госпитали и остроги, но нельзя, судя по жителям госпиталей или острогов, составить себе правильное понятие о жителях самого города, о степени их образования, о процветании у них наук и искусств. В остроге мы видим одних порочных людей, в госпитале все больны и страдают. Если мы вселенную сравним с городом, то наша земля может только сравниться с острогом или с госпиталем, вообще с каким-нибудь местом страданий, искуплений или исправлений, и в таком случае станет понятно, почему нужда и болезнь встречаются у нас чаще, чем радость, злость и порок чаще, чем добродетель и милосердие; ибо в эти физически и нравственно исправительные заведения не посылают людей здоровых.

Все в них находящиеся люди или больны или порочны, все должны рано или поздно получить свое исправление одним или другим путем. Кто вылечился, — не остается более в них, он рад, что может избавиться и как можно скорее покидает землю.

Отовсюду слышатся жалобы на трудные условия земной жизни; да как же вы хотите, чтобы было иначе? Разве могут одни материальные потребности удовлетворить человека и сделать его счастливым?—Ни ум, ни богатство, ни власть, ни цветущее здоровье молодого, полного жизни, организма, ни все эти условия, взятие вместе, не дают счастья. Человек легко привыкает ко всему этому, сперва перестает их замечать, он требует от жизни новых удовольствий, решительно не сознавая, что имеет уже не только все возможное, но, во всяком случае, больше, чем нужно для полнейшего земного счастья.

Взглянув на материальную жизнь человека с этой точки зрения, станет совершенно ясно, отчего развивается зависть и вражда, например, у бедных по отношению к богатым, у безсильных по отношение к сильным и т. д., и отчего всякий стремится достичь каких-то благ, которые, в свою очередь, тоже не могут удовлетворить его.

1.JPG

Все, что может дать покой человеку, всё, что составляет его истинное счастье и блаженство как на земле, так и за гробом, то все пренебрегается им, остается без внимания и без всякой попытки к применению. Мы хотим сказать о нравственном долге человека. Одно только нравственное развитие может, дать покой душе и полное удовлетворение; только оно одно заставляет понять, что всякий имеет на сем свете свою долю труда, заботь, мучений и заблуждений, и что не для радости и счастья живет человек на земле, а для исполнения целого ряда искуплений и испытаний. Чем скорее он их отбудет, чем энергичнее будет заботиться о своем нравственном перевоспитании, тем скорее окончит их и будет пользоваться теми благами, которыми пользуются не преступные и не больные, а разумные члены всемирного человечества.

С другой стороны, разве не сам человек виноват в доброй половине всех бед и несчастий, выпадающих на его долю? Разве его положение не было бы во сто крат лучше, если бы он отвратил только те невнятности жизни, которых он сам прямой виновник?

Сколько людей впадают в ошибки по неопытности, делаются жертвой своей собственной непредусмотрительности, своей гордости или своего самолюбия.

Сколько народу разоряется от недостатка порядка в делах, или настойчивости в характере, от безпутства или от того, что не умели оградить своих желаний.

Как много несчастных браков от того, что руководились денежным расчетом, или имели в виду удовлетворения своего самолюбия, или тщеславия, а не влечением сердца.

Как много несогласий и ссор можно было бы избегнуть при малейшей обдуманности и сдержанности.

Сколько болезней являются следствием невоздержанности, неумеренности и порывов всякого рода.

Сколько родителей несчастливы в своих детях, ибо смолоду не думали развить в них хороших стремлений и уничтожить дурные наклонности, вследствие собственной лени и безразличного отношения к ним.

Не только этими вопросами пришлось бы ограничиться, если бы захотеть перечислять все промахи человечества; пусть каждый проанализирует сам себя и вспомнить, сколько раз приходилось ему жалеть о каком-нибудь поступке и говорить: если бы я этого не сделал, то, наверное, никогда не был бы в таком безвыходном положении?

Во всех этих случаях человек сам подготовляет себе иногда целый ряд бед и несчастий и вместо того чтобы сознать свою вину, разобрать как следует причины и стараться впредь не делать этого, он находить более удобным и менее оскорбительным для своего самолюбия обвинять Провидение, приписывать все причины случайностями говоря, что: «родился под несчастной звездой». А чаще всего мы совсем не доискивались никакой причины; и так привыкли относиться к своей жизни легко и поверхностно, что причины наших бед совсем не интересуют нас, мы ли виноваты в них, или что другое, мы пожалеем только о происшедшем и в другой раз попадаем опять в ту же ловушку.