Измени себя — изменится Мир вокруг

Джатака о способности видеть мысли

«Пусть лошадь пьёт в разных местах…» — это рассказал Учитель, пребывая в роще Джеты, по поводу одного бхикшу (монаха), который был сподвижником Предводителя Дхармы1, а прежде ювелиром. Лишь Будды обладают способностью видеть мысли и желания [существ], у других такой способности нет. Итак, поскольку Шарипутра не обладал такой способностью [видеть мысли и желания] и не знал мыслей и желаний своего сподвижника, он дал ему в качестве объекта для созерцания несовершенство [тела]2. Однако это ему не подходило. Почему? Он пятьсот раз подряд перерождался в семье ювелира. Поскольку он так долго занимался лишь созерцанием чистого золота, несовершенство [в качестве объекта для созерцания] ему не подходило. Так он провёл четыре месяца, даже не сумев понять объект созерцания.

Поскольку Предводитель Дхармы не смог добиться святости (архатства) для своего сподвижника, он подумал: «Наверняка этот человек должен быть обращён Буддой, я приведу его к Татхагате». И пошёл он с ним к Учителю рано утром. Учитель спросил: «По какому поводу, Шарипутра, ты пришёл [сюда] с бхикшу?». Шарипутра ответил: «Я, о Господин, дал ему объект для созерцания, но за четыре месяца он даже не понял суть практики, поэтому я подумал: «Он один из тех, кого обращает Будда» — и пришёл с ним к тебе». Далее Будда спросил: «Шарипутра, какой объект для созерцания ты дал своему сподвижнику?». Он ответил: «Созерцание несовершенства [тела], Бхагаван». Тогда Будда сказал: «Шарипутра, у тебя нет способности видеть мысли и желания существ. Ступай сейчас и возвращайся вечером». После того как Учитель отпустил тхеру, он велел дать бхикшу красивое нижнее и верхнее одеяние, отправился с ним собирать подаяние, и ему подали превосходную твёрдую и мягкую пищу.

Затем он, в сопровождении большой свиты бхикшу, вернулся в монастырь и провёл часть дня в своей благоухающей обители; затем он взял монаха на прогулку из монастыря в монастырь3, сотворил лотосовый пруд в манговом лесу и в нём огромный куст лотоса, создал там большой цветок лотоса и усадил бхикшу там, сказав: «Сиди здесь, бхикшу, и созерцай этот цветок». После этого он вернулся в свои благоухающие покои.

Бхикшу снова и снова созерцал цветок. Затем Бхагаван позволил цветку завянуть. Пока тот [бхикшу] смотрел на цветок, он потерял благоухание и цвет. Затем листья цветка, начиная с края, начали опадать, а через мгновение они все осыпались. Потом посыпались тычинки, и осталась только семенная оболочка. Увидев это, бхикшу подумал: «Этот цветок лотоса был совершенен и достоин созерцания, но теперь его цвет исчез, листья и тычинки осыпались, и осталась только семенная оболочка. Сотворённый таким образом цветок лотоса разложился, неужто ли моё тело тоже распадётся? Воистину, всё подвергнуто распаду!». Таким образом он утвердился в понимании [вещей такими, как они есть] (випассане). Учитель понял, что тот утвердился в випассане, и, сидя в своих благоухающих покоях, он послал ему образ самого себя, и произнёс такую гатху:

«Вырви своё желание,
как вырывают рукой осенний лотос.
Следуй по пути спокойствия к Нирване,
указанной Сугатой»4.

В конце этой гатхи тот [бхикшу] стал архатом, он подумал: «Воистину, я освободился от всех существований» — и произнёс:

«Кто жизнь свою прожил достойно, созрел кто в понимании,
Отбросил страсть, в последней жизни пребывая,
Живёт кто в ясности, кому подвластны чувства,
Сияет тот, как луна, которую не затмевает Раху.
Рассеет он то омрачение, что окутывало его,
Что порождало заблуждение
подобно тому, как пронизанное тысячами лучей солнце
освещает небо потоком света».

Произнося такие и другие гатхи, он ликовал, позже он отправился к Бхагавану и приветствовал его. Также пришёл тхера, почтил Учителя и удалился со своим сподвижником.

Случившееся стало известно среди бхикшу. Тут бхикшу собрались в зале для слушания Дхармы и принялись восхвалять достоинства Десятисильного (Дашабала) такими словами: «Друг тхера Шарипутра не знал мыслей своего сподвижника, поскольку не обладал способностью [видеть мысли], но Учитель прочитал [мысли] и в один день наделил его святостью и способностью к различению. Воистину, Будды всесильные!». Вдруг пришёл Учитель, сел на приготовленное сиденье и спросил: «О чём это вы здесь беседуете, о бхикшу?». Они ответили: «Не о чём ином, о Бхагаван, как о том случае, где ты увидел мысли и желания сподвижника Предводителя Учения». На это Будда сказал: «Неудивительно, о бхикшу, что, став Буддой, я способен видеть его мысли, так же и раньше я был способен видеть его мысли», и он поведал им о былом.

Однажды в Варанаси правил царь Брахмадатта. Бодхисаттва тогда обучал царя [царским] вещам и добродетелям. В это время другую лошадь купали в месте для купания царской лошади. Когда [царская] лошадь спустилась к месту купания, где купалась другая лошадь, она испытала отвращение и не захотела купаться. Тогда смотритель коней пошёл к царю и сказал: «Владыка, твоя лошадь не хочет спускаться к месту купания». Тогда царь отправил Бодхисаттву со словами: «Ступай, о пандит, и разузнай, по какой причине лошадь, которую ведут к месту купания, не идёт туда». Бодхисаттва ответил: «Хорошо, Владыка». И он пошёл на берег реки, посмотрел на лошадь и, заметив, что она не больна, задумался: «По какой причине она не спускается в это место для купания?». Тогда он подумал: «Должно быть, сначала здесь купали другую лошадь; сдаётся мне, что из-за этого она чувствует отвращение и не заходит», и он спросил смотрителей коней: «Кого вы отправили купаться в этом месте до этого?». Они ответили: «Другую лошадь, Господин». Тогда бодхисаттва заметил: «Испытывая уважение к самой себе, она чувствует отвращение и не хочет здесь купаться, ей подобает купаться в другом месте». Увидев так её мысли, он сказал: «Смотритель коней, если человек постоянно будет есть рисовую кашу, приготовленную с топлёным маслом, мёдом и сахаром, то он пресытится ею. Эта лошадь уже много раз купалась здесь, в этом месте, пусть она теперь спустится в другое место для купания и там искупается и попьёт». И он произнёс такую гатху:

«Пусть лошадь пьёт в разных местах,
Один раз здесь, другой раз там.
Ведь рисовая каша тоже человеку приедается,
Если он слишком часто ест её».

Вняв его словам, они отправили лошадь в другое место для купания и дали ей напиться и искупаться. Когда конь напился воды и искупался, Бодхисаттва вернулся к царю. Царь спросил: «Ну как, Дорогой, лошадь попила и искупалась?». «Да, Владыка», — ответил он. «Почему же она сначала не захотела?»— спросил далее царь. «По такой-то причине», —ответил Бодхисаттва и поведал ему обо всём. Тогда царь подумал: «Он видит мысли даже такого животного, воистину, он [великий] пандит», — и он оказал Бодхисаттве огромные почести, и в конце жизни достиг обители своих заслуг [в соответствии c плодами благой кармы]. Бодхисаттва также переродился в обители своих заслуг.

Закончив наставление в Дхарме словами: «Не только теперь, о бхикшу, я вижу мысли того [бхикшу], но и раньше я был способен их видеть», Учитель так отождествил перерождения: «Тогда царским конём был тот бхикшу, царём был Ананда, мудрым пандитом же был я сам».

вернуться в ОГЛАВЛЕНИЕ