Тибет. Кора. До и после

Тибет. Кора. До и после
Впервые об экспедиции в Тибет я услышала четыре года назад. Когда дочь, вернувшись из очередного своего путешествия, рассказала  о потрясающих местах, о невиданной красоте и невероятной силе священной горы Кайлас, и вместе с этим  о трудностях, с которыми столкнулась во время Коры вокруг Кайласа. Все тогда для меня было впервые: ее рассказ о загадочной горе, фото с  горными пейзажами и видами монастырей и храмов.  Не укладывалось в голове, что значит "Не могла сделать ни шага".

Признаюсь, списала на то, что девочка мало в жизни видела трудностей и преодолевала их и себя. Вот я бы... Впрочем, успокоилась тем, что путешествие ее в конечном счете закончилось благополучно, и дочь дома жива и здорова.

Каково же было мое потрясение, когда ровно через год, дочь объявила о решении повторить  восхождение. И ровно через год снова.

Что же, какая неведомая сила  из года в год заставляет мою хрупкую девочку, как и многих других, тысячи тысяч паломников мира  стремиться в Тибет, окутанный самыми противоречивыми тайнами и легендами.  Я стала интересоваться, читать, просматривать видео и фотоматериалы о Гималаях, горе Кайлас - обители Будды или по преданиям тибетских лам  -  древнем пирамидальном  городе, построенном Сынами Богов...  Так  постепенно   Тибет стал и моей мечтой тоже.
   
И вот, наконец,  7 сентября 2014 года в аэропорту Домодедово началось мое удивительное путешествие, четвертая кора в жизни моей дочери и моя первая.

У нас была удивительная группа.  Достаточно многочисленная. Отсюда  неизбежные, непредсказуемые и непрогнозируемые трудности во многих организационных и координационных моментах. Эти трудности были. И, может кому то, больше всего запомнились они.  Я же с первых минут с искренним интересом  ко всем и к каждому участнику группы, наблюдала, слушала, общалась, жадно внимала и охотно обменивалась информацией непрерывно. Для меня, с первых минут знакомства, была ощутима  и  очень ценна возможность общения с людьми,  с группой единомышленников, сплоченных общими интересами, общим восприятием действительности, объеденных   стремлением и возможностью испытания, преодоления  и осознания себя здесь и сейчас. 

Я постоянно оказывалась участником или слушателем интересных дискуссий, воспоминаний об участии в прошлых экспедициях, о полученном опыте, о предстоящих испытаниях, о том, например, что  Кайлас - это строение, созданное кем-то искусственно,  для собирания и концентрации энергии будущего (из космоса) и прошлого (из земли). Существуют предположения, что Кайлас построен в виде такого кристалла, ну то есть та часть, которую мы с вами видим на поверхности, продолжается зеркальным отражением в земле.  Когда Кайлас мог быть создан тоже неизвестно, вообще Тибетское нагорье образовалось порядка 5 млн. лет назад, а Кайлас ну уж совсем молодой: его возраст около 20 тыс.лет.
Время между перелетами, для меня, пролетело  незаметно.

Вот уже позади полет над Гималаями. Прижавшись лбом к холодному стеклу иллюминатора, заворожено наблюдала проплывающие внизу облака, причудливые рельефы горных массивов.  В плеере Всеволод Овчинников рассказывал мне о своих поисках неведомой Шамбалы. То, что я видела внизу под облаками было и сказочной, и одновременно вполне реальной иллюстрацией к его вдохновенному описанию Гималаев. 
 
Я видела много прекрасных художественных и художественно-фотографических произведений с видами Гималаев  талантливых мастеров, прочла не мало литературы, и все же хочу сказать, что лучше, важнее один раз увидеть все это воочию. Глубоко вдохнув, я оставила внутри себя в груди все то, на что не хватало взгляда, то, что не должно было просто проплыть мимо и исчезнуть.  Замечательный, между прочим, прием глубоко вдохнуть и оставить  внутри себя, в памяти в сердце надолго,  навсегда.

Яркое пятно в воспоминаниях встреча с Катманду. Теплая волна душного влажного воздуха. Шок от хаотичного шумного непонятного движения на улицах. Смог.  Не очень чистые, очень узкие улочки с тесно стоящими постройками. Яркие цвета в нарядах непальских модниц.  Неожиданные сочетания очень ярких, блестящих, горящих переливающихся, расшитых не по будничному тканей словно компенсировали боле чем скромный городской пейзаж.

Лица непальцев мне показались обреченно печальными, но спокойными, не суетливыми.  На ваш взгляд,  вам непременно ответят и открытой улыбкой, и, как минимум  приветственным "намасте"  и добрыми  пожеланиями.  Постепенно меньше обращаешь внимания на не слишком приглядные порой картинки городских мини свалок, и все больше ценишь теплоту этого взгляда, атмосферу доброжелательности и искренности, наблюдая между прочим как непросто живется здесь непальцам.

В Катманду состоялось более близкое знакомство с участниками группы. До самого последнего дня путешествия, я не разочаровалась ни в ком. Неинтересных людей в подобных путешествиях видимо не бывает. 
 
Экскурсии, которые нам предложили в Катманду, были для меня первым  визуальным знакомством с  культурно-историческим  наследием буддизма в прекрасном обрамлении живописных видов непальских предгорий.  Иллюстрацией к моим скромным знаниям Джатак и прочих текстов. Пещеры Падмасамбхавы, Ступа  в Боднатхе, Ступа Намо Будда   поразили своим первозданным видом. Не участие, или едва заметное участие современной действительности в судьбе этих памятников древности,  скорее плюс.  Рядом с нетронутым цивилизацией,  по настоящему ощущается величие времен и событий.

Все три дня проведенные в Катманду были заполнены интереснейшими экскурсиями, и в то же время нам постоянно  напоминали, что впереди сложное испытание, к которому нужно непременно готовить себя. 
 
В 5,30 утренними полуторачасовыми праноямами и медитациями начинался день. Далее утренняя практика йоги  в группе, соответствующей личному  уровню подготовленности. Ребята, проводящие занятия, предлагали очень интересные и разнообразные комплексы.   
 
Во время вечерней часовой практики группа воссоединялась единым "ОМ" во благо привычного "всем живым существам...", а также во имя успешного прохождения предстоящей коры.

Настало время перелета в Лхасу. Новая высота. Новые ощущения. Новые впечатления от встреч с городами и местечками. 
 
И первое испытание для меня - это непростой подъем в Чимпу. 
 
Во время первого радиального выхода в Самье, подъема на гору Чипмпу к пещере Падмасамбхавы, я слишком бодро и неоправданно самонадеянно начала восхождение, забыв обо всех предупреждениях и благих советах, полученных от опытных путешественников. И также быстро ощутила полное отсутствие сил и возможности выдерживать, взятый темп. 
 
Когда вся группа обогнала меня, и стесняться было больше некого, я продолжала передвигаться рывками от камня к камню, подолгу переводя дух на каждом.  Вставала,  делала очередной рывок и снова быстро выдыхалась. В придачу ко всему умудрилась забрести в сторону от основной тропы, и почти совсем отчаялась. Бодрости придало рычание, очень похожее на приветствие гималайского мишки.  Чудом собрав последние силы, продираясь сквозь густые заросли, выскочила на тропу к одинокому Тибетскому жилищу. На пороге которого, девушка объяснила мне, что никакой группы не видела, и что нужно вернуться ниже и направиться немного в другом направлении. В очередной раз отчаявшись, побрела вниз и, о радость, встретила Валю Ульянкину, которая практически воскресила и меня, и мою уверенность в благополучном исходе. 
    
Я вышла, наконец, на тропу и продолжала свое карабканье наверх. И вот уже последняя ступень и... голос Андрея Вербы, предлагающего основной группе, после прослушанной лекции, спускаться вниз.

Так и осталась Чимпу - гора, возвышающаяся над монастырём Самье, где расположено множество ретритных пещер и хижин отшельников,  где и в  наши дни практикующие продолжают проводить ретриты, мной непокоренной.    Еле сдерживая слезы, вместе со всеми, я спустилась вниз. Странно, но спускаясь я не ощущала подъема сил и энергии. Наоборот  это был самый для меня трудный момент. 
 
Здесь опустившись на землю, я впервые получила возможность прочувствовать великую силу энергетики человека, желающего и имеющего возможность помогать  нуждающимся. Один из участников поездки Яков Фишман  показал мне важные  точки для массажа на кистях рук, поделился другими безусловно полезными знаниями. 
 
Мне было очень тяжело во время этого подъема. Но главное, что произвело впечатление, острой иглой кольнуло в сердце - это великая благодарность и  Якову Фишману, и тем монахам, которые, обгоняя меня  участливо предлагали мне свою помощь (хотя бы рюкзак понести), и всем тем участникам нашей группы, которые подходили и искренне сочувствовали и старались помочь. Я сдерживала слезы,  чтобы не объяснять никому, что реву не от жалости к себе, а от сердечной благодарности совсем не близким мне людям.

В Самье была еще одна интереснейшая экскурсия в монастырь, на которую я сил так и не насобирала. 
 
Это был  Самье-гомпа, – первый буддийский монастырь в Тибете.  Почитать об этом монастыре к сожалению сильно пострадавшем от "культурной революции" пришлось самостоятельно и позже.

Дальше был переезд в Лхасу и надежда на то, что состояние придет в норму. 
 
Так оно и случилась. Дни, проведенные в Лхасе, запомнились регулярными практиками утренними и вечерними на крыше гостиницы, с любованием Дворцом Потала в вечернем сумраке, и в предрассветной дымке, интереснейшими экскурсиями и вполне себе хорошим самочувствием. 
 
Это были наполненные информацией и эмоциями  дни посещения древнейших и красивейших монастырей и храмов. Созерцание величественных статуй славных мастеров прошлого, запечатлевших свою любовь и  благодарность  Будде и его великому учению в своих великолепных творениях, сияющих золотом и драгоценными камнями.      

Западали в душу и другие более скромные на вид, порой полуразрушенные и слегка подстертые  изображения и статуи. Необъяснимая сила останавливала и задерживала там, где было не так много света, блеска и роскоши. Неудержимо хотелось дотронутся рукой и постоять прикрыв глаза. 

Монастырь Сера, основанный в 1419 году последователями  Цонкапы Сонкье,  в прежние времена насчитывающий более 5 000 монахов. Сейчас же  лишь несколько сотен монахов продолжают  здесь свои ежедневные открытые диспуты, на религиозные темы, горячо и эмоционально отстаивая свою точку зрения. 
 
Рассыпанные в горах, словно горсть риса строения Монастыря Дрепунг, основанного в 1416 Джамгьянгом Чёдже, учеником Цонгкапы  некогда  одним из самых больших монастырей в мире, 10 тысяч монахов проживало здесь. 
 
Храм Джоканг - алтарь Тибета с золоченной крышей и своей главной святыней статуей Будды Шакьямуни из литого золота.
И, конечно, визитная карточка Тибета Дворец Потала на Красном Холме, на высоте 3 700 м во всем своем великолепии и величии.
Взгляд Будды,  сквозь века, проникающий в сердце... Грандиозные  в своем величии образы божеств в сиянии золота и россыпях драгоценных камней, веками отполированные до глянцевого блеска камни монастырских стен.  Здесь неожиданно легко, несмотря на копоть и чад светильников, дышалось.

Будни современных тибетских монахов, не только впустивших нас в свою обитель, но и позволивших прикоснуться  к вечности, вдыхая воздух монастырских сводов:  "Ом", и выдыхая остатки суетности, неуверенности и прочих издержек бытия в социуме.      
 
Рассказы местного тибетского гида, которые несли очень ограниченную и порой спорную информацию, всегда дополнял Андрей Верба. Хотя дополнял, неверно сказано.  Я с огромным интересом слушала все его рассказы, и из каждого следующего зала выходила с  желанием и твердым намерением прочитать, что то еще, обратиться к рекомендованным первоисточникам. Мне кажется глядя на то, с каким интересом и вниманием группа слушала Андрея, это же желание, испытывал и  очередной гид.  

Переезды от монастыря к монастырю, от одного священного места к другому,  из города в город - Шигадзе, Цапаранг, Ганден,  Ступа Кумбум были длительны. Но виды за окном автобуса и впечатление от посещения каждого нового монастыря и храма, щедро компенсировали некоторые неудобства и накопленную в дороге усталость.  Чувствовала я себя прекрасно.  Очень помогали все те же утренние и вечерние практики, из которых я не пропускала ни одной, помня о важности подготовке к Коре. 
 
А между тем, продуманный руководителями маршрут, то поднимал нас на новую высоту, то давал передохнуть чуть ниже,  постепенно помогая адаптироваться.

Приближался Дарчен. Приближалась Кора.
Но до этого была еще незабываемая встреча с озером Мансоравар  и с Королевством Гуге, где ветер метался между плачущих  скал. Очертание, рельефы горных вершин здесь были словно омыты слезами.   Я бы могла попытаться поделится восторгам от захватывающих картин и красок, но оставляю за собой лишь одно право. Умолять всех, кто имеет малейшую возможность увидеть все это своими глазами, пожалуйста, используйте ее.  Не лишайте себя этого чуда. Я в своей жизни, за все свои 55 лет, большего восторга, счастья и вдохновенного полета чувств не испытывала. Хотя были в моей жизни и различные путешествия, и события, и переживания. 
 
Обычно, отправляясь в путешествие, я начинаю скучать по дому и близким, еще до взлета самолета. Сейчас же я забывала скучать. Смотрела во все глаза, дышала полной грудью, любила и наслаждалась общением со всеми участниками группы и была счастлива. 
 
И все же тревожилась мыслью о том, хватит ли сил на саму Кору? Не подведу ли я группу? Справлюсь ли?
Надо сказать, что по мере приближения к Дарчену условия проживания, питание становились все более скромными и аскетичными, но для меня все это уходила на второй план.

И вот настал день 21 сентября.
Кора - священный обход вокруг всей горы, после которого по легенде человек полностью отчищается от плохой кармы накопленной им за несколько жизней.     
 
Не могу поделится возвышенными ощущениями, и похвастаться тем, что смогла учесть все добрые советы и пожелания идти в своем спокойном темпе. Передвигаться, особенно под конец первого дня, все равно получалось рывками, с передышками.  Было не просто. Но дошла. А впереди самый сложный день. Перевал. Долгий переход. В горах сильно похолодало. Выходить нужно было рано в темноту, в ночь. 
 
Шли группами. И коротко общались между собой. Но помимо этого -непрерывный диалог внутри себя. Признаюсь честно, не о чем возвышенном по-прежнему не  думалось. Вопросы были самые разные и ответы очень неожиданные и противоречивые. Всем бы не хотелось делиться. Но среди прочего: Что я здесь делаю? За что? Неужели это когда то закончится?  Куда подевались последние силы?"  Я молилась, каялась и просила прощение. Каждая клетка моего организма по очереди напоминала о себе и требовала освобождения и избавления. Уже за перевалом, после того как наизнанку вывернуло за очередным камнем, стало немного легче. 
 
Почувствовала собственное дыхание.  И даже попыталась выравнивать его. Осознала собственное тело: руки, ноги, частично голову. Полностью пока не получалось. Стала чаще поднимать взгляд к Кайласу. Увидела те самые пирамидальные формы, захватывающие пейзажи вокруг. Когда  смогла сочувствовать тибетцам, продолжающих свой путь не шагая как я, а простираясь в дорожной пыли и камнях, поверила, что дошла. 
 
Второй день коры закончился в гест хаусе. Не было сил переживать о том, что телефон разрядился, и второй день не выхожу на связь с домашними. Сил не было вообще. Но была надежда на то, что  утром силы появятся и все будет хорошо. Оставалась пройти не так уж много. 
 
Но силы не появились. 
 
Была необходимость двигаться. Снова была тревога подвести группу, ограниченную временем прибытия в Дарчен. 
 
И снова волшебная сила поддержки. Володя и Маша из Питера. Как я благодарна вам. Вашему участию. Как от всего сердца желаю, чтобы и с вами рядом в нужную минуту находились люди, способные дать поддержку. 
 
Володя,  твое: "Выдох, выдох, выдох. Короче шаг. Короче. Кайлаш даст нам силы. Он за нас. Он нам помогает" бесценно для меня.   
Мне было очень не просто. Видимо я не тот человек, которого гора Кайлас встретила с распростертыми объятиями и благословила на дальнейший путь и добрые дела. Для этого возможного я и оказалась там, чтобы осознать и продолжать осознавать себя и свое место в этом мире. Я одна из многих кто думает об этом и по возможности работает с сознанием, опираясь на помощь и поддержку Клуба ОМ, опыт и знания единомышленников и соратников, и конечно знания, оставленные нам Буддой и его  учениками.

Есть мнение, что все, что положено получить мне от этой Коры, придет позже. Осознание, ощущение, реальные события.
Но уже сегодня я точно знаю, что получила наверняка. Меня переполняет чувства глубокой благодарности к окружавшим меня людям: и организаторам путешествия, и таким же как я участникам. И желание также пригодится однажды нуждающимся в моей поддержке и участии.

Я вернулась в привычные будни. Но со мной яркими вспышками, думаю надолго, навсегда:  неповторимые нереальные  горные пейзажи, неразгаданная, непреступная и неподкупная в холодном и гордом величии Гора Кайлас, голубое Тибетское небо, сияющий блеск благородного величия статуй Будды, по детски наивные, и в то же время мужественные закаленные и обветренные лица Тибетцев,  добрый грустно улыбчивый Катманду и светлая грусть от того, что распрощалась в аэропорту Домодедово и разъехалась в разные стороны  наша замечательная группа.  

Очень надеюсь, что не навсегда.

Елена Гаврилова

Йога туры с клубом OUM.RU