Измени себя — изменится Мир вокруг
Логотип клуба OUM.RU

По ту сторону стены

По ту сторону стены
По ту сторону стены

«Моя мамочка самая нежная и добрая на свете! Я родился несколько часов назад, но уже чувствую её материнскую любовь, её дыхание и тепло мягкого языка. Только выглядит она уставшей и грустной, не понимаю, почему… Ведь мы вместе, и нам так хорошо! Мы любим друг друга. Может быть, причина в этой тяжёлой гремящей цепи, которая висит у неё на шее. Из-за неё мы не можем полноценно общаться, так как мама не может прилечь так, как ей удобно, цепь натягивается слишком сильно и не даёт ей опустить голову.

Я снова проголодался и подошёл к маме, чтобы отведать её парного молока, как вдруг меня схватил сзади человек и потащил от матери прочь. Мамочка, мама! — кричал я. — Спаси меня! Я хочу быть только рядом с тобой! Мама… Я слышал её крики и плач, пока этот странный человек нёс меня куда-то. Мне страшно… Что же будет дальше?

Меня выпустили из рук, и я жёстко приземлился на пыльный пол. С трудом я поднялся на ноги, ведь я ещё совсем маленький, моё недоразвитое тельце ещё совсем слабое. Мама! Ты здесь? — с надеждой прокричал я. Но ответа не услышал. Всем телом я чувствовал биение своего сердца, казалось, ещё немного, и оно выпрыгнет из моей новорожденной груди.

Я хотел пройтись, осмотреть территорию, на которую меня притащили, но обнаружил, что места настолько мало, что я не могу сделать ни шага в сторону. К тому же здесь очень холодно…

Прошло 3 месяца. С того момента, как меня посадили сюда, я всё ещё не сделал ни шага. Поначалу мои ноги сильно ныли, но позже я перестал их чувствовать — странное ощущение, но стало легче. А ещё человек наградил меня такой же металлической цепью — теперь и на моей шее она есть, прямо как у моей мамы. Как я и думал, это очень неудобно, с ней я могу лишь лечь, с трудом опустив голову вниз, не говоря уже о том, чтобы сделать что-то большее. Я так скучаю по маме, надеюсь, с ней всё хорошо…

Кормят здесь так себе, сухая трава с химическим привкусом, от которого моё тело очень быстро растёт. Я уже не тот малыш, которого отобрали у матери, теперь я большой и тяжёлый. Человек говорит, что мы стоим в этих тесных загонах для того, чтобы мы получили анемию и белокровие, чтобы после забоя мясо было нежным. Я не понимаю, о чём он говорит, видимо мы приносим им какую-то пользу, раз они кормят и поют нас за просто так, но мне не очень нравятся эти разговоры. Да и я постоянно вспоминаю о маме, чувствую, что случилось что-то неладное… Ну почему здесь всегда так холодно?

shutterstock_512517814.jpg
корова, бык

Спустя некоторое время я понял, что люди вокруг нас не такие уж и добрые. Когда мы чего-то не хотим — они бьют нас, когда мы чего-то боимся — они бьют нас, когда нам становится совсем плохо — они бьют нас…

Сегодня день начался не так, как остальные: дверь моего загона открылась! Я с трудом сделал первый шаг за столь долгое время, но я собрал все свои силы и отправился дальше за своими сожителями. Неужели всё? Наши мучения закончились! Я могу снова двигаться, и, возможно, я снова увижу свою маму. Замечтавшись, я снова получил удар, жёсткий каблук вонзился в моё тело, и я побежал быстрее. Я увидел испуганные глаза подросших из соседних вагонов телят, пройдя ещё немного, в мою душу словно стрела вонзились страх и ужас. Дорожка, ограниченная бетонными стенами, становилась всё уже. Вокруг все боялись и не хотели идти дальше, но человек загонял нас своей жестокостью всё дальше. Я опустил голову вниз и увидел красный густой ручей, вытекающий из-под чёрного резинового занавеса впереди нас. И вот коридор стал настолько узким, что помещался в него только один телёнок — я. Пытаясь вернуться обратно, я попятился назад, но сзади стоял человек, который не давал уйти.

Побоявшись получить ещё один пинок или удар тяжёлой палкой по спине, я отправился туда, откуда пахло ужасом и кровью.

К моей голове поднесли какой-то прибор, я почувствовал резкую, никогда не испытываемую мною боль. Я упал, моё тело покрылось конвульсиями. Сквозь боль я почувствовал, как мне связали копыта и подвесили головой вниз. Острый нож вонзился в мою глотку, густая кровь потекла ручьём в ведро. Из глаз текли слезы. Ещё чуть-чуть, и я стану свободным. Спасибо тебе, человек, что избавил от страданий.

А я ведь всего лишь хотел просто жить и любить…»

Дорогие друзья! Надеюсь, вы нашли в себе силы, чтобы дочитать историю этого беззащитного телёнка до конца. Многие скажут: «Они рождены для того, чтобы быть съеденными». Какое право мы имеем решать за кого-то, когда ему родиться, а также когда ему умереть и быть съеденным? За то время, пока вы читали этот текст, было убито около 300 тысяч таких же беспомощных животных, а всё ради того, чтобы за обедом или ужином вы почувствовали привычный вкус сочной отбивной, сдобренной огромным количеством приправ и других усилителей вкуса. Ради того, чтобы вы почувствовали «полноценное» насыщение вашего желудка. Ради того, чтобы ваше блюдо не было таким «постным и скудным». Никакой вкус несоизмерим с той болью и страданиями, которые испытывают братья наши меньшие. «Веганов слишком мало, мир не изменить» — а ты попробуй! Начни с себя и перестань принимать участие в убийствах, жестокости и проплачивании молочно-мясной индустрии. Нет спроса — нет предложения. Давайте не будем мыслить стереотипами и повторять за древними людьми, которым повезло меньше, чем нам. В настоящее время магазинные и рыночные прилавки ломятся от разнообразия растительной пищи, благодаря которой вы станете здоровыми и сильными, но это уже совсем другая история…

P.S. Нужно лишь проснуться и понять,
что в мире что-то пошло не так,
и только от тебя зависит дальнейшее будущее,
светлым или тёмным оно будет — решать тебе.
Знай: ты наткнулся на этот пост не просто так!

Автор статьи Анна Сергеева