Измени себя — изменится Мир вокруг

Гопакамоггаллана-сутта: К Гопака Моггаллане

Так я слышал. Однажды достопочтенный Ананда проживал в Раджагахе, в Бамбуковой роще, в Беличьем Святилище, вскоре после того, как Благословенный достиг окончательной ниббаны. И в то время царь Аджатасатту Ведехипутта из Магадхи из-за подозрений в отношении царя Падджоты построил в Раджагахе укрепления. И тогда, утром, достопочтенный Ананда оделся, взял чашу и верхнее одеяние, и отправился в Раджагаху за подаяниями.

И тогда мысль пришла к достопочтенному Ананде:

«Слишком рано ходить по Раджагахе за подаяниями. Что если я отправлюсь туда, где работает брахман Гопака Моггаллана?»

И тогда достопочтенный Ананда отправился на работу к брахману Гопаке Моггаллане.

Брахман Гопака Моггаллана увидел достопочтенного Ананду издали и сказал ему:

«Пусть господин Ананда подойдёт! Добро пожаловать, господин Ананда! Долгое время у господина Ананды не было возможности прийти сюда. Пусть господин Ананда присядет, вот здесь подготовлено сиденье».

Достопочтенный Ананда сел на подготовленное сиденье. Брахман Гопака Моггаллана выбрал более низкое сиденье, сел рядом, и спросил достопочтенного Ананду:

«Господин Ананда, есть ли хоть один монах, который во всём и во всех отношениях обладает теми качествами, которыми обладал господин Готама, совершенный и полностью просветлённый?»

«Брахман, нет ни одного монаха, который во всём и во всех отношениях обладает теми качествами, которыми обладал Благословенный, совершенный и полностью просветлённый.

Ведь Благословенный зачинатель не возникшего прежде пути, прокладчик не проложенного прежде пути, объявитель не объявленного прежде пути. Он знаток пути, открыватель пути, мастер пути. И его ученики теперь пребывают в следовании по этому пути и овладевают им после».

Но эта беседа между достопочтенным Анандой и брахманом Гопакой Моггалланой была прервана, так как брахман Вассакара, главный министр Магадхи, осматривая [проводящиеся] работы в Раджагахе, отправился к достопочтенному Ананде к месту работы брахмана Гопаки Моггаллана.

Он обменялся с достопочтенным Анандой приветствиями, и после обмена вежливыми приветствиями и любезностями он сел рядом и спросил достопочтенного Ананду:

«Ради какой беседы вы сидите сейчас здесь, господин Ананда? В чём состояла незавершённая вами беседа?»

«Брахман, брахман Гопака Моггаллана спросил меня: «Господин Ананда, есть ли хоть один монах… …И его ученики теперь пребывают в следовании по этому пути и овладевают им после». Вот в чём состояла наша беседа, которая была прервана, когда ты прибыл».

Дхамма и Виная как учитель

«Господин Ананда, есть ли хоть один монах, которого господин Готама назначил так: «Он будет вашим прибежищем после того, как я уйду», и к которому вы теперь идёте за прибежищем?»

«Брахман, нет ни одного монаха, который был бы назначен Благословенным, который знает и видит, совершенным и полностью просветлённым, так: «Он будет вашим прибежищем после того, как я уйду», и к которому мы теперь идём за прибежищем».

«Но, господин Ананда, есть ли хоть один монах, который был избран Сангхой и назначен группой старших монахов так: «Он будет нашим прибежищем после того, как Благословенный ушёл», и к которому мы теперь идём за прибежищем»?

«Брахман, нет ни одного монаха, который был избран Сангхой и назначен группой старших монахов так: «Он будет нашим прибежищем после того, как Благословенный ушёл», и к которому мы теперь идём за прибежищем».

«Но если у вас нет прибежища, господин Ананда, то в чём причина вашего единодушия?»

«Мы не без прибежища, брахман. У нас есть прибежище. У нас есть Дхамма в качестве прибежища».

«Но когда вы были спрошены так: «Господин Ананда, есть ли хоть один монах, назначенный господином Готамой так: «Он будет вашим прибежищем, когда я уйду», и к которому вы теперь идёте за прибежищем» – вы ответили: «Нет ни одного такого монаха…». Когда вы были спрошены так: «Господин Ананда, есть ли хоть один монах, избранный Сангхой…» – вы ответили: «Нет ни одного такого монаха…».

Когда вы были спрошены: «Но если у вас нет прибежища…?» – вы ответили: «Мы не без прибежища, брахман. У нас есть прибежище. У нас есть Дхамма в качестве прибежища». Как понимать значение этих утверждений, господин Ананда?»

«Брахман, Благословенный, который знает и видит, совершенный и полностью просветлённый, предписал путь тренировки для монахов и установил Патимоккху. В день Упосатхи все те из нас, кто живёт в зависимости от одного деревенского округа, собираются вместе в согласии, и когда мы собрались, мы просим того, кто знает Патимоккху, продекламировать её.

Если монах вспоминает о нарушении или проступке по мере того, как Патимоккха декламируется, мы заставляем его поступить в соответствии с Дхаммой, в соответствии с предписаниями. Не достопочтенные [монахи] заставляют нас поступать так, а Дхамма заставляет нас поступать так».

«Господин Ананда, есть ли хоть один монах, которого вы цените, чтите, уважаете, почитаете, и в зависимости от которого вы бы жили, уважая и почитая его?»

«Есть такой монах, брахман, которого мы ценим… живём, уважая и почитая его».

«Но когда вы были спрошены: «Господин Ананда, есть ли хоть один монах, назначенный господином Готамой так: «Он будет вашим прибежищем…» …вы ответили: «Есть такой монах, брахман, которого мы ценим… живём, уважая и почитая его». Как понимать значение этих утверждений, господин Ананда?»

Десять качеств уважаемого монаха

«Брахман, есть десять качеств, внушающих доверие, которые были провозглашены Благословенным, который знает и видит, совершенным и полностью просветлённым. Когда эти качества есть в ком-либо из нас, то мы ценим, чтим, уважаем, почитаем его и живём в зависимости от него, уважая и почитая его. Какие десять?

  1. Вот монах нравственный, он пребывает, сдерживая себя соблюдением Патимоккхи, [будучи] совершенным в поведении и средствах, видя боязнь в мельчайшей оплошности. Возложив на себя правила тренировки, он тренируется в них.
  2. Он много изучал, помнит то, что учил, накапливает [в своём уме] то, что он изучил. Те учения, что прекрасны в начале, прекрасны в середине и прекрасны в конце, правильны и в значениях и в формулировках, провозглашающие идеально полную и чистую святую жизнь – таких учений он много изучал, запоминал, повторял вслух [по памяти], исследовал их в уме и тщательно проникал в них воззрением.
  3. Он довольствуется своими одеяниями, едой с подаяний, жилищем, необходимыми для лечения вещами.
  4. Он достигает по желанию без сложностей и проблем четырёх джхан, что составляют высший ум и обеспечивают приятное пребывание здесь и сейчас.
  5. Он владеет различными видами сверхъестественных сил: будучи одним, он становится многими
  6. За счёт элемента божественного уха он слышит…
  7. Он знает умы других существ, других личностей…
  8. Он вспоминает многочисленные прошлые жизни…
  9. Божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий…
  10. За счёт уничтожения пятен [умственных загрязнений] он здесь и сейчас входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, реализовав эти состояния для себя посредством прямого знания.

Таковы, брахман, десять качеств, внушающих доверие, которые были провозглашены Благословенным, который знает и видит, совершенным и полностью просветлённым. Когда эти качества есть в ком-либо из нас, то мы ценим, чтим, уважаем, почитаем его и живём в зависимости от него, уважая и почитая его».

Когда так было сказано, брахман Вассакара, министр Магадхи, сказал военачальнику Упананде:

«Как ты думаешь, военачальник? Когда эти достопочтенные ценят того, кого следует ценить; уважают того, кого следует уважать; чтят того, кого следует чтить; почитают того, кого следует почитать, то вне сомнений, они ценят того, кого следует ценить… почитать. Ведь если бы эти достопочтенные не ценили… почитали такого человека, то кого бы они тогда могли ценить… почитать, и жить в зависимости от него, уважая и почитая его?»

Затем брахман Вассакара, министр Магадхи, сказал достопочтенному Ананде:

«Где сейчас проживает господин Ананда?»

«Я живу здесь, в Бамбуковой Роще, брахман».

«Я надеюсь, господин Ананда, что Бамбуковая Роща приятная, тихая, не тревожима голосами, с атмосферой затворничества, удалённая от людей, подходящая для уединения».

«В самом деле, брахман, Бамбуковая Роща приятная… подходящая для затворничества благодаря таким оберегающим охранителям как ты».

Вопрос о медитации

«Воистину, господин Ананда, Бамбуковая Роща приятная… подходящая для затворничества из-за достойных, которые медитируют и взращивают медитацию. Достойные – медитируют и взращивают медитацию. Однажды, господин Ананда, господин Готама проживал в Весали в Зале С Остроконечной Крышей, в Великом лесу.

Тогда я отправился туда, подошёл к господину Готаме и многими способами он беседовал со мной на тему медитации. Господин Готама был медитирующим и взращивал медитацию, и он восхвалял каждый вид медитации».

«Брахман, Благословенный не восхвалял каждый вид медитации, но и не порицал каждый вид медитации. И какой вид медитации Благословенный не восхвалял? Бывает так, брахман, что некий человек пребывает с умом, охваченным чувственной жаждой, он жертва чувственной жажды, и он не понимает в соответствии с действительностью спасения от возникшей чувственной жажды.

Когда он лелеет в себе чувственную жажду, он медитирует, перемедитирует, премедитирует, недомедитирует. Он пребывает с умом, охваченным недоброжелательностью… ленью и апатией… неугомонностью и сожалением… сомнением, он жертва сомнения, и он не понимает в соответствии с действительностью спасения от возникшего сомнения.

Когда он лелеет в себе сомнение, он медитирует, перемедитирует, премедитирует, недомедитирует. Благословенный не восхвалял такой вид медитации.

И какой вид медитации Благословенный восхвалял?

Вот, брахман… монах входит и пребывает в первой… второй… третьей… четвёртой джхане… Благословенный восхвалял такой вид медитации».

«Похоже, господин Ананда, что господин Готама порицал тот вид медитации, который следует порицать, и восхвалял тот вид медитации, который следует восхвалять. А теперь, господин Ананда, нам нужно идти. Мы заняты и у нас много дел».

«Ты можешь идти, брахман, когда сочтёшь нужным».

И тогда брахман Вассакара, министр Магадхи, восхитившись и возрадовавшись словам достопочтенного Ананды, поднялся со своего сиденья и ушёл.

И вскоре после того как он ушёл, брахман Гопака Моггаллана сказал достопочтенному Ананде:

«Господин Ананда ещё не ответил на то, о чём мы его спросили».

«Разве мы не сказали тебе, брахман:

«Брахман, нет ни одного монаха, который во всём и во всех отношениях обладает теми качествами, которыми обладал Благословенный, совершенный и полностью просветлённый.

Ведь Благословенный зачинатель не возникшего прежде пути, прокладчик не проложенного прежде пути, объявитель не объявленного прежде пути. Он знаток пути, открыватель пути, мастер пути. И его ученики теперь пребывают в следовании по этому пути и овладевают им после»?

Источник: «Majjhima Nikaya by Nyanamoli & Bodhi, p. 880».