Измени себя — изменится Мир вокруг

Джатака о Лакшми и Кали

«Кто ты такая с чёрной краской…» – это произнёс Учитель, пребывая в роще Джеты, по поводу Анатхапиндаты. После того как тот обрёл плод вошедшего в поток (сротапанны), он постоянно соблюдал пять заповедей. Также и его жена, его сыновья и дочери, слуги, которые зарабатывали на пропитание, и все его прислуги соблюдали заповеди.

Однажды монахи в зале для слушания Дхармы завели такую беседу: «Почтенный, Анатхапиндата сам чист и окружён постоянно только благородными людьми». В тот момент пришёл Учитель и спросил: «Монахи! По какому поводу вы сейчас здесь собрались?» Когда они ответили «Так и так», Учитель молвил: «Монахи! Также и в прошлом мудрых окружали благородные люди». После этих слов он поведал о былом.

Однажды, когда в Варанаси правил Брахмадатта, Бодхисаттва был крупным торговцем. Он давал милостыню, соблюдал заповеди и предписания в дни упосатхи. Также его жена соблюдала пять предписаний, также его сыновья, дочери, слуги и прислуги. Повсюду он был известен как торговец Сучипаривара («окружённый благородными»)1.

Он подумал: «Если кто-то придёт, кто является ещё строже в выполнении предписаний, чем я, то неуместно отдавать ему валик, на котором я сижу или постель, на которой я лежу. Ему следует отдать что-то, что до этого не было ни кем использовано».

Поэтому он приказал свои слугам приготовить на каждой стороне по валику, которые до этого не были использованы, и такие же постели. Как-то в это время в небесах четырёх Царей-Небожителей шли дочь Царя-Небожителя Вирупакшы2 Калаканни3 и Шри — дочь Царя-Небожителя Дхритараштры с множественными благовонными мазями и венками к озеру Анаватапта4, чтобы погулять. В этом озере было много места для омовения. В месте для Будд принимали омовение только Будды, в месте для пратьекабудд — только пратьекабудды, в месте для монахов — только монахи, аскеты принимали омовение только в месте для аскетов. В месте для сыновей богов в небесах четырёх Царей-Небожителей и шести других небес омывались только сыны богов, в месте для дочерей богов — только они.

Те же пришли туда и начали ругаться из-за места для омовения, говоря: «Я хочу первой омыться, пусти меня». Калаканни молвила: «Я познаю этот мир, поэтому мне положено омываться первой».

Шри же возразила: «Я здесь, чтобы следить за справедливостью, которая многим людям помогает на пути к власти, поэтому мне положено омываться первой».

Тут они обе подумали: «Четыре Царя-Небожителя должны знать, кому из нас положено первой омываться».

Так, они отправились к ним и спросили: «Кто из нас первой достойна омываться в озере Анаватапта?»

Дхритараштра и Вирупакша ответили: «Мы не можем это решить», — и передали эту задачу Вирудхаке и Вайшраване.

Те же сказали: «Мы также не в состоянии это решить. Отправим-ка их к стопам нашего повелителя». И они послали их к Шакре.

Когда Шакра услышал их слова, он подумал: «Они всего лишь дочери моих поданных, я не могу решить этот спор». Поэтому он им сказал: «В Варанаси живёт один крупный торговец. В его доме находится неиспользованный валик и неиспользованная постель. Та из вас, кто сможет там присесть и прилечь, достойна омываться первой».

Услышав это, Калаканни в ту же секунду улетела из небес, одетая в чёрное одеяние, намазавшись чёрной мазью, украсившись чёрными украшениями. Она была похожа на камень, который был брошен метательной машиной. Она встала во время средней ночной стражи возле двери слуг дворца торговца в воздухе, недалеко от склада, и излучала чёрный луч. Торговец взглянул и увидел её. Увидев её, она ему показалась немилой и неприятной.

Заговорив с ней, он сказал следующее:

«Кто ты такая с чёрной краской,
неприятная на взгляд?
Кто ты или чья дочь ты,
Как следует тебя нам называть?»

Услышав это, Калаканни ответила:

«Я дочь Вирупакшы — Царя-Небожителя,
Свирепая я.
Я скверная Кали 5,
Меня называют птицей несчастья.
Дай место мне, раз я тебя прошу.
Мы хотим у тебя остаться жить».

На это Бодхисаттва сказал следующее:

«С каким мужем, какого нрава,
Каким образом ты хочешь жить?
Раз я спросил, дай мне ответ,
Чтоб, Кали, познакомиться с тобой!»

На это она сказала следующее, чтобы выразить её достоинство:

«Лицемер — роскошный и сердитый,
Скупец — кто жадный и фальшивый,
Такой вот муж мне по душе.
Теряет то, что получил,
Недружелюбный, гневный,
Других кто ложью разлучает,
Кто молвит дурно и свиреп,
Тот мне и по душе.
Кто не видит своей выгоды,
Трудясь сегодня или завтра,
Кто гневается при наставлении,
Кто себя всегда считает лучшим,
Тот муж, что движимый страстями,
Отталкивает от себя отраду,
Такой вот муж мне по душе,
С таким уютно мне живётся».

Чтобы её опорочить, Бодхисаттва сказал:

«Не место, Кали, здесь тебе,
Таких мужей у нас здесь нет.
Иди в другое государство,
По разным городам и странам».

Услышав это, Калаканни огорчилась и тут же сказала:

«И я вижу тебя насквозь,
У вас тут нет таких мужей.
Но на земле живут и злые люди,
Они накапливают богатства,
Но я с моим братом Девой 6,
Мы заставим их исчезнуть».

Когда она удалилась, пришла дочь богов Шри с золотыми одеяниями и мазями и украсившись золотыми драгоценностями. Послав жёлтый луч к двери слуг, она опустилась обеими стопами на землю и встала с глубоким почтением.

Увидев ее, Бодхисаттва сказал:

«Кто эта такая, что опустилась
Здесь на землю с божественной окраской?
Кто ты или чья дочь ты,
Как следует тебя нам называть?»

Услышав это, Шри промолвила:

«Я дочь Царя-Небожителя
Дхритараштры — блаженного.
Я Шри, а также Лакшми 7.
Известна я полнейшей мудростью.
Дай место мне, раз я тебя прошу.
Мы хотим у тебя остаться жить».

Далее торговец спросил:

«С каким мужем, какого нрава,
Каким образом ты хочешь жить?
Раз я спросил, дай мне ответ,
Чтоб, Лакшми, познакомиться с тобой».

Шри отвечала:

«Кто полностью переборол жажду и голод,
Неважно в холод или в жару,
При солнце, ветре, с комарами или змеями,
Кто трудится всё время круглосуточно,
Не откладывает работу на потом,
Тот близок мне и у того живу я.
Кто свободен от гнева, доброжелателен и бескорыстен,
Неважно, выше он по положению, ниже или равен,
Приятный, смирный, с любезной речью и,
Оказавшись на высоком положении, остаётся смиренным,
Такого мужа я благословляю в изобилье,
Как в океане волны струятся.
Кто, будучи другом или врагом,
Неважно выше он по положению, ниже или равен,
Стремится он созидать или разрушать,
Об известном или тайном благоприятно молвит,
И никогда не скажет грубых или суровых слов,
Тому я помогу при жизни и при смерти.
Но тот, кто этого достиг и ведёт себя тупо,
поскольку он прельстился к счастью,
если он кажется прекрасным и ведёт себя несправедливо,
такого скоро я покину, как грязь и нечистоты.
Лишь сам себе создашь ты счастье,
Несчастье ты притянешь сам.
Никто другой ведь не решает,
Счастливый ты или несчастен».

Восхвалив слова Богини Шри, Бодхисаттва продолжил:

«Этот неиспользованный валик и эта неиспользованная постель подходят только для тебя. Присядь и отдохни!» Оставаясь там, она ушла на рассвете и отправилась к небесам четырёх Царей-Небожителей и искупалась первой в озере Анаватапта. Та же постель была названа постелью счастья, так как Богиня Шри дотронулась до неё.

После того как Учитель закончил это наставление, так связал перерождения: «В то время Богиней Шри была Утпалаварна, крупным торговцем Сучипариварой был я сам».